Примерное время чтения: 8 минут
205

Почему нас лечат некачественно? (часть 1)

Потому что в нашем здравоохранении много проблем. В этом были единодушны все участники прошедшего в Москве I Всероссийского совещания главных хирургов федеральных территорий под председательством министра Ю. Л. ШЕВЧЕНКО. Острее неблагополучия ощущаются в хирургической помощи, где все зависит от ресурсов - современных технологий, медикаментов, аппаратуры, кадров. У читателей наверняка возникнет вопрос: зачем пациентам, как правило, больным людям, разбираться в этих проблемах, пусть ими занимаются и решают те, кто управляет здравоохранением. Но знать, откуда идет опасность (т. е. проблему), значит, иметь больше шансов ее обойти. А то что лечение в наших рядовых медучреждениях может быть небезопасным - это факт.

Усредненные больные

В СИСТЕМЕ обязательного медицинского страхования (ОМС) пациентам гарантирована бесплатная помощь. Но все мы прекрасно понимаем, что бесплатной работы не бывает. За каждого пролеченного больного медицинское учреждение получает деньги от страховой компании, с которой имеет договор, или из бюджета. Причем сумма эта вполне конкретная и не зависит от тяжести заболевания, сроков лечения. Общие средства, собранные территориальным фондом ОМС от работающих граждан (налоги) и поступившие из бюджета, делятся на ожидаемое в год количество пациентов. Получается "средняя стоимость среднего больного". Из нее вычитаются деньги, которые идут посредникам - страховым компаниям, фонду ОМС. Остатки - больному. И в большинстве регионов эта цифра так и остается этой цифрой. Как сообщил главный хирург Северо-Западного федерального округа, директор питерского НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе, профессор С. Ф. БАГНЕНКО, в Санкт-Петербурге за каждого пролеченного пациента больница получает около 3 тысяч рублей: "Но больные разные. Одни требуют тысячи рублей, а другие - ста тысяч. При этом еще ставятся ограничения. Допустим, стационар на тысячу коек должен вылечить в год не более 20 тыс. пациентов, за остальных денег не получит". Медицинское учреждение, как и любой другой субъект на рынке услуг, заинтересовано в том, чтобы минимизировать расходы (затраты на лечение) и получить максимальные доходы. Арифметика проста. Если за всех вылеченных дается поровну, лечить выгодно ровно столько, за скольких заплатят, и только тех, кто укладывается в эту сумму. Иными словами, как ни лечи (больше, чем запланировано, или лучше), зарплата останется той же.

- При недифференцированном тарифе стоимости медицинских услуг, т. е. в нашей сегодняшней ситуации, лечить получается выгодно кишечные колики, сотрясение головного мозга, мелкие переломы, которым припишешь "сотрясение под вопросом". На них тратиться не надо, а получаешь те же деньги, - объясняет Сергей Федорович Багненко. - Но если мы легких больных сегодня делаем выгодными, то завтра начнут, так сказать, взводами и ротами класть! Что и происходит сейчас в Петербурге. В городе количество госпитализированных в прошлом году увеличилось на 16%. Причем варьируют именно легкие категории, а число прооперированных или тяжелых больных практически не меняется. Выходит, самый нежеланный человек в учреждениях - это профессор! За ним идут тяжелые больные. Нежелательно даже, чтобы врач был с высшей категорией, а только со второй и лечил легких больных. Когда в стационар привозят тяжелого больного, например, с сепсисом или сочетанной травмой, - это трагедия, потому что не знаешь, откуда взять средства на лечение. А во всем мире оплата осуществляется по диагностически связанным группам (всего их 440-460). Например, в Швеции разница между самой легкой группой больных и самой тяжелой - 160 раз. Допустим, если сотрясение головного мозга стоит тысячу рублей, то сочетанная травма или тяжелый сепсис, панкреанекроз должны стоить 160 тыс. руб. за каждого вылеченного. А у нас все по 3 тысячи! Более того, на Западе создается стимулирующая надбавка за выполнение сложных операций, за применение высокотехнологичных методов. И тогда понятно специалистам, ради чего карабкаться и совершенствоваться.

"Делаем вид, что лечим?"

КОНЕЧНО, реально наши больницы не могут лечить только выгодных пациентов и только определенное число в год. Где брать дополнительные деньги на "лишних" и более сложных, чем среднестатистические, пациентов, медучреждение решает само. Вариант первый - перерасход покрывается за счет менее сложных, чем "средний", случаев. Работает принцип: от менее больного - к более больному. Вариант второй (если соскрести не с кого) - платные услуги, оказываемые вне системы ОМС. Если средств от перераспределения денег и платных услуг все-таки не хватает, наступает вариант третий, худший и нередкий, - экономия на менее требовательных и более терпеливых больных. Это означает, что снижается качество и объем лечебно-диагностических процедур. Например, врач во время операции использует не лучшие, а дешевые расходные материалы. Или не назначает более дорогого метода обследования (предлагает обычную рентгенографию вместо магнитно-резонансной томографии). Ведь если такие возможности предоставить одному больному, то ресурсы больницы, нужные для многих пациентов, быстро иссякнут.

Ясно, что чем меньше денег получает медучреждение на лечение больных, тем больше экономия и ниже качество. Многое зависит от главного врача. Кому-то выделяется больше бюджетных денег, кому-то меньше. Кто-то свое внутреннее хозяйство ведет с большей эффективностью, кто-то с меньшей. Зачастую выход находится именно в платных услугах и финансовой поддержке со стороны больных и их родственников. Стало уже привычным делом, когда пациенты на собственные средства приобретают лекарства и расходные материалы.

- Вопрос такой: либо мы изображаем лечение в рамках ОМС и льем физиологический раствор и другие подобные "пустышки", либо начинаем лечить, - говорит Сергей Федорович Багненко. - Но тогда надо заключить договор на предоставление платных медицинских услуг. Это разные вещи - косметическая хирургия и те платные услуги, за которые привлекаются дополнительные деньги. Мы используем эти средства на медикаменты тому же больному. Например, в структуре клиники есть круглосуточно работающая аптека, которая готова предоставить медикаменты, но для этого надо заключить договор. Без него ничего не получишь. Поэтому платные услуги на сегодняшний день - вынужденная мера.

Что ж, по крайней мере, в данном случае врачи честны с пациентом: "Для полноценного лечения требуется то-то, но мы в состоянии выполнить только часть. Остальное придется либо оплачивать, либо удовлетвориться тем, что есть. Выбор за вами". Это лучше, чем оказаться в положении больного, который не только не получил весь необходимый объем помощи, но даже и не знал этого.

Стандарты качества

РАЗ медучреждение в принципе может экономить на больных и иногда вынуждено это делать, встает вопрос: не сэкономили ли на вас? Как проконтролировать, получили ли вы помощь в нужном качестве и объеме, которые положены при вашем заболевании? Практически невозможно, потому что нет стандартов качества медицинской помощи. Эта проблема тоже поднималась на совещании главных хирургов. Причем министр Ю. Л. Шевченко упрекнул собравшихся специалистов в отсутствии результатов в этой области: "Хирурги ни одного стандарта не разработали еще на сегодня! Даже стандарт по лечению пролежней терапевты сделали!"

Стандарты - обязательные для врачей правила, схемы, как лечить конкретное заболевание, какое обследование назначать. Причем с учетом всех современных достижений медицины. Если врач от этих правил отступил и какого-то обследования или назначения не сделал, то пациент вправе предъявлять законные претензии, в том числе иски. То есть стандарты подтверждают, качественно (законно) ли вас лечили. Это принятый во всем мире подход. Метод лечения выбирается не на основании мнения лечащего врача, а на основании существующих правил.

Но у нас пока стандартов помощи нет. Поэтому в случае некачественной помощи законные основания для претензий найти сложно. В ответ на вашу жалобу медработники вполне резонно ответят: как можем, так и лечим, и где сказано, что вас лечили некачественно.

Тем не менее избежать того, чтобы на вас экономили, можно. Один из способов - заключение договора на предоставление медицинских услуг. В его тексте указывается весь перечень лечебных мероприятий, сроки оказания помощи, место, уровень квалификации персонала, современность технологий обследования и лечения и т. д. (все пункты нужно хорошо продумать, посоветоваться с юристом). И тогда уже этот официальный документ выступает гарантией качества медицинской помощи. Но договор подразумевает, что вы эту помощь оплачиваете, т. е. пользуетесь платными услугами.

Для тех, кто платить не может или не хочет, есть другой путь. Допустим, у вас возникли сильные сомнения относительно того, что в этой больнице вам помогут (например, отсутствуют необходимая аппаратура и нормальный уход, низка квалификация персонала, плохие санитарно-гигиенические условия), а состояние при этом ухудшается, попробуйте договориться с врачом о переводе в другое, более современное и технически оснащенное учреждение. Если в направлении отказали, не прекращайте действий. Обсудите вашу проблему с главным врачом, со специалистом из страховой компании.

Активнее пользуйтесь своим правом информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. Спрашивайте у врача, как вас собираются лечить, велик ли риск осложнений, каковы альтернативные методы. Просите записать все данные о состоянии вашего здоровья и назначениях в медицинскую карту. Тогда уже вас не смогут обмануть, сказав, что "сделали все возможное и невозможное", если на самом деле такового не было. Можно воспользоваться "вторым мнением" - проконсультироваться с независимым специалистом по поводу вашего заболевания и использованного лечения. Если в результате некачественной помощи причинен вред здоровью, нужно решить вопрос о проведении судебно-медицинской экспертизы.

И не забывайте, что к пациенту внимательнее относятся, если его родственники (или представитель) регулярно и настойчиво интересуются ходом лечения, кто из персонала за что отвечает. Желание "все знать" объясняется просто: вы хотите помочь уходу за больным. Доброжелательные действия обычно дают результат.

Окончание в следующем номере

Оцените материал

Также вам может быть интересно