Примерное время чтения: 7 минут
121

Основные открытия я сделал на Родине

Лев Мухин - доктор физико-математических наук, лауреат Государственной премии СССР, ученый с мировым именем - в течение 10 лет жил и работал на Западе. Совсем недавно он вернулся на Родину. В настоящее время занимает должность заместителя директора Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн РАН, а также является советником председателя Государственной думы по образованию и науке.

Наука - это способ удовлетворить свое любопытство за государственный счет

- ЭТУ ФРАЗУ произнес однажды академик Арцимович. И был абсолютно прав. В средствах недостатка раньше не было. На реализацию космических проектов, в том числе на изучение планет Солнечной системы, правительство выделяло огромные суммы, благодаря чему СССР в космосе долгое время был впереди Америки. Проблемы обычно начинались в тот момент, когда речь заходила о сотрудничестве с зарубежными коллегами. Такое общение строго контролировалось органами государственной безопасности. Я никогда не состоял ни в одной партии, наверное, поэтому меня очень часто не выпускали на научные симпозиумы и конференции. Еще одним серьезным препятствием для общения с западными учеными служила система повсеместного стукачества. В любой среде, в том числе и в научной, существовали осведомители, которые писали доносы на своих коллег. От таких доносов страдали даже очень крупные ученые. Стукачи часто преследовали личные цели: написав донос на товарища по работе, они тем самым открывали себе дорогу в заграничные командировки, т. к. считались среди кагэбэшников людьми проверенными.

- Лев Михайлович, ваша карьера в СССР складывалась вполне успешно: доктор наук, лауреат Госпремии. Что заставило вас уехать?

- Быт, как это ни странно прозвучит. Бытовые условия в то время почти у всех были довольно тяжелые. Но тяжелее всего было переносить тесноту, я жил с семьей в квартире площадью всего в 23 метра. Поэтому когда мне предложили работу в Германии, в Институте космохимии Макса Планка, я с радостью принял это предложение. Собственно, инициатором моего отъезда в Германию стал мой хороший друг и коллега профессор Генрих Венке, который был большим энтузиастом совместной работы с советскими учеными. Моя работа в Германии касалась физхимии поверхности Марса. Я не очень долго проработал в этой стране - около года.

- И затем из Германии вы перебрались в США?

- Это довольно забавная история. В. П. Лукина, нынешнего вице-спикера Государственной думы, направили послом в США. И он предложил мне занять в посольстве должность советника по науке. Я долго колебался и не знаю, принял бы это предложение, если бы мой друг профессор Лидов не сказал: "Ты состоялся как ученый. Ну, напишешь ты еще одну работу или даже две, однако совершить в науке переворот тебе едва ли удастся. А в Америке тебе представится возможность попробовать себя в новом интересном деле". Должность, которую я получил при посольстве, в советские времена традиционно занимали представители спецслужб. И однажды на официальном приеме Франк Пресс, президент Национальной академии наук США, представил меня научному советнику Буша-старшего Аллану Бромли как единственного человека, который, будучи советником по науке, на самом деле занимается наукой и при этом не состоит на службе в КГБ. Американцы это восприняли как некое чудо. Это и вправду было чудо. Ведь в группе, которой я руководил, были одни военные. Все они были людьми разносторонне образованными. Я был покорен их работоспособностью - налаживая связи с американскими научными организациями, они успевали параллельно заниматься своей профессиональной деятельностью.

За границей рады не всем

- РАБОТАЯ за границей, вы наблюдали за переменами, происходившими в России?

- Да, я внимательно следил за развитием событий. К положительным моментам я бы отнес приватизацию жилья. Людям за минимальную оплату отдали квартиры в собственность, тогда как в Америке, например, весьма ощутимые выплаты за жилье приходится делать в течение всей жизни. А настоящими владельцами домов все равно являются банки, и при неудачном стечении обстоятельств можно в любой момент остаться на улице. А вот к приватизации предприятий я отношусь отрицательно, она позволила маленькой группе людей обогатиться за чужой счет, не более того. Экономика от этого нисколько не выиграла. Удручают также такие мероприятия, как реформа Гайдара, после которой большая часть населения лишилась всех своих сбережений.

- Вы все-таки вернулись на родину. Почему?

- Последние пять лет в Америке я работал в Мэрилендском университете. Занимался разработкой спутниковых систем для медицины. И вернулся в Россию, когда у меня закончился контракт. Если бы мне удалось продлить контракт, я бы продолжил работу в Америке. Но в Америке очень большая конкуренция. И в моем возрасте получить работу уже не так просто - предпочтение отдается молодым и энергичным ученым. Даже если они еще не добились серьезных результатов в науке, за ними будущее.

- Как относятся американские специалисты к российским ученым?

- Проект, в котором я принимал участие в последние пять лет, говорит сам за себя: НАСА выдало грант на обучение специалистов из бывших союзных республик телемедицине. Вновь прибывших таким образом знакомят с новейшими медицинскими разработками, вводят в курс дела. Сказать, что нам не рады, нельзя. Другое дело, что не всех приглашают работать за границей. Кого-то не приглашают в силу возраста, кого-то - в силу недостаточной квалификации. Но это тоже вопрос конкуренции.

- Получается, что работать за границу отправляются только самые лучшие специалисты?

- На этот вопрос я бы не стал отвечать так однозначно. Я знаю многих замечательных ученых, настоящих фанатиков науки, которые ни за что бы не согласились уехать из России.

- Лично ваша научная работа была более плодотворной за границей или на родине?

- Однозначно могу ответить - основные открытия я сделал на родине.

- Вопрос специально для читателей "Долгожителя" - чем отличается жизнь пожилых людей на Западе от жизни наших пенсионеров?

- Разница огромная. Если человек всю жизнь работал хорошо и имел высокие заработки, безбедная старость ему обеспечена. К этому времени, как правило, люди уже успевают полностью рассчитаться с банком и получить жилье в собственность. Людям, которым приличную пенсию заработать не удалось, предоставляется бесплатное медицинское обслуживание, т. е. они могут позволить себе дорогостоящую операцию, имеют колоссальные скидки на любые лекарства. Всем американским старикам, независимо от размера пенсии, хватает средств и на лечение, и на отдых, тогда как в России некоторым пенсионерам денег недостаточно даже на то, чтобы нормально питаться. Большинство российских нищих - пожилые люди или инвалиды. А вот американского старика не встретишь на улице с протянутой рукой. В Америке тоже есть так называемые бомжи, но это, как правило, молодые и здоровые парни, которым просто лень работать.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно