Примерное время чтения: 5 минут
83

Боль "бабьего царства"

САДИШЬСЯ пить чай с мамой и дочкой Саввиновыми - и держишь в голове одну простую вещь. Вики скоро может не стать.

НО ЭТО ещё можно исправить. А пока остаётся лишь пить чай и задавать вопросы. Если решишься.

ВОПРОСЫ, например, такие. Очень ли ей больно, когда она, прикусив губу, присаживается передо мной на краешек табуретки? Очень ли страшно, когда думает об операции? И каково это - умирать в 26 лет?

Но я ни о чём таком не спрошу. Духу не хватит. Да Вика Саввинова, диспетчер такси, мне бы и так не ответила. С нами ведь её мама сидит, Людмила Даниловна, повар. А они стараются друг друга беречь, не тревожить.

Когда в больнице города Якутска, куда Людмила Даниловна привела дочь, её позвала к себе в кабинет заведующая отделением, Вику они попросили остаться за дверью. Заведующая была одноклассницей Людмилы Даниловны и сказала всю правду. "Специалистов, которые могли бы вылечить Вику, у нас в республике, к сожалению, нет. А не лечить мы не имеем права. Люда, будем делать ей хотя бы химию. Нещадящую. Пойми сама..."

Двери в кабинете у заведующей были, наверное, тонкие, и до Вики всё долетали эти слова, повторённые многажды: "К сожалению, к сожалению, к сожалению..." В Республике Саха не лечат, к сожалению, саркому - рак кости.

"Вы хотите её потерять?"

"МАМА, а как же я теперь на работу ходить буду? Мне же дочу растить надо..." - сказала Вика Людмиле Даниловне, когда та вышла из кабинета. Вика ведь тоже мать - и она первым делом подумала о Кристинке, которой осенью в школу.

"Мама, что это у тебя такая шишка на попе?" - спрашивала её Кристинка.

"Не страшно, Криса. Маме болячку вылечат..." - отвечала Вика и шла к Людмиле Даниловне. "Мама, мне больно, погладь..." - и чуть-чуть проходило.

- Потом в Якутск приехал на консультацию специалист из Москвы. Увидел Вику. И как заорёт на всех: "Вы что, хотите её через пару месяцев потерять?! Вылетайте срочно в Москву!" Направление дал, - вспоминает Людмила Даниловна. - Я к одноклассникам своим бросилась. Они нам денег собрали на дорогу и на первое время.

У Люды Саввиновой, одной из всего класса, оказалось пятеро детей и четыре внучки. А вот мужей у них с Викой не оказалось. Бабье царство.

- А когда мы приехали в Москву, тут доктор сказал, что у Вики уже вторая стадия. Если бы, говорит, была только первая, то просто опухоль бы соскребли, а так уже нужна замена кости. Но квоту в Якутске нам дали только на лечение, а эндопротез подвздошной кости, оказалось, нужно самим покупать... Нам как всё объяснили, я за голову схватилась! Бросилась своим ребятам звонить - они ещё 11 тысяч нашли, выслали. А надо все двести! Потом одна одноклассница звонит и говорит: "Люда, я всё выяснила, записывай. Есть у нас в России такой благотворительный фонд газеты "АиФ"... - уже не вытирая слёз, захлёбывается Викина мама. - Ну а дальше вы знаете. Я только одно не могу понять: неужели у вас в Москве вот так вот бывает? Чтобы прямо вот так незнакомому человеку помогать?! Я всё никак представить не могу, что так бывает... Это что, правда?

"Надо жить, надо красить ресницы"

И Я, ПОПЕРХНУВШИСЬ чаем, искала слова, чтобы объяснить Саввиновым эту правду... И всё думала, чья же боль сильнее - мамы или дочери. Дочери - перед смертью или матери - перед потерей, что и смерти страшней...

"Вика, нам надо жить, надо верить, а ну-ка соберись! Надо улыбаться, надо красить ресницы", - шепчет Людмила Даниловна дочери. Дочь собирается - и, проглотив комок, звонит своей дочери в Якутск: "Кристина, надо тётю слушаться. Вот маму вылечат, и я куплю тебе ту Барби. Помнишь, мимо которой мы с тобой так долго ходили..." "Вот только меня вылечат, и будет всё, всё, всё..." - говорит она уже про себя, но это читается и по глазам.

- Если бы я пожилая была, старая, тогда да... А так, извини, мне же 26 лет... - будто просит прощения Вика, пытаясь объяснить, зачем ей нужны 200 тысяч. Объяснить то, что не требует объяснений. Мне тоже 26 лет.

С Саввиновыми мы попрощались за руку. Чтобы им было точно известно, что я и вы, стоящие рядом, - настоящие, что это всё правда. И чтобы я была уверена, что Вика - тёплая и живая. Пока.

Программа "АиФ. Доброе сердце" начинает сбор средств на эндопротез для Вики Саввиновой.


ТЕМ, КТО ХОЧЕТ ПОМОЧЬ

ДЛЯ тех, кто решился поддержать подопечных Благотворительного фонда газеты "Аргументы и факты", мы публикуем банковский счёт.

Благотворительный фонд "АиФ. Доброе сердце", номер счёта 40703810940170358401 в АКБ "Промсвязьбанк"(ЗАО), ИНН 7701619391, БИК 044583119, номер корр./сч. 30101810600000000119, для программы "АиФ. Доброе сердце" (НДС не облагается).

Образец заполнения бланка


Валютные переводы
Благотворительный фонд "АиФ. Доброе сердце"
101000, Москва, ул. Мясницкая, д. 42
ИНН 7701619391, КПП 770101001
JSCB "Promsvyazbank" (CJSC)
Moscow, Russia, SWIFT: PRMSRUMM

Доллары США (USD) N 40703840240170358401 with
Deutsche Bank Trust Company Americas,
New York, NY, USA
SWIFT: BKTR US 33
Account No. 04410090

ЕВРО (EUR) N 40703978840170358401 with
Deutsche Bank AG
Taunusanlage 12, 60325 Frankfurt/Main Germany
SWIFT: DEUT DE FF
Account No 10094751040000

Телефон/факс (495) 221-56-28, dobroe@aif.ru

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно