Примерное время чтения: 6 минут
333

Онкология ждет, когда рак свистнет

...Рысью! Быстрее! Ещё быстрее! Мы неслись по коридорам Института детской онкологии. Чуть впереди меня развевались полы пиджака доктора медицинских наук профессора Мамеда Джавадовича АЛИЕВА. Сзади не отставал ещё один профессор - главный детский онколог Владимир Георгиевич ПОЛЯКОВ. В забеге участвовали депутаты. Я узнала Сергея Глазьева, Александру Буратаеву и Александра Лебедева. А также наш брат журналист.

МАМЕДОВ и Поляков притормаживают на очередном витке коридора, объясняют, что вот здесь лечат то-то и то-то... Врачей мгновенно окружили лысые ребятишки самого разного возраста. Каждого врачи, конечно же, знали поимённо и могли тут же рассказать всю скорбную историю ребёнка... Журналисты - кто записывал, кто снимал, кто фотографировал. Депутаты переговаривались между собой или по телефону.

Во Всемирный день детей, больных раком, РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН организовал посещение членами Совета Федерации, депутатами ГД, членами Общественной палаты, журналистами НИИ детской онкологии и гематологии.

Тридцать лет на базе РОНЦ функционирует онкопедиатрическая служба. Ныне это единственный в стране и один из самых крупных в Европе научно-исследовательский институт детской онкологии и гематологии.

Поводом для сбора послужил, казалось бы, частный случай: вот уже восемь лет стоит недостроенным новый корпус НИИ детской онкологии.

С вводом его в строй НИИ ДОГ практически сможет решить проблему детских онкологических коек в России. Всё для этого есть: и персонал, и аппаратура, и опыт, и высокие технологии. И, к сожалению, больные дети.

Академик М. ДАВЫДОВ, директор РОНЦ им. Н. Н. Блохина: "В год для онкоцентра нужно около 66 млн. долл., чтобы вывести из аварийного состояния существующее здание и достроить НИИ ДОГ. Это расчёты, подтверждённые государственной экспертизой. Но вместо этого почему-то решили строить новый центр НИИ гематологии при РДКБ за 280 млн. долл. Это не только негосударственный подход, это просто дезинформация правительства и президента. Ведь там нет ни одного сертификата по онкологии! Даже если центр будет построен, там будет некому работать. Это будет виртуальный институт. Его придётся перепрофилировать".

Но вопрос не только в том, кому и на какой базе строят новый центр. Дело в несовершенстве структуры онкологической помощи детям. Здесь масса тонкостей: и отсутствие стройной системы, и патологическое недофинансирование исследований, и пресловутая проблема квотирования для наукоёмких и высокотехнологичных методов лечения, к которой относится и онкология и которую академик А. БАРАНОВ назвал просто антидетской, а академик М. ДАВЫДОВ - организованным параличом.

Почему врачи раньше не обратились к правительству, министерству, Думе, президенту? Раньше болел и умирал директор РОНЦ академик ТРАПЕЗНИКОВ. Некогда было заняться собой. У него больные! Потом болел и умирал основатель и директор детского НИИ онкологии ДУРНОВ. Некогда собой заниматься. У него больные дети! Врачи - такие же люди. Болеют и умирают. Их ученики и последователи не могли позволить себе через голову умирающих учителей заниматься организационными вопросами. Упустили возможности? Может быть. Но разве это нельзя им простить? Они вырывают у смерти, ставят на ноги и дают новую, здоровую жизнь безнадёжным больным. Делают всё возможное, а чаще - невозможное!

...Коридоры всё уходили и уходили куда-то в бесконечность.

А потом случился скандал... Справа от меня по коридору крупной рысью шёл директор НИИ ДОГ Мамед Джавадович АЛИЕВ. Слева, в состоянии ярости и истерики, - представитель департамента детства Минздравсоцразвития Галина Викторовна ШАРАПОВА. Сзади подпирал главный детский онколог Владимир Георгиевич Поляков. Мой диктофон - в эпицентре.

Шарапова: "Вам столько денег было перечислено, что можно было уже построить не один центр!"

Алиев (листая на ходу документы): "Этих денег не хватало даже на нормальный ремонт, не говоря уж о том, чтобы закончить строительство корпуса!"

Шарапова: "Приоритеты назвал президент, над ними и работает Министерство здравоохранения. Понимаете?"

Алиев (показывая программные документы): "Онкологии уже нет! Она исчезла".

Шарапова: "Ой, я... не знаю, откуда взял Давыдов, что онкологии в приоритетах нет. Подождите, а "детство"? Я доложу министру".

Проигнорировав мнение медиков, чиновники исключили онкологию из программы приоритетных направлений развития здравоохранения. Следовательно, исключено и приоритетное финансирование. Что касается вопроса детской онкологии, которую никак нельзя оторвать от взрослой, то деньги на неё чиновница предложила искать в строке "педиатрия". Вот так. Простенько и со вкусом.

Если бы МЗ правильно выстроило приоритеты...

Если бы врачей спросили и услышали...

Если бы рак наконец свистнул...

Пока суд да дело, родилась идея создания новой партии. Партии больных. Думаю, у неё есть все шансы стать самой многочисленной и влиятельной.

Спокойно! Понимаю, что у всех уже аллергия на партии. Поэтому сразу объясню - взносов и устава не будет. Стать новым членом партии просто - достаточно предъявить какую-нибудь болячку. Скорее всего, у каждого найдётся, что полечить, чем поболеть и с чем предстать - ТАМ? А чтобы этого не случилось раньше срока - давайте объединяться! И неважно, что вы сегодня здоровы - здоровых тоже принимаем! Наш лозунг: сегодня здоровый - завтра больной! Согласны? Вот и чудненько! Будем работать на перспективу! Задавим "подавляющим большинством"!

Справка: на здравоохранение государство тратит всего 2,5% ВВП, в то время как для действительного решения проблем надо не менее 5%. Это давно проверенные цифры. Пока этого нет, будем плестись в хвосте и делить крохи между нужным и необходимым.


Справка: чтобы стать детским онкологом, требуется как минимум десять лет специализации в среде самых крутых профессионалов. В НИИ ДОГ на самом современном уровне проводится лечение и медицинская реабилитация детей, страдающих всеми видами злокачественных новообразований. Почти 90% детей выздоравливают. Ежегодно через стационары института проходит более 400 детей с впервые установленным диагнозом злокачественной опухоли. 15 лет функционирует первое в стране отделение трансплантации костного мозга. Уникальная методика позволяет провести трансплантацию практически любому ребёнку в сжатые сроки и сэкономить средства, затрачиваемые на поиск донора за рубежом.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно