Примерное время чтения: 6 минут
105

Что кровь пустить, что в церковь сходить

Слова Мефистофеля о том, что "кровь - совсем особый сок", похоже, не очень интересовали простых смертных. Во всяком случае, для того чтобы понять и почувствовать "особые качества крови", потребовалось несколько веков. До этого вся Западная Европа сознательно истекала кровью, убеждая себя в том, что "лечится".

От наказания к лечению

Случалось, кровопускательный зуд приводил к летальному исходу, но то были "перегибы на местах". Мало кто знает, но обильное кровопускание стало причиной смерти Рафаэля. Декарт умер от кровопускания, сделанного ему на 8-й день пневмонии. Мирабо не смог оправиться от обильного кровопускания и до конца жизни оставался очень слабым. Наконец несчастный Сальери до сих пор не оправдан, а между тем Моцарт умер вовсе не от яда, а от азиатского гриппа - он был слишком ослаблен кровопусканиями.

Рвотные, слабительные и кровопускание - три кита терапии XIX в., они превратились в настоящих тиранов, и даже врачам порой было трудно отличить, где заканчивалась медицина и начиналась инквизиция.

В общем-то, сама история кровопускания начиналась с "инквизиции" - так римляне наказывали провинившихся легионеров. Но в этой процедуре был и некий терапевтический оттенок - кровопусканием приводили в чувства все тех же легионеров, потерявших сознание вследствие тяжелых травм. Позднее о провинившихся легионерах позабыли и несколько сотен лет кровопусканием врачевали. Правда, о злоупотреблениях кровопусканиями среди римских врачей говорил уже Цельс.

Теоретическое обоснование кровопускания как единственно верного было дано в XIV в. Гюи де Шолиаком: кровопускание можно остановить в момент, когда это покажется необходимым, в то время как никогда нельзя приостановить действие уже введенного в организм лекарства. По мнению Шолиака, кровопускание никогда не может быть вредным - если выпускается кровь скверного качества, то тем лучше, если же кровь хорошая, то та, которая останется в теле, будет еще лучше. Подобной логике Средневековья трудно было противоречить, и кровь лилась литрами и выливалась ведрами. Кровопускание получило такое распространение, что было отдано в руки цирюльников. О том, что процедура была поставлена на поток, говорит и тот факт, что в некоторых городах были отведены особые места для зарывания крови.

Постановления многих магистратов о запрещении свиньям в утренние часы бродить по городским улицам мотивировались опасением, что свиньи будут пить небрежно разлитую кровь.

Кончилась кровь - ступай в сортир

Показания к кровопусканию были весьма разнообразны - лихорадки, болезни почек, суставов, чахотка, эпилепсия, истерия и т. п. Ни беременность, ни младенческий возраст, ни состояние глубокого обморока у пациента не приостанавливали процедуру. "Не проходит и дня в Париже, - писал лейб-медик Людовика XIV Гюи Патэн, - когда мы не прописывали бы пускать кровь у грудных детей".

Курьезнее всего было то, что кровопускание было универсальным методом не только лечения, но и диагностики. Диагноз ставился примерно так: "Сколько раз пущена кровь больному?" - спрашивал врач. "За эти 20 дней пятнадцать раз". - "И он не поправился?" - "Нет!" - "Это свидетельствует о том, что болезнь его не в крови. Мы дадим ему столько же слабительных, чтобы выяснить, не в соках ли она". Кровопускание как действо было похоже на церемонию жертвоприношения, где в качестве зрителей присутствовали родственники и близкие жертвы. Все было расписано до мелочей. Для процедуры выбирался, как правило, утренний час. Пациент должен был снять с себя все украшения с драгоценными камнями, так как, по мнению алхимиков, наличие драгоценных камней могло задерживать течение крови. Рука обертывалась салфеткой, чтобы кровь не запачкала платья. Если кровь брызгала струей, то это вызывало общее удовольствие и одобрение присутствующих. На основании цвета выпущенной крови делались те или иные диагностические выводы. Лучшим временем для профилактического кровопускания считались Рождество и Пасха. Один французский хирург писал: "Когда я проводил кровопускание мужьям в присутствии их жен, то жены всегда выражали пожелание, чтобы я извлек поменьше крови. Когда же я производил кровопускание женам, то мужья их всегда оставались недовольны, если я выпускал мало крови. Те и другие имели свои мотивы, которые нетрудно угадать".

Чья кровь дороже?

Кровопускание было настолько авторитетным методом, что те немногие врачи, которые пытались выступить против, объявлялись шарлатанами и теряли практику. Сдержать гемотоманию было невозможно - люди жаждали крови. Людовик XIII в течение одного года (правда, последнего в своей жизни) 47 раз подвергался кровопусканию.

Мода, как известно, - дело заразительное, а потому вскоре мода "на кровь" докатилась и до заснеженной России. Когда Михаил Федорович заболел рожей, то на консилиуме придворных врачей было решено пустить кровь "для того, чтобы вывести всякий жар из головы и крови продух дать". По этому случаю царю была открыта "жильная руба" и выпущено фунт крови. В архивных материалах Аптекарского приказа сохранился еще один забавный случай. Однажды Алексей Михайлович занемог, ему пустили кровь. Царь почувствовал облегчение и потребовал, чтобы все бояре последовали его примеру. Царю перечить - себе дороже, поэтому все согласились, один только Стрешнев не пожелал участвовать в этой кампании. Тогда Алексей Михайлович, даром что Тишайший, бросился на строптивого боярина с кулаками: "Ах ты, негодный раб, да разве твоя кровь дороже моей?" - и самолично надавал ему пинков.

Всесильная тирания кровопускания была настолько популярна, что даже некоторые светила медицины безоговорочно признавали ее авторитет. Сиденхем (1624-1689), "английский Гиппократ", активно применял при оспе и подагре повторные кровопускания. Один из его последователей на замечание, что большинство больных умирают от подобной терапии, ответил: "Я усмирю оспу потоками крови". Гордость и краса клинической медицины начала XIX века Гуфеланд, автор классического труда "Макробиотика, или Искусство продления жизни", рекомендовал обязательное кровопускание раз в год как профилактическое средство для достижения 80 лет. Он же советовал делать кровопускания беременным женщинам, чтобы обеспечить нормальное течение родов.

Достаточно полистать выходивший в 40-х годах в Петербурге медицинский журнал "Друг здравия", чтобы ужаснуться терапевтическим воззрениям: "При трахоме рекомендуется кровопускание до обморока (60 унций сразу - 1800г)", так же рекомендуется лечить цингу. "В действительном крупе, в сильном воспалении мозговых оболочек, жесткой скарлатинной жабе - кровопускание... не теряйте времени в пустом страхе и размышлении и безотлагательно отворяйте даже самую темную вену"...

К счастью, в 60-х годах XIX века взгляды на кровопускание изменились с точностью до наоборот. Последовавший "наезд" на кровопускания был так же резок, как значительно было многовековое увлечение им. Появилась "обратная" проблема - переливание крови. Теперь врачам пришлось заботиться о вливании крови тем больным, предки которых в течение нескольких поколений с такой легкостью с кровью расставались.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно