Примерное время чтения: 6 минут
908

Любимый актер Тарковского

Ценитель субреток

НАСТОЯЩЕЕ имя Анатолия Солоницына - Отто. В 1934 году, когда он появился на свет, вся страна, затаив дыхание, следила за подвигом отважных челюскинцев. И отец решил назвать новорожденного малыша в честь руководителя экспедиции Отто Шмидта. Когда началась война с фашистами, мальчик наотрез отказался откликаться на немецкое имя и потребовал, чтобы его называли Толиком. Родные согласились, но по документам он так до конца дней и оставался Отто, что создавало определенные трудности, например, при получении денежных переводов.

Вообще вся жизнь Солоницына состояла из сплошных трудностей. После школы он поступил в строительный техникум, но учеба была не в радость, и при малейшей возможности будущий замечательный актер сбегал с занятий в кино или театр. Отец, узнавая об этом, кричал: "Вот как! В оперетку, значит! Ценитель субреток..."

Три раза пытался Солоницын поступить в ГИТИС, и три раза его срезали с формулировкой "ввиду профнепригодности". Анатолий с горечью писал брату: "А бездарные люди с черными красивыми волосами и большими выразительными глазами поступали... Для института нужна внешность, а потом уже все остальное..."

С неменьшей горечью много лет спустя, уже будучи знаменитым артистом, он запишет в дневнике: "Двуликость людей театра волнует меня все больше и больше. Говорят одно, делают другое. Врут друг другу и даже самим себе. В театре бытует выражение - "завоевать положение". Завоевать! Положение! Сколько мерзости в этих двух словах, влезших в искусство с черного хода! Я пришел в театр не завоевывать, а работать, творить".

"Андрей Рублев"

В 1965 ГОДУ в журнале "Искусство кино" напечатали сценарий фильма "Андрей Рублев". Никому не известный тогда еще актер Свердловского драматического театра загорелся сыграть роль главного героя. На свой страх и риск, взяв в театре отгулы, он отправился в Москву. Чудо, фантастика, но Тарковский сразу же увидел в нем Андрея Рублева. Однако на роль был уже утвержден Станислав Любшин, да и все окружение режиссера приняло Солоницына в штыки. Тогда Тарковский взял фотографии двух десятков актеров, в том числе и Любшина, снимавшихся в пробах к "Рублеву", и отправился к историкам и реставраторам, специалистам по древнерусскому искусству. Никто из них, конечно, не знал, как точно выглядел иконописец, но все как один указали на Солоницына.

С первой же совместной работы Солоницын стал для Тарковского любимым актером. Он снимал Анатолия во всех своих последующих картинах, за исключением тех, что вынужден был делать уже за границей. А для Солоницына Тарковский стал главным режиссером.

Дочь актера, киновед Лариса Солоницына, вспоминала: "Тарковский был режиссером, требующим абсолютного к себе доверия, беспрекословного подчинения. А отец как раз считал: высшая актерская доблесть - точное выполнение замысла режиссера. Они идеально совпали по своим внутренним позициям.

Когда для постановки "Идиота" (правда, так и не состоявшейся) Тарковский захотел ввести в кадр рассказчика - самого Достоевского, Солоницын, недолго думая, собрался делать пластическую операцию, чтобы стать еще больше похожим на Федора Михайловича. "С ума сошел! - ужаснулся режиссер. - Ты же тогда больше играть не сможешь, с лицом-то Достоевского!" На что Солоницын ответил: "Если я сыграю Достоевского, зачем мне что-то еще играть?" Кстати, кредо артиста на протяжении всей жизни были слова Федора Михайловича: "Признак настоящего искусства в том, что оно всегда современно, насущно, полезно... Искусства несовременного быть не может. Если оно есть, то оно не искусство".

В финальной сцене фильма "Андрей Рублев" после обета молчания иконописец должен был начать говорить. Тарковский сказал Солоницыну: "Толя, ты должен помолчать месяц, а то и два, чтобы голос стал старческим, надтреснутым". Но Солоницыну этого показалось мало, и он не только два месяца объяснялся со всеми знаками - за несколько дней до съемок он перетянул горло шарфом и чуть было не посадил связки.

"Женщины любили меня не больше трех месяцев"

ПЕРВЫЙ раз Анатолий женился на театральной гримерше, оказавшейся весьма ветреной особой. Неисправимый романтик Солоницын видел в ней Сонечку Мармеладову и верил, что любовью и доверием поможет ей переродиться. Уже на свадьбе произошел неприятный инцидент: один из гостей решил, видимо, пошутить и, произнося тост, вопросил: "А кто еще не спал с невестой?"

Недолго думая, Солоницын разбил о голову шутника графин с лимонадом. Однако это не спасло брак. Очень скоро он распался: Сонечки Мармеладовой из гримерши не получилось, она просто-напросто не читала Достоевского.

"Анатолий был абсолютно не устроен в жизни", - считали друзья артиста. Да и сам он записал в дневнике: "Женщины любили меня не больше трех месяцев..."

"Я - романтик. Худой Дон Кихот, который верит в любовь, в честность и верность. Взамен я редко что-нибудь получаю".
Анатолий Солоницын

Рассказывает дочь артиста Лариса: "Отец был человеком очень верным, очень порядочным и в то же время очень требовательным - и к себе, и к окружающим. Многие женщины пытались завести с ним, уже известным артистом, легкий роман, но отца, несмотря на то что он слыл балагуром и весельчаком, такие отношения не устраивали. Отношения с мамой были наиболее длительными в его жизни. Они прожили вместе 15 лет. Жизнь у нас была крайне необеспеченной. Когда отец получал гонорар за съемки, у нас в доме две недели стоял пир горой, потом мы опять жили впроголодь. Отец вынужден был постоянно колесить по стране с концертами. Их отношения с мамой были крайне неровными: после бурных ссор следовали столь же бурные примирения. Наверное, с годами отец устал от бурных ссор и примирений. Ему захотелось тихой семейной жизни. Такой образ жизни отцу сумела создать его третья супруга, Светлана, с которой он познакомился на съемках фильма "Сталкер".

В 1981 ГОДУ Анатолию Солоницыну присвоили звание заслуженного артиста России. На западноберлинском кинофестивале ему был присужден приз "Серебряный медведь". Он наконец-то обрел свой собственный дом - "Мосфильм" выделил кооперативную квартиру. Жить бы, как говорится, и радоваться. Но... Жить 47-летнему артисту оставалось меньше года.

Все думали, он не знает, что у него рак. А он все прекрасно знал и только делал вид, что не догадывается, чтобы облегчить страдания жены...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно