Примерное время чтения: 10 минут
424

Знаменитые грузины говорят...

На территории Российской Федерации проживает около миллиона грузинских граждан, это при том, что население Грузии - 4,6 миллиона.

Мы попросили знаменитых выходцев из Грузии, которые своим творчеством и талантом добились славы и признания, живя в России, прокомментировать российско-грузинский конфликт.

- Как лично Вы относитесь к сложившейся ситуации между Россией и Грузией?

Тамара Гвердцители, народная артистка Грузии:

- Это сложный вопрос. Могу сказать, что для меня конфликтная ситуация, которая возникла между Россией и Грузией - очень болезненная. Вместе со всем народом я глубоко переживаю и скорблю, поскольку между странами, которые всегда мирно ладили, в которых существовала взаимопомощь и содействие, возникло напряжение, которое не приведет ни к чему хорошему. Поэтому для меня обострение в отношениях двух государств кажется искусственно созданным ажиотажем, в котором политики ищут виновного. Вы понимаете, что всегда найдется "мальчик, которого бьют".

Борис Акунин (Григорий Чхартишвили), писатель:

- С возмущением. Обе стороны ведут себя по-идиотски, но больше претензий у меня к Москве. В подобных конфликтах тот, кто больше и сильнее, должен вести себя разумней и великодушней. Потому что мера ответственности выше. Мне вообще кажется, что политика нашего государства по отношению к близким соседям в последние годы просто губительна. Хорошие отношения у нас почему-то складываются только с диктаторскими или полудиктаторскими режимами. Пора бы понять, что политика выкручивания рук - исторический анахронизм. Насильно никому мил не будешь.

Диана Гурцкая, певица:

- Меня очень расстраивает все происходящее сейчас. За политические действия, как всегда, расплачиваются простые люди. А поток информации, идущий из СМИ обеих стран создает ощущение какой-то булгаковской коммуналки: со спрятанными в карман пальто пельменями и тайной беременностью.

Сосо Павлиашвили, артист:

- Что бы ни происходило в мире, я уверен, что Грузия и Россия должны развиваться и идти вперед рука об руку. Уверен, что будет процветать Россия, а Грузия благоденствовать рядом с ней. Все мое творчество и жизнь - это призыв против национальной розни. Наши народы всегда дружили и помогали друг другу, встречая удары судьбы в едином строю

- Нино Катамадзе, вокалистка группы Insight:

- Это ужасно...

Николай Цискаридзе, артист балета:

- Без комментариев. Могу только сказать, что я родился и вырос в Москве....

- Допускаете ли Вы возможность шпионажа со стороны задержанных на территории Грузии российских офицеров?

Тамара Гвердцители:

- Вы знаете, ничего по этому поводу сказать не могу. Это политика.

Борис Акунин:

- Запросто. Не секрет, что наши спецслужбы часто ведут себе на территории бывших союзных республик, как на собственной кухне. Этакая отрыжка имперских амбиций.

- Когда Вы в последний раз были в Грузии? Вам известно, как относится грузинское население к сложившимся отношениям между государствами?

Тамара Гвердцители:

- Грузия - моя родина. Я бываю там достаточно часто и, конечно же, чувствую реакцию обычных людей. Понимаете, всегда существует некое разделение между политической стороной общества - партии, выборы, референдумы, и простыми людьми, которые ходят на работу, воспитывают детей... Мне кажется, что в случае с проблемами между Россией и Грузией как раз имеет место подобный случай: политики уделяют мало внимания "другой стороне медали", то есть из-за подобных ситуаций несомненно страдают люди, ведь в результате политика, как мощный аппарат власти существует отдельно от народа.

Борис Акунин:

- Я был в Грузии всего один раз в жизни, недолго и давно, так что знаю про эту страну очень мало. Меня в этой истории гораздо больше занимает Россия - страна, в которой я вырос и живу.

Диана Гурцкая:

- Меньше месяца назад, у меня был концерт в Батуми. Со мной был мой коллектив, в котором есть и русский, и украинец, и еврей, и латыш. И никто из нас не почувствовал отношение к себе, как к представителям враждебного государства. Все жители Грузии, с которыми мы общались, уверены, что двухсотлетнюю дружбы не сломать за пару недель.

Нино Катамадзе:

- В настоящий момент я нахожусь в Грузии, где у меня был запланирован ряд концертов и выступлений. В воздухе чувствуется напряжение. Безусловно, мы все переживаем...

- Насколько демократичным был приход к власти Михаила Саакашвили?

Тамара Гвердцители:

- Выбор главы государства всегда очень ответственный и решающий шаг в судьбе любой страны. Я не могу ничего сказать о демократии в Грузии, однако если Михаил Саакашвили был избран, мне кажется, для этого имеются все основания.

Борис Акунин:

- Понятия не имею. А насколько демократичным был приход к власти Владимира Путина?

- Что Вы можете сказать о новых реформах и проамериканской политике грузинских властей?

Тамара Гвердцители:

- К сожалению, я не владею подобной информацией. Могу лишь добавить, что искусственно созданный ажиотаж в отношениях должен скоро прекратится. Мы все в это верим.

Борис Акунин:

- Опять-таки ничего про это не знаю.

- Как Вы считаете, насколько "неоправданно болезненной", как считают грузинские политики, является реакция России на задержание военных?

Тамара Гвердцители:

- Политические интриги, в которые политики пытаются втянуть народы и посеять между ними вражду опять-таки созданы специально для того, чтобы поссорить государства. Реакция на происходящее может быть очень разной. Но важна причина.

Борис Акунин:

- Мне нет дела до грузинских политиков, но та милицейско-административная истерия, которую сладострастно устроили наши власти, мне глубоко отвратительна. И дело вовсе не в том, что я по происхождению грузин. Точно так же меня возмутило бы избирательно-предвзятое отношение к любой другой нации.

Диана Гурцкая:

- Я считаю, что политика любит тишину. И обе стороны должны об этом помнить. Что никому не удаются успехи с кавалерийского наскока. Хотя какие успехи? Одни потери

- СМИ утверждают, что генсек ООН Кофи Аннан поддержит претензии РФ к Грузии. Повлияет ли этот факт на разрешения конфликта?

Тамара Гвердцители:

- Возможно да, впрочем, для этого необходимо время.

Борис Акунин:

- Не знаю. Я в политике плохо разбираюсь.

- Владимир Путин назвал происходящее "шпионским скандалом" и предостерег Буша от поддержки действий Саакашвили. Как Вы считаете, насколько выгодна США дестабилизация отношений России и Грузии?

Тамара Гвердцители:

- Я думаю, любая дестабилизация не может быть выгодной.

Борис Акунин:

- Не думаю, что для американской администрации изоляция России - это приоритетное направление в политике, но наверняка в Вашингтоне имеются силы, которые захотят извлечь из этого конфликта выгоду.

- Считаете ли Вы, что у Грузии нет будущего без России?

Тамара Гвердцители:

- У Грузии есть прошлое, будет и будущее. О России я скажу то же самое. Связующее звено между государствами нарушено, но я верю в то, что оно восстановится.

Борис Акунин:

- Наверное, оно возможно. Но это будет означать коренную ломку очень долгих и тесных связей. Думаю, обеим сторонам от этого будет хуже.

Диана Гурцкая:

- Я уверена, что в эпоху глобализации нет места огороженным крепостям. Мы все - часть евразийского континента, с общими прошлым и будущем.

- Как Вы прокомментируете приостановление Россией авиационного, железнодорожного, и автомобильного соединения с Грузией?

Тамара Гвердцители:

- Я бы назвала этот момент паникой и неправильным политическим ходом. Еще раз подтверждается тот факт, что о людях заботятся мало.

Борис Акунин:

- Если цель этой акции - еще больше настроить простых граждан Грузии против России, то акция несомненно удалась.

Нино Катамадзе:

- Из-за прерванного железнодорожного сообщения я и моя группа пытаемся сейчас въехать на территорию России через Украину. 11 октября у нас запланирован концерт в столичном клубе "Икра" - это будет наше последнее выступление. Уже отменены ряд больших сольных концертов в Москве - все это из-за происходящего...

- Госдума готовит законопроект, который ограничит возможности грузинских граждан, работающих на территории России. Каковы могут быть последствия этого закона?

Тамара Гвердцители:

- Если закон будет принят, несомненно возможности будут ограничены. Но человек всегда способен найти выход из сложившейся ситуации, поэтому мне кажется, что люди начнут искать этот выход. Или другие пути.

Борис Акунин:

- Вероятно, наступление фашизма в нашей стране.

Диана Гурцкая:

- Я не уверена, что реализаторы закона будут всегда различать грузин-граждан Грузии от грузин- российских граждан. Закон должен устанавливать общие правила. И иностранцы не должны подразделяться на грузин, американцев или камерунцев. К большому сожалению, сегодня в России есть люди, которые очень хотят в известный лозунг "+ спасай Россию!", добавить "Бей грузин!" Слава богу, что они не при власти. Хотя во власть Гитлера никто не верил до его прихода.

- Сталкивались ли Вы с негативным отношением к Вам, как к лицу "кавказской национальности"?

Тамара Гвердцители:

- Нет, не сталкивалась.

Борис Акунин:

- Да из меня грузин никакой. По виду или по речи определить мою нацпринадлежность непросто. Если бы я был красавец-брюнет с орлиным носом - другое дело.

Гурцкая:

- Да, сталкивалась. Мне мои поклонники говорят: "Почему Вас нет на телеэкране?". А потому что есть у определенных менеджеров эфира позиция: "Слепая, Да еще грузинка. Нет, зрителю она не нужна". И что с этим сделаешь? В суд пойдешь?

В заключение добавлю: Я - грузинка. И горжусь этим. Я - россиянка. И горжусь этим. Все, кто принимает решения, остановитесь! Я никогда не смогу занять одну из сторон! Я люблю Грузию, которая научила меня петь, дала образование. Я люблю Россию, которая поверила и признала меня, которая подарила мне самого близкого сегодня человека - моего мужа! Заройте топор войны! Ради будущего наших детей!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно