Примерное время чтения: 8 минут
175

"Молодильные" клеточки

О возвращении утерянного прародителями Адамом и Евой бессмертия грезили практически все народы планеты. В фольклоре самых разных стран мы натыкаемся то на живую и мертвую воду, то на молодильные яблочки, то на кипящие котлы, в которых надо искупаться и обрести вечную молодость, то на персики, растущие в китайских горах Куньлунь и дарующие бессмертие всякому, кто их отведает... Не отставали от народа и писатели. Если отбросить философский вопрос "А хорошо ли жить вечно?", то к этой теме обращались Дж. Свифт (путешествие в королевство Лаггнегг), К. Чапек в "Средстве Макропулоса", братья Стругацкие в "Пяти ложках эликсира", М. Булгаков в "Собачьем сердце" и так далее. Тем не менее идея продолжает носиться в воздухе, находя подпитку в новейших открытиях и разработках биологии, генетики и медицины. И если о настоящем бессмертии человеку все-таки свойственно глубоко задумываться и сомневаться в его необходимости, то едва речь заходит об омоложении и продлении жизни - всякие сомнения отпадают в течение одной секунды. А раз есть спрос, то будут и предложения. В общем-то, уже есть и в довольно настойчивой форме. Первое из них - это омоложение с помощью терапии фетальными (зародышевыми) клетками.

О чем же, собственно, идет речь?

ПЕРВЫЕ попытки пересадить эмбриональные ткани (сначала животного, затем человека) взрослому пациенту в целях омоложения предпринимал еще в 20-е годы прошлого столетия в Париже русский врач С. Воронов, который, кстати, послужил прототипом булгаковского профессора Преображенского. Эти попытки славы Воронову не принесли, но он стал как бы родоначальником клеточной терапии. В 1931 году швейцарский хирург Пауль Ниханс начал вводить своим пациентам клетки зародышей ягнят. В подавляющем большинстве случаев смесь из вытяжек из разных тканей (иногда до 35 компонентов за один сеанс) применялась в виде инъекций, реже в виде капель и втираний. Считалось, что клетки эмбрионов "передают" свою молодость больным органам и всему организму больного, способствуют его омоложению и оздоровлению. В конце 40-х - начале 50-х годов ХХ века метод приобрел определенную популярность среди врачей, но уже в 1955 году были опубликованы данные о том, что за такую недолгую историю применения метода от подобного лечения погибли 30 человек. И интерес к клеточной терапии резко пошел на убыль, вплоть до призывов вовсе его запретить.

Коварная инъекция

КОПЬЯ вокруг фетальной терапии ломаются до сих пор, и для этого есть причины помимо этических и религиозных, связанных с возможностью забирать клеточную ткань у зародышей после аборта и с проблемой самих абортов. С одной стороны, почему такой интерес именно к зародышевым клеткам? Да потому, что эмбриональные клетки не старше 12 недель - единственная ткань, которую наш организм способен воспринимать как собственную, не вызывая реакции отторжения, что, как известно, остается одной из самых важных проблем в трансплантологии вообще. В этот период клетка еще не несет в себе программы на строительство какой-либо определенной структуры организма (костей, нервной системы, печени, сердечно-сосудистой системы и т. п.), она, грубо говоря, пока еще ждет "команды" и готова на все. Таким образом, если сделать инъекцию клеточного коктейля в подкожно-жировую клетчатку (обычно в область живота), эмбриональные клетки, как будто получив приказ о строительстве нового организма, тут же устремятся к тем органам и тканям, которые нуждаются в обновлении и восстановлении. Поэтому-то часть медиков считают, что клеточная трансплантация в ряде клинических ситуаций куда более перспективна, нежели пересадка отдельных органов.

С другой стороны, опыт применения клеточной терапии далеко не однозначен. Так, в Германии существовала безрецептурная продажа готовых лекарственных форм из эмбриональных клеток (таблетки, капсулы), но в 1988 году она была запрещена. Правда, в тот запрет не вошло использование живых и замороженных клеток для инъекций. Однако сообщения о случаях тяжелых осложнений и гибели пациентов, прошедших курс лечения клеточной терапии, продолжали поступать. Так, за номером 87006436 в архивах министерства здравоохранения Германии числится история 59-летней пациентки, у которой непосредственно после инъекции произошел коллапс, а через 25 дней она скончалась. В 1994 году немцы начали проводить исследования эффективности метода, а в 1997-м был принят закон, запрещавший работать с этой методикой и грозивший уголовным наказанием врачам, продолжающим лечить фетальными клетками. Принятие закона объяснялось недоказанностью терапевтического эффекта и значительным риском осложнений клеточной терапии, таких как аллергические реакции, возможность инфицирования (в том числе и медленными вирусными инфекциями животных, вроде губчатой энцефалопатии - "коровьего бешенства"), и переносом канцерогенных веществ. Правда, группа немецких врачей, пользуясь "окошками" в законодательстве, в 2000 году опротестовала это решение, и конституционный суд Германии был вынужден его отменить.

Мнения специалистов

ВОТ ЧТО думает о сложившейся ситуации доктор медицинских наук, профессор Андрей АКОПЯН:

- Эффективность метода клеточной терапии нельзя считать однозначно доказанной. Это связано с трудностью сертификации препаратов, сложностью оценки их избирательного действия на течение того или иного заболевания, крайней спутанностью и даже фантасмагоричностью показаний к применению и надежд на результаты. Это особенно касается использования эмбриональных клеток в целях омоложения организма, терапии "для богатых и знаменитых", поскольку здесь многое определяется субъективностью оценки самого пациента. Сама по себе клеточная терапия никогда не обладала эффектом, который бы мог кардинально изменить качество жизни или ее количество.

Что касается запретов на сам метод, то, я считаю, выводы в науке должны делаться на основании статистического анализа, а не на конкретных клинических случаях. Хотя речь здесь идет скорее о клинической практике, которую, конечно, нельзя пускать на самотек. Взять "риск инфицирования пациента при введении клеток". Здесь все зависит от соблюдения элементарных правил. Если в каком-то частном центре использовался препарат для инъекций, взятый непосредственно из эмбрионов свежезабитых овец, риск инфицирования был очень высок. Это все равно что рожать в электричке: может, все и обойдется лучшим образом, но все равно женщина и ребенок уже относятся к группе риска.

В нашем Центре живые и замороженные эмбриональные клетки не используются, а только культуры клеток животных, производимые в солидных научно-исследовательских центрах, протестированные и сертифицированные по критериям Всемирной организации здравоохранения. Причем клеточные трансплантаты у нас применяются по строго ограниченным медицинским показаниям - при лечении тяжелых форм бесплодия, анорхизме (врожденное отсутствие двух яичек у мальчиков), эндокринной импотенции. Сейчас ведутся исследования о возможности использования культур клеток для профилактики аденомы предстательной железы. Но считать метод клеточной терапии панацеей мы не настроены.

И наконец, приведем мнение одного из самых известных в России специалистов по клеточной биологии, члена-корреспондента РАМН, профессора Геннадия СУХИХ:

- Сейчас в медицине господствует химическая концепция заболеваний. Считается, что заболевание - это дисбаланс химических реакций, возникающий из-за молекулярных поломок. Значит, врач сначала определяет молекулярную мишень, а затем с помощью лекарства устраняет дисбаланс. И такой подход блестяще работает при лечении инфекционных болезней, где в качестве возбудителя выступают патогенные микроорганизмы, простейшие и вирусы. Но если речь заходит об опухолях или атеросклерозе, то у таких недугов оказывается слишком много молекулярных причин, чтобы поразить их одним "волшебным лекарством-пулей". Клеточная биология предлагает использовать в качестве основного оружия в борьбе с этими болезнями сами клетки, но не всякие, а зародышевые, которые не отторгаются организмом.

Их получают из отходов при абортах. Препарат, полученный из ткани зародышей, вводится в организм с помощью инъекции. Однако сам путь от вещества человеческого эмбриона до готового "лекарства" долог и сложен. Фетальные клетки - это универсальный модуль для любых клеточных реконструкций, они встраиваются в организм человека и позволяют создавать устойчивые ростки новой здоровой ткани в больных органах. С помощью клеточной трансплантации можно лечить болезни центральной нервной системы, цирроз печени, рассеянный склероз, заболевания почек, мужское бесплодие и импотенцию. Этим же способом можно предотвратить тяжелейшие осложнения сахарного диабета, другие эндокринные расстройства.

К сожалению, фетальная терапия, прославившаяся в основном как метод омоложения богатых и знаменитых мира сего, была дискредитирована именно за счет этого направления.

Итак, выходит, что пока одни ученые ведут фундаментальные исследования и тщательно изучают воздействие трансплантации фетальных клеток на различные заболевания человека, другая часть медицинского сообщества с удовольствием продолжает зарабатывать на введении "омолаживающих" клеточных коктейлей (порой сомнительного качества) богатеньким пациентам, в том числе и из России. Поэтому хорошо бы уже научиться различать науку и бизнес, чтобы вместо мечтаний о вечной молодости в один прекрасный день не задуматься о бренности бытия.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно