Примерное время чтения: 8 минут
156

Александр Абдулов. Он постарался, но...

Ранним утром 3 января не стало актёра Александра Абдулова. Он ушёл тихо, во сне. Не мучая близких и почти не мучаясь сам.

ОН знал, что неизлечимо болен. Об этом знала вся страна. И мы следили за сообщениями о состоянии любимого актёра, и жалость и боль сплетались в сложный узор с надеждой на чудо. А вдруг он сможет - переборет, убежит?.. Слишком сильно он любил жизнь, слишком жадно жил, чтобы вот так - раз! - и умереть... Но чудеса бывают только в кино. Они - в тех фильмах и ролях, что он сыграл: в "Обыкновенном чуде", "Чародеях", "Колесе фортуны", "Гении", "Мастере и Маргарите", "С любимыми не расставайтесь". Его фильмы остались нам навсегда, а он сам - ушёл. Его последними словами, обращёнными к зрителям, были -вы помните? - "он постарается."

Сегодня только для читателей "АиФ" о своей дружбе с актёром вспоминают французский модельер Пьер Карден и актриса театра "Ленком" Елена Шанина.

Пьер Карден: "За свои 54 он cделал больше, чем я за 85"

- Когда я узнал о кончине Саши Абдулова, первая мысль, которая пришла мне в голову: "Почему всё так? Почему я - старик, которому уже далеко за восемьдесят, всё ещё здесь? А он, которому едва за пятьдесят, уже ушёл? Это неправильно, всё должно быть наоборот. -Карден задумался и добавил: - Наверное, за свои пятьдесят четыре он успел сделать то, что я не успел за свои восемьдесят пять...

В моём знакомстве с Абдуловым "виноват" Андрей Вознесенский. Однажды он рассказал мне, что работает с молодым композитором Алексеем Рыбниковым над рок-оперой по мотивам его поэмы "Авось". Для меня было шоком узнать, что в Советском Союзе разрешили поставить рок-оперу, и первое, что я сделал, когда в очередной раз приехал в Москву, пошёл с Андреем смотреть репетицию той самой рок-оперы... И влюбился сразу во всех и во всё. И ещё я понял: такую жемчужину нужно показать миру и начать нужно с Парижа.

После репетиции, пока мы ждали артистов, Андрей Вознесенский пытался мне объяснить название спектакля. С "Юноной" никаких проблем не было. Всё понятно -богиня брака и материнства. А вот для объяснения слова "авось" (которое в полной мере существует только в русском языке) Андрею пришлось потрудиться. Европейцу очень трудно понять, что конкретно имеет в виду русский, когда произносит слово "авось". Тогда Андрей сказал мне: "Авось у тебя получится привезти наш спектакль в Париж, а может, и в другие страны". В этот момент к нам подошёл один из артистов труппы - это был Саша Абдулов. Вознесенский спросил у него: "Саша, ты веришь в "авось"?" "Конечно, - ответил Абдулов и весело улыбнулся, - если бы не верил, то не приехал бы в Москву, не стал бы актёром и не играл в нашем спектакле!" Вот таким я и запомнил его на всю жизнь - молодым, красивым, улыбающимся и верящим в "авось". И такой заразительной оказалась его вера, что и я поверил в этот ваш русский "авось" (хотя это противоречит законам бизнеса) и решил привезти "Юнону" и "Авось" в Париж, несмотря на колоссальные затраты (мне это стоило более 1 млн. евро) и безумные политические и физические трудности... Но "авось" сработал! Меньше чем через год спектакль был в Париже!

Но русский "авось" не даётся в руки просто так, без сложностей. Накануне премьеры спектакля в "Эспас Карден" русские сбили корейский самолёт, и на первое представление пришло не более ста человек. На следующий день французские газеты кричали о провале "нелепого" предприятия "безумного" Кардена. Но мы с "Ленко-мом" решили не сдаваться, понадеявшись на тот самый русский "авось". В это же время в Париже проходили гастроли американских артистов, и, созвонившись с бродвейским продюсером, я уведомил журнал "Пари-матч" о том, что на площади Согласия произойдёт нечто необычное... И действительно, советские и американские актёры очень быстро нашли общий язык. В этот же вечер вся американская труппа была на "Юноне" и "Авось", а затем до утра все вместе (более трёхсот человек!) веселились в ресторане.

После этого случая почти все спектакли "Юноны" и "Авось" проходили при аншлагах. Правда, не обошлось без казусов. Так, например, пожарные потребовали от Захарова, чтобы факелы, с которыми Саша Абдулов выходил на сцену и размахивал ими, были привязаны к его рукам для безопасности. Он действительно так страстно ими манипулировал, что казалось - вот-вот зашвырнёт их в публику.

Вообще что-то в Саше было такое особенное, этакое безумное очарование, что было совершенно невозможно оставаться к нему равнодушным. Вся женская половина моей компании приходила на спектакли и репетиции, чтобы познакомиться с Абдуловым...

А потом случилась поездка в Америку, на Бродвей, где русский спектакль шёл в течение 3 месяцев.

На прощание, перед отъездом труппы из Франции, я подарил Саше белого щенка, которого он назвал... Авось! Так наш "авось" приехал из Москвы в Париж и вернулся обратно.

Затем пришли другие времена, и мы стали встречаться с артистами "Ленкома" чаще - и в Москве, и в Париже. Саша всё время приезжал на Неделю русского кино в Париж, и каждый раз мы с ним часами говорили о прошлом, о будущем, строили планы. Так, мы оба хотели отметить 25-летие приезда "Юноны" и "Авось" во Францию. У Саши родилась идея сделать юбилейный спектакль прямо в гавани Сан-Франциско, там, где Кончит -та ждала графа Резанова. Мы даже уже начали готовить это замечательное событие... Но теперь, когда Саши не стало, я не думаю, что это произойдёт. Но я обязательно привезу в следующем году "Юнону" и "Авось" во Францию на фестиваль, который организовываю в замке маркиза де Сада, - я его выкупил и восстановил. Я уверен, что молодые исполнители, которые заменили тех, кто приезжал в Париж в 1983 г., так же ценят и верят в любовь, верность, счастливый случай и... АВОСЬ!

Елена Шанина: "Саша торопился жить"

Актриса театра "Ленком" Елена Шанина: "Мы с Сашей вместе играли в самом первом его спектакле. Он был тогда, в 70-е, как с обложек журналов - молодой, красивый, светлый. Несмотря на такую внешнюю лёгкость, Саша оставался очень принципиальным человеком. Всем известна история с храмом Рождества Пресвятой Богородицы, который находится рядом с театром "Ленком". Мы чуть ли не всей труппой воевали за этот храм с государством. И только Саше удалось придумать так называемые "Задворки" - это стало одновременно названием и фестиваля, и территории, на которой стоит этот храм. Саша с друзьями собрал деньги, отреставрировал его и передал Патриархии.

Он так спешил жить! У него параллельно существовало невероятное количество всевозможных проектов. Саша мог без умолку рассказывать о них. Я иногда его даже прерывала: "Саша, я тебя даже слушать уже устала! А ты всё не устаёшь. Когда же ты отдыхаешь?" А он отвечал: "Подожди, ещё месяца три пройдёт - и тогда я точно отосплюсь". Это чувство скоропостижной кончины, мне кажется, постоянно жило где-то в глубине его души. Видимо, поэтому он так спешил - любить, работать, дружить. Жить! И конечно, его организм износился. Ведь он и до этого страшного диагноза сильно болел. У него были давние проблемы с сосудами на ногах. Но он очень торопился всё успеть. Я нечасто бывала в компаниях, с которыми отдыхал Саша, - у меня бы здоровья просто не хватило так гулять! Но, когда Саша не выезжал с театром на гастроли, сразу же чувствовалось его отсутствие. После спектакля все просто расходились по номерам, никто не организовывал банкетов, не рассказывал часами всевозможные байки... Он хотел начать и даже начал уже другую - новую жизнь. Жизнь, в которой он стал наконец замечательным отцом, прекрасным мужем. Но, к сожалению, времени на эту жизнь ему оказалось отпущено так мало!"

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Дочь Александра Абдулова получила маленькую "Нику"

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно