Примерное время чтения: 9 минут
537

Персональный пенсионер

"Вы будете жить при коммунизме"

В ОКТЯБРЕ 1961 г. в только что открывшемся Кремлевском Дворце съездов состоялся XXII съезд партии, на котором Никита Хрущев произнес: "Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!"

На всю жизнь запомнил: на следующий день после того, как прозвучала эта историческая фраза, старенький, убеленный сединами, прошедший гражданскую и Великую Отечественную войну учитель истории сказал нам, старшеклассникам: "Как же я вам, ребята, завидую - вы будете жить при коммунизме". И мы верили! Свято верили, что так и будет.

Сегодня я сам дедушка и прекрасно понимаю, что ни мои внуки, ни правнуки при коммунизме жить не будут...

Не так давно в одной из газет прочитал последнее интервью Никиты Сергеевича, которое он дал за несколько недель до смерти, почему-то не журналисту, а какому-то инженеру. Ни имени, ни фамилии этого инженера не было названо, поэтому, насколько подлинно это интервью, судить не берусь. Однако с некоторыми выдержками хочу ознакомить читателей, а они уж сами пускай делают выводы - верить им или нет.

Один из вопросов, который задал Хрущеву инженер, звучал так (напомню, это был 1971 г.): "Скоро ли наступит коммунизм?"

Вот что якобы ответил Никита Сергеевич: "Ум, ум и еще раз ум. Газеты надо уметь читать. Мозги есть у каждого, но ум не у всех".

А еще в этом интервью мое внимание привлекли оценки, которые Хрущев дает своим ближайшим соратникам.

Сталин - это умный и очень расчетливый политик. Мог прижать руки к сердцу и закатить глаза. Большой был артист. На XIII съезде партии было прочитано завещание Ленина. "Наследники" там стояли в следующем порядке: Каменев, Зиновьев, Бухарин, Троцкий, Сталин. Сталин тут же сказал: "Я готов уйти". Съезд испугался и застонал: "Ах, как же это так?" Бараны! Сталин остался. И всех последовательно уничтожил. Азиат, жестокий человек. При всех дочку Светлану таскал за волосы, когда она не хотела танцевать на вечеринках Политбюро. Сталин очень много сделал в войну. Но если бы не он, то сделали бы другие. А если бы не он, то и войны бы не было.

Сталин все делал искренне - во имя партии и государства. Но это сумасшедший. И доверять ему власть было нельзя.

Жуков - очень умный, талантливый, самый лучший военный. Мы его отстранили. Потом возвысили. Потом снова отстранили. У него армия - а у нас язык. Боялись, что он создаст военную хунту. Книга мемуаров Жукова неточна. Это ненастоящее.

Киров - был заурядный человек. Оратор. Сталин его уничтожил, потом сделал из него героя. И народ пошел бороться против врагов народа. А потом Сталин убил тех, кто убил Кирова. Это была цель предательств, азиатских хитростей.

Ворошилов. Дерьмо. Задница. Самый большой плясун в Политбюро. Орать только умел. Кличка у него была Мост. Когда был съезд в Лондоне, Ленин предложил организовать два ЦК: в России и за рубежом. "А мостом будет Ворошилов", - сказал Ленин. Ворошилов на это: "Я не хочу быть мостом. Я не знаю, что такое мост, я не буду мостом!"

Молотов. Мы разошлись в вопросе о Сталине. Он принимал личное участие во всех сталинских репрессиях. Чекисты принесли ему материалы о шести женах осужденных. Он написал на них: "Расстрелять!" И подписался. А ведь только суд имеет право. Жен расстреляли. А мужей затем реабилитировали. И они живы... Так что я ему привет не передам. И он мне не передаст.

Стучал ли Никита Хрущев по трибуне ООН ботинком?

ВСПОМИНАЕТ сын Хрущева, Сергей:

- Несколько лет назад американская телекомпания NBC попросила меня рассказать об этой истории. Они сказали, что у них есть соответствующие кадры. Я согласился, но попросил дать мне копию телезаписи события. Я собираю связанные с моим отцом документальные свидетельства, а эпизод в ООН в моем архиве отсутствовал. Через неделю представители компании извинились: такой записи ни у них, ни в доступных им архивах нет. Я, заинтересовавшись, стал искать эти "общеизвестные кинокадры". Не нашел. Как оказалось, их не существует в природе, а вот рассказов свидетелей набрался целый букет. Тут и сам отец, и начальник Управления охраны КГБ генерал Захаров, и главный редактор "Известий" Аджубей, американские журналисты, советские журналисты, работники ООН. Я приведу лишь свидетельства тех людей, которые находились в центре событий.

"Шло бурное заседание Генеральной Ассамблеи ООН, - вспоминает генерал Захаров. - Обсуждался вопрос, внесенный советской делегацией, о ликвидации колониальной системы. На трибуну поднялся филиппинец, который помимо прочего заявил, что советское государство представляет собой "концлагерь". Слушая синхронный перевод, Хрущев взорвался...

Сидя сзади, я видел, как Хрущев, посоветовавшись с Громыко, решил просить у председательствующего, представителя Ирландии Болдуэна, дать ему слово по порядку ведения, что было предусмотрено процедурой. Никита Сергеевич поднял руку, но Болдуэн то ли впрямь не видел, то ли сделал вид, что не видит поднятой руки. Хрущев встал и снова поднял руку. Не увидеть стоящего с поднятой рукой Никиту Сергеевича было просто нельзя. Но оратор выступал, а глава советской делегации продолжал стоять с поднятой рукой. Казалось, что председательствующий просто игнорирует его.

Тогда Хрущев снял с ноги легкий полуботинок и начал размеренно, словно маятник метронома, стучать по столу. Только после этого Болдуэн предоставил слово главе советской делегации..."

Одна из женщин, обслуживающих в тот день зал заседаний (она помогала делегатам отыскать свои места, вызывала их к телефону, передавала записи председателю), рассказала следующее:

"Хрущев появился в зале позже других. Он подходил к руководителям делегаций соцстран и обменивался с ними рукопожатиями. За ним, отталкивая друг друга, бежали журналисты. Со всех сторон к нему тянули микрофоны. Когда Хрущеву до своего места оставалось сделать буквально шаг, кто-то из корреспондентов случайно наступил ему на пятку, башмак слетел. Я быстро подобрала башмак, завернула в салфетку и, когда Хрущев через мгновение сел на свое место, незаметно подала ему сверток под стол. Между сиденьем и столом совсем небольшое пространство. И наклониться к полу, чтобы надеть или снять обувь, плотный Хрущев не мог, мешал живот. Так он и сидел до поры до времени, вертя под столом свой башмак. Ну а когда его возмутило выступление другого делегата, он в запальчивости стал колотить по столу предметом, который случайно оказался у него в руках. Если бы он тогда держал зонтик или трость, то принялся бы стучать зонтиком или тростью" .

По горячим следам слова этой женщины записал советский журналист Илья Шатуновский, но опубликовал их только недавно. Вот и прояснилось, откуда взялся ботинок. Отец вряд ли попытался бы снять его с ноги во время заседания, даже в полемическом задоре.

Вопрос: Откуда же взялась легенда, что он стучал по пюпитру? Ответ: об этом написало агентство Ассошиэйтед Пресс, а газеты эту информацию перепечатали.

Так или иначе, этот, в общем-то незначительный инцидент сослужит хорошую службу противникам СССР в "холодной войне". Пропагандисты объединили его с предложением отца филиппинцу: "Взять заступ и поглубже похоронить империализм". В переложении "специалистов" получилась страшилка: "Разъяренный Хрущев молотит ботинком по трибуне Генеральной Ассамблеи ООН и в исступлении кричит: "Мы вас похороним!"

"Небо тоже плачет с нами..."

ОТРЫВОК из дневника жены Хрущева Нины Петровны.

В ночь с 6 на 7 сентября у Н. С. начался сердечный приступ. Отошла боль в сердце после таблетки нитроглицерина. Проснулся бодрый, сказал, что хорошо выспался, пошел умываться. Вернулся из ванной опять с болью в сердце. Дала нитроглицерин, боль не прошла. Позвонила доктору. Он сказал, что надо класть в больницу. Н. С. согласился: "Пожалуй, хотя и не хочется, - последние хорошие дни осени..."

На следующий день утром я позвонила сестре и узнала, что всю ночь с ним были врачи, долго продолжался сердечный приступ, сейчас спит. Доктор Софья Анатольевна сказала, что положение тяжелое, подозревает инфаркт (3-й уже!). Говорила с тревогой. В четверг 9 сентября ночь была очень тяжелой, Н. С. мучили боли в сердце. Я села у постели, поцеловала ему ладонь левой руки, он погладил меня по щеке. Не разговаривал, когда просыпался, на вопросы кивал головой утвердительно или качал отрицательно.

В субботу 11 сентября профессор Лукомский обнадежил: хотя положение тяжелое, но маленькое улучшение есть. Н. С. сказал, что будет спать. Меня отослал на второй этаж больницы - лечиться (я принимала курс лечения от онемения рук). Когда я вернулась, дежурная сестра бежала с бутылкой физиологического раствора, дверь в палату была открыта, у головы Н. С. стоял реанимационный аппарат. Меня попросили выйти. Через недолгое время вышла Евгения Михайловна... Я спросила: "Плохо?" - "Плохо". - "Хуже, чем в четверг?" Она ответила: "Умер".

В ПОНЕДЕЛЬНИК 13 сентября в "Правде" - сообщение в четыре строки на первой странице и никакого некролога; во вторник это сообщение перепечатали "Известия": "ЦК КПСС и Совет Министров СССР с прискорбием сообщают, что на 78-м году жизни 11 сентября 1971 г. скончался бывший Первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР, персональный пенсионер Никита Сергеевич Хрущев".

Редакция даже не выделила имя и фамилию из общего текста сообщения...

Я ждала, что траурный митинг откроет хотя бы секретарь парторганизации, где Н. С. состоял на учете, озиралась. Растерянно метался Сережа. Через какое-то время он встал на край могилы и обратился к присутствующим. Передаю по отчету Роберта Г. Кайзера в парижском издании "Геральд трибюн" от 14 сентября 1971 г.: "Мы просто хотим сказать несколько слов о человеке, которого мы хороним и которого оплакиваем, - начал Сергей и остановился, чтобы овладеть собой, губы его дрожали. - Небо тоже плачет с нами", - прибавил он (шел дождь).

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно