Примерное время чтения: 4 минуты
266

Как оживить деревню

Перепись населения выявила, что в 17 000 российских деревнях фактически никто не проживает.

Многие населённые пункты остались лишь на картах и в памяти одиноких стариков, доживающих свой нелёгкий век.

ОТЫСКАТЬ в Волотовском районе Новгородской области деревню Лошу не так-то просто: пути давно заросли бурьяном, идти приходится, ориентируясь на старые электрические столбы.

Когда-то Лоша была одной из крупнейших деревень в районе. 150 дворов, 300 человек работали в совхозе с многообещающим названием "Новь". Были в ней свой медпункт, пекарня, кузница, магазины. Свиноферма на 500 голов. В начале 80-х люди начали потихоньку перебираться в город, а после перестройки прочь побежали и стар и млад. А этой весной местная молодёжь жгла траву: огонь с полей перекинулся на избы и спалил остатки деревни дотла. Сейчас на месте Лоши чистое поле.

Нацпроект опоздал

КАК применить на деле национальный проект развития сельского хозяйства, не знают ни жители района, ни его администрация.

- Идея, конечно, хорошая, - осторожно говорит первый зам. главы района Сергей Фёдоров, - только вот опоздала она у нас лет на 14... Да, сейчас можно взять кредит. Даже довольно дёшево. Вот только желающих уже совсем не осталось. Во всём районе только одна семья взяла ссуду на 180 тысяч.

20 лет назад вымирание деревни можно было остановить. Для этого требовалось провести людям воду, газ и проложить асфальтовые дороги. К ныне покойной деревне Лоша тянули дорогу, заасфальтировали 4,5 км бездорожья. Оставалось три, но тут грянула перестройка.

"С деревней случилось самое страшное, - констатирует глава Волотовского района Юрий Творогов, - из неё исчезли люди. Их можно понять: лучше стоять в ларьке по восемь часов, чем сутками не разгибать спину в поле. До перестройки у нас было 7 совхозов, сегодня осталось только два. В нашей местности "неуверенное" земледелие: в один год может быть засуха, в другой - проливные дожди. Рассуждать о развитии района было бы, мягко говоря, неосмотрительно".

С 1971 г. Волотовский район потерял 34 деревни - по одной каждый год. В некоторых деревнях осталось всего по два дома, в которых живут два старика. А где-то дома стоят и вовсе пустые: люди приезжают раз в год свою малую родину проведать. Несколько лет подряд на 1 рождающегося ребёнка приходится 4 смерти.

Солярка втрое дороже молока

МЫ ПРОЕХАЛИ по району. Картина жуткая. В 1992 г. колхоз приватизировали. Денег на зарплату не было. Директор начал распродавать машины, трактора и т. д. Дальше жители стали разбирать постройки на кирпичи. "А что мы могли сделать? - разводит руками С. Фёдоров. - Это была частная собственность. Не был готов народ к приватизации. Всё растащили, распродали и остались ни с чем".

- До чего мы дожили! - восклицает Творогов. - Содержать корову в деревне невыгодно! Литр молока дороже 5 рублей не продать. А сколько надо вложить в неё сил?

Зато все остальные цены берут за горло. Солярка и бензин - втрое дороже молока. Машина дров со всеми скидками для пенсионеров обходится в 1200 рублей. На зиму надо 2-3. Мешок комбикорма для поросёнка стоит 250-300 рублей. Несмотря ни на что, люди здесь живут. Кто в городе работает, кто подсобное хозяйство держит. Собирают клюкву. За сезон, говорят, можно на дешёвую машину заработать.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно