385

Загадки древних цивилизаций. Следы богов. Их секс имел дальний прицел

Аймара, потомки инков и великой древней цивилизации, живут на плавучих островах озера Титикака. Есть доказательства того, что их предки скрещивались с нелюдьми.

В ЧАСТНОМ музее Рауля Ларко Эрреры на окраине Лимы, несмотря на дорогие входные билеты - $10, всегда многолюдно. Причём зрители оттирают друг друга от стеклянных витрин отнюдь не в зале золота инков, а в стоящем особняком зале эротического искусства.

Здесь выставлена керамика древнеперуанского племени мочика, жившего на Тихоокеанском побережье севера страны. Имя, данное археологами по названию местной деревушки, разумеется, условное. Осмотрев до этого в Музее археологии несколько десятков произведений мочика, я уже знал, что скульпторы этого народа признавали исключительно реалистический метод в искусстве. Поэтому, увидев изображение мужчины в состоянии сексуальной боеготовности, я не был склонен считать срез его головы в виде обода с отверстиями следствием художественного вымысла.

Если лама, вылепленная скульптором мочика, как две капли воды похожа на ламу, пасущуюся сегодня на горном плато, почему мужчина-мочика не мог быть портретирован столь же безупречно точно?

Видимо, для людей той культуры зачатие и роды были такими же естественными процессами, как охота или поклонение богам.

Среди сюжетов музея есть сцена спаривания человека (если можно так назвать антропоморфное существо с зубчатой короной на голове и длинными продырявленными ушами) и животного, ну, по крайней мере, кентавра. Что это? Пресловутая зоофилия, за пристрастие к которой древние пророки клеймили современников? Или осознанное выведение новой породы существ?

Они не ждали милостей от природы

ЛИЧНО мне более вероятной кажется вторая версия. Хотя бы потому, что совокупление представителей разных видов - постоянный сюжет древних художников Альтиплано. На гравированных камнях Ики (см. репортаж о них в "АиФ" N 16) неоднократно встречаются сцены любви существ разной природы. А на одном из камней изображены двое мужчин на пике эрективного самозабвения. Сотрудница музея даже обозначила этих персонажей как гомосексуалистов. Но я заметил одну деталь, ставящую под сомнение её вердикт: в специальный сосуд стекает сперма героев композиции. Зачем? У меня догадка одна - наверное, весь смысл этой малоэстетичной сцены состоит как раз в сборе генетического материала.

И, словно подтверждая эту версию, камни Ики продемонстрировали генетических мутантов, которых мы с вами не знаем даже в эпоху расцвета биологии. Вот странное существо с двумя журавлиными головами, разбегающимися на длинных шеях в противоположные стороны. А вот муха - не муха, но что-то насекомообразное, стоящее на двух крепеньких ножках с клещевидными копытами.

Очевидно, межвидовой секс был для древних обитателей Кордильеров средством выведения существ с заданными свойствами: то ли пришельцы из других, более продвинутых миров таким образом оставляли нам свой интеллектуальный багаж; то ли жители Земли путём скрещивания улучшали собственную породу.

Секс для них меньше всего был удовольствием, но наверняка - продлением себя. Как в пространстве - если всё же это были пришельцы, так и во времени - когда одним или двумя сексуальными партнёрами оказывались покойники. Предшественники инков, как и сами инки, и нынешние их потомки - народы кечуа и аймара - убеждены в бессмертии человека. Причём в буквальном толковании понятия. Секс за гробовой доской с участием скелета - рядовой сюжет в керамике мочика.

Даром что с хвостами

НО КОМПОЗИЦИЮ, поразившую меня больше всего, я встретил в Ла-Пасе, столице Боливии, в Музее этнографии и фольклора. Два длиннохвостых существа, более всего похожих на низших обезьян, несут на плече бревно, к которому приторочена люлька с младенцем. Надо ли объяснять, что столь разумного поведения не наблюдается даже у высших обезьян - таких, как шимпанзе, гориллы, орангутанги. Когда же я заглянул в лица (именно в лица, а не морды) чадолюбивых родителей, увидел такую сосредоточенность и заботу, умело переданную художником, что больше не смею применять слово "обезьяны" к этим интеллектуальным и духовным существам.

К сожалению, научная сотрудница музея Виолетта Скорца к моим предположениям отнеслась скептически и заверила: это всего лишь зооморфная композиция.

Думаю, осторожность музейных работников объясняется как привычным консерватизмом, так и вялостью археологической науки в Перу и Боливии. Четверть века назад ЮНЕСКО оградила античные памятники этих стран от разграбления немцами и американцами. Но, когда учёные развитых стран потеряли практический интерес к культурному наследию доинкских народов, его изучение пришло в упадок. Вот и приписывают все достижения инкам, не замечая, что тысячелетиями ранее на этой земле жили иные разумные существа.

Кстати, древняя высокоразвитая цивилизация могла иметь не региональный, а планетарный масштаб. Об этом - в следующем репортаже.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно