Примерное время чтения: 5 минут
125

На панацее от рака наживаются шарлатаны

Почти каждую неделю СМИ разражаются сенсацией: в лаборатории N изобрели лекарство от рака. Но сногсшибательного прорыва в онкологии удивительным образом не случается, и больных лечат точно так же, как 10 - 15 лет назад. Почему? Неужели все эти открытия - полная туфта? Или просто практическая медицина не поспевает за наукой?

Начать надо с того, что лекарства от рака не может существовать в принципе. Опухоли разных локализаций (рак легкого, желудка, мочевого пузыря, яичников и т. д.) отличаются по структуре и поэтому реагируют на разные лекарства. Что эффективно в борьбе с одной опухолью, совершенно бесполезно при другой. И биться над одной панацеей для разных болезней бессмысленно.

Серьезные люди не бросают слов на ветер. Фармацевты прекрасно знают, что от получения нового вещества до его продажи как лекарства в аптеке проходит не один год.

"Каждый новый препарат, - рассказывает заместитель директора МНИОИ им. П. А. Герцена по научно-клинической работе, доктор медицинских наук, профессор Алексей Владимирович БУТЕНКО, - проходит несколько стадий испытаний: экспериментальную, клиническую и наблюдения за отдаленными результатами. Сначала препарат испытывают в лаборатории на крови, тканях, на животных; потом в стационарах - на больных, причем на огромном числе пациентов, до тысячи человек, только после такого количества наблюдений можно судить об эффективности лекарства. Наконец, специалисты проверяют, не имеет ли препарат серьезных побочных эффектов, сравнивают с результатами лечения традиционными лекарствами. Если все стадии испытаний прошли успешно, результаты их публикуют в научных журналах и препарат рекомендуется для широкой клинической практики".

Вся медицина сейчас строго контролируется: на любой вид деятельности, в том числе на право проведения экспериментальных исследований, клинических испытаний, необходимо иметь лицензию. У "первооткрывателей" зачастую ее нет. Но для больных и их родственников это не имеет значения, для них важна любая надежда. Благодаря неоправданной шумихе вокруг "открытий" она часто оказывается ложной.

Нобелевская премия ждет

А ВДРУГ это зависть? Вдруг нетитулованные изобретатели действительно находят панацею, но из-за бюрократических препон и зависти больших начальников мечта человечества оказывается погребена под бумажками? "За открытие полагается Нобелевская премия, - считает Бутенко. - Над проблемой рака бьются сотни центров и институтов во всем мире, но за последние годы крупного переворота в онкологии никто не совершил. Появились интересные разработки, но сейчас они находятся на стадии экспериментального подтверждения, даже к клиническим испытаниям пока не приступали.

Сотрудники нашего института каждый год получают патенты, но мы никогда не называем наши результаты открытием. Многие псевдооткрытия были сертифицированы на уровне экспериментальных работ, но для громких заявлений этого крайне мало. Бывают и просто аморальные случаи, когда без предварительных экспериментальных исследований препараты пробуют на больных, как на подопытных кроликах.

Когда какая-нибудь лаборатория через СМИ во всеуслышание заявляет о своем открытии, мы вообще никак на это не реагируем, потому что знаем, что эти громкие слова ничем не обоснованы и не подтверждены. К тому времени, когда препарат подходит к последней стадии испытаний, специалисты уже хорошо знают о нем из публикаций в научных журналах, где исследователи обязательно рассказывают о промежуточных результатах своей работы.

Серьезные болезни - большие деньги

ЕСЛИ никакого открытия на самом деле не происходит, зачем тогда нужна шумиха? "Ради денег, - отвечает руководитель отделения химиотерапии МНИОИ им. П. А. Герцена, кандидат медицинских наук Лариса Владимировна БОЛОТИНА. - О сенсациях заявляют либо шарлатаны, не имеющие моральных принципов, либо врачи, не соблюдающие медицинскую этику. Наши пациенты часто вынуждены покупать даже традиционные лекарства, доказавшие свою эффективность, хотя они полагаются им бесплатно. Когда диагноз только ставят, больной еще продолжает работать, у него есть сбережения, но после продолжительного лечения многие оказываются за чертой бедности. И ни один из тех, кто якобы изобрел панацею, не предложил им свое чудо-средство бесплатно. Все они гонятся за наживой. Если кто-то создал панацею от рака, почему он не проведет испытания? Чтобы доказать эффективность своего изобретения, нужно просто дать какую-то часть препарата на испытания в любое серьезное онкологическое учреждение.

Очень часто людям, которые узнали диагноз, нужно время для моральной реабилитации, потому что большинство воспринимает его как однозначный смертный приговор, хотя болезнь достаточно хорошо лечится. Пусть мы не гарантируем полного излечения, рост опухоли все равно можно затормозить, "зафиксировать" и значительно продлить человеку жизнь. Если женщине - 30, а ее ребенку - 5, дать ей хотя бы 5 лет, чтобы она могла вырастить его до десяти лет, - это уже наша большая победа. А на ранних стадиях рак зачастую вообще можно вылечить!

Очень многие этого не понимают, страшно боятся предстоящего лечения и кидаются к травникам, бабушкам, экстрасенсам. Диагноз часто ставят врачи других специализаций, и человек просто не доходит до онколога, который рассказал бы ему о реальных перспективах лечения. Отправляться к бабушкам, прибегать к неопробированным методикам стоит, только если традиционная медицина признала свое бессилие. Можно понять больного, который живет в глуши, за сотни километров от специалистов, а бабушка - вот она, под боком, и он, не имея средств даже на то, чтобы доехать до врача, обращается к ней. Хотя и это неправильно! Но поражают люди, живущие в крупных городах, где доступны все врачи, все методы лечения, которые все-таки не доходят до онкологов, бросаются к целителям, а потом приходят к нам в таком запущенном состоянии, что становится просто страшно. Не надо бояться идти к врачу!"

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно