Примерное время чтения: 9 минут
194

Новая жизнь русских норвежек

В СОРОК шесть лет Зина вдруг отчетливо поняла: жизнь прожита зря. А как все начиналось! Она влюбилась с первого взгляда. Молодой, красивый, интеллигентный врач сразу пленил ее сердце. Не раздумывая, поехала с ним на край света - в Хабаровск. Все складывалось на редкость удачно. Вскоре Зина закончила институт культуры. Работа интересная, веселая, всегда на людях. Время летело незаметно. Часто оставалась во Дворце культуры допоздна.

На свет появились с интервалом в три года две дочери. Конечно, стало сложнее жить на одну зарплату. Но и эти временные трудности молодые супруги преодолели дружно и без особых усилий. Девочки подросли, и жизнь вернулась в прежнюю колею. Зина опять пропадала на работе, а Сергей, как и прежде, придя с работы, брался за кастрюли и готовил на всех ужин.

Закончен бал...

ВСЕ ШЛО по накатанной колее. Только теперь Зина стала замечать, что супруг каждый вечер навеселе. "Подумаешь, немного с ребятами выпил", - оправдывался муж. И все бы ничего, но выпивки стали регулярными. Ладно, перебесится, думала Зина и опять спешила на бесконечный карнавал. Именно такой она представляла свою работу массовика-затейника. Но рано или поздно праздник кончается. Все чаще муж опаздывал с работы, девчонки ложились спать голодными, в квартире царил беспорядок.

Потом, спустя годы, она себе признается, что сама виновата в пьянстве мужа, в развале некогда дружной семьи.

- Надо было больше уделять времени мужу, быть рядом с ним, - горестно жаловалась своим подругам Зина, - он ведь почти каждый вечер приходил в пустую квартиру. Я думала, что появление дочерей заполнит эту пустоту. Но ему нужна была я. А мне было некогда: кружки, самодеятельность, концерты.

Сергей был врачом от Бога. Его хорошо знали в городе, с ним многие хотели дружить. Только вот самые близкие друзья стали замечать, как меняется их друг. Лицо стало серым, появились мешки под глазами, костюм вечно измят, рубашки несвежие.

С востока - на север

И ТУТ неожиданно появился шанс круто изменить жизнь. Сергей уехал в Санкт-Петербург на курсы повышения квалификации. Вернулся оттуда посвежевшим, подтянутым. Как-то в разговоре упомянул, что в городе Никель Мурманской области нужны специалисты его профиля. Сказал и тут же забыл. Но Зина за эту случайно оброненную фразу уцепилась, как утопающий за соломинку. Всю ночь не спала, а наутро объявила мужу о решении переехать в этот заполярный город.

- Сережа, заживем мы новой жизнью. На новом месте у нас все пойдет по-другому. Там ни тебя, ни меня никто не знает. Твои друзья-алкоголики останутся здесь, - горячо говорила Зина.

Счастье на новом месте было недолгим. Через два года Сергей снова запил. Да так, что позабыл о работе, жене и детях.

Слезы и бессонные ночи делали свое черное дело. Как-то, взглянув в зеркало, Зина не узнала себя. На ее лице и шее появились морщины, волосы стали блеклыми и безжизненными. Старуха! И Зина решилась на развод. Сергей равнодушно выслушал решение суда. Потом уже на улице сказал:

- Прости. Если можешь, дай денег.

Зина лихорадочно порылась в сумке, достала кошелек и сунула его в руку теперь уже бывшего мужа. С этого дня никто и никогда больше не видел Сергея в Никеле. Ходили слухи, что он уехал к себе на родину.

Тюльпан для него

ОЩУЩЕНИЕ душевной боли, одиночества и вины мучило Зину. Как и прежде, она пыталась найти успокоение в работе. Она преподавала в местной школе. О ее фантастическом трудолюбии ходили легенды. Она могла делать все. Так, люди говорили, что школьная теплица существовала только благодаря ее заботам.

В начале июня в теплице зацвели тюльпаны. Здесь, в Заполярье, это воспринималось как чудо. Действительно, как-то не вязалось: вечная мерзлота - и тюльпаны. Именно сюда, в теплицу, привел директор школы двоих норвежцев, приехавших с грузом гуманитарной помощи: поношенной детской одеждой и старыми партами, которые собирались выбросить на свалку в Киркенесе, да потом вдруг вспомнили о бедствующих русских соседях.

Этот день Зина будет помнить всю оставшуюся жизнь. Она подняла глаза и увидела Его. Ей показалось, что именно Его ждала все эти непутевые, путаные годы.

Как во сне, она сорвала тюльпан и протянула огненный цветок норвежцу. Она не знала ни слова по-норвежски, он - по-русски. Они, уже далеко не молодые люди, молча смотрели друг на друга и улыбались.

Через два дня от Виктора из Норвегии пришло письмо с приглашением приехать в гости. Зина раздумывала несколько дней, а потом, как в омут с головой, отправилась в чужую и незнакомую страну.

В Норвегии нет бедных и... пьющих

...ВОТ УЖЕ восемь лет живет в Киркенесе Зина, став госпожой Педерсен. Ее нынешний муж старше ее на восемнадцать лет. Несмотря на солидный возраст, это довольно крепкий мужчина. Виктор оставил свою работу в школе, сейчас на пенсии. Живут супруги дружно.

Зинаида сразу нашла работу. Правда, не престижную - уборщицей в небольшой фирме. Она, конечно, переживала, как-никак с высшим образованием. Но потом с удивлением обнаружила, что здесь одинаково уважительно относятся и к уборщице, и к инженеру, то есть не делят людей на низшую и высшую касту. А все потому, что здесь приличная зарплата даже у уборщицы - 9 тыс. крон (1 тыс. долл.). Нет унизительного чувства бедности и неполноценности. Нет такого понятия, как дожить до зарплаты, где перехватить в долг. Это делает человека независимым и внутренне свободным. Здесь нет такого понятия, как зависть.

Два года работала Зина уборщицей. Сейчас она заведующая отделом местной библиотеки. К ней относятся с уважением, и никогда никто не упрекнул ее в том, что вот, мол, не норвежка, а не по чину занимает столь высокое положение в обществе. В Норвегии оценивают человека по его делам.

Первое, что покорило Зину в этой стране, - это отсутствие повального, как в России, пьянства. Норвежцы, которых называют в Скандинавии северными англичанами, как и подобает настоящим джентльменам, подошли к делу борьбы с пьянством основательно. Они надежно обставили этот человеческий порок экономическими и административными барьерами. Например, бутылка водки стоит в магазине на наши деньги около тысячи рублей, а кружка пива в баре - еще больше. Мало того, есть специальная полиция, которая следит за порядком в потреблении спиртного.

Немыслимо, чтобы норвежец шел по улице и пил пиво прямо из бутылки.

За это нарушение полагается огромный штраф, который ощутимо ударит по карману. Это бы еще ладно, а то, глядишь, попадешь в колонку происшествий местной газеты. Попробуй потом отмыться.

Госпожа Педерсен

И ВСЕ-ТАКИ самая большая трудность для Зины была найти общий язык с мужем. Ведь встретились два человека, представляющих, как ни крути, разные цивилизации. То, что нам кажется нормальным, для норвежца просто неприемлемо. Шли как-то Зина с мужем по лесу и вдруг видят - лом валяется. Зина обрадовалась находке и решила прихватить ее с собой, дескать, в хозяйстве пригодится. Виктор в первый момент даже дар речи потерял, сильно разволновался. А потом и говорит:

- Положи лом на место, не ты его сюда клала.

На севере Норвегии люди по традиции живут на хуторах. Педерсены обосновались в двухэтажном доме в десяти километрах от Киркенеса. Сами живут на втором этаже, первый сдают в аренду. Чистый доход семьи 21 тысяча крон в месяц. Этих денег им хватает, чтобы оплатить аренду и отложить часть на свой счет. Кстати, у каждого из супругов отдельный счет в банке.

Они практически не тратят денег на питание. И все потому, что Зина завела домашнее хозяйство. У нее есть коза, куры, перепелки. Выращивает в теплице помидоры и огурцы и даже клубнику. Два года назад забили двух свиней по 120 кг каждая. Мясо до сих пор не съели. Часть свинины отдала друзьям и родственникам, приезжавшим в гости из России. Зина единственный человек в округе, у которого столь обширное домашнее хозяйство. Летом они с мужем собираются съездить за пятьсот километров в Тромсе купить пару коз.

Обе дочери переехали поближе к матери в Норвегию. Младшая вышла замуж за норвежца. Старшая разведена. Живет в ближайшем поселке в двухкомнатной квартире со своей маленькой дочкой.

В общем, жизнь Зины наладилась. По России не скучает. Если одолевает ностальгия, садится в автобус и едет в Никель.

Все вроде хорошо, но не дает покоя ей одна мысль.

Как же так случилось, что русские мужики, увлекшись спиртным, напрочь забросили дела в своей стране?

Ну не стыдно ли получать гуманитарную помощь от тех же норвежцев, которые по доброте своей от старика до школьника собирают поношенную одежду, деньги и отправляют бедствующей России? Не пора ли отставить в сторону стаканы с бормотухой и оглядеться по сторонам? До чего дошли, жены бегут от вас, спившихся, куда глаза глядят.

В маленьком Киркенесе живут 250 русских женщин. Большинство из них вынуждены были бросить своих русских мужей из-за водки и найти себе трезвых и домовитых норвежских супругов.

- Так что получается, - грустно говорит Зина, - все эти женщины, в том числе и мои дочери, родят норвежских ребятишек и никогда, быть может, не вернутся на свою Родину. А в России все меньше детей появляется на свет и все больше могил на погостах. Передайте через газету нашим мужикам: пусть одумаются, пока не поздно.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно