Примерное время чтения: 8 минут
96

Снимите шляпу, Геннадий Андреевич

Жительнице Ленинградской области Вере Александровне РЫБЧЕНКОВОЙ в следующем году исполнится 100 лет. Когда я спросил бабушку, как она собирается отмечать вековой юбилей, та молодо и задорно улыбнулась: "По мне Книга рекордов Гиннесса давно уже плачет. Так что готовлюсь..."

А никто вас не просил...

У БАБЫ Веры - феноменальная память. Более двух с половиной часов (сам тому свидетель) она может без запинки декламировать стихи. И это без малого в 100 лет! В ее репертуаре Пушкин, Лермонтов, Некрасов...

При этом Вера Александровна ничего, ну ничегошеньки не видит. Год назад один глаз еще можно было спасти, если бы вовремя прооперировали катаракту. Если бы да кабы... "Вам повезло, бабушка, - сказали ей в областном министерстве здравоохранения.

- У вас есть возможность на своей шку... то есть на своем опыте убедиться, насколько хорошо теперь живется пенсионерам и как замечательно у нас работает система медицинского страхования. Поезжайте в клинику Федорова, и вас там совершенно бесплатно прооперируют. Только... Заплатите полторы тысячи, и все. Все остальное совершенно бесплатно. "Виват тем, кто придумал такую помощь пенсионерам, - удивляется баба Вера. - У меня пенсия меньше чем полторы тысячи..."

И еще одну отчаянную попытку в надежде спасти зрение сделала Вера Александровна. Напомнила равнодушным чиновникам, что во время войны безвозмездно сдавала кровь, в 1947 году награждена знаком почетного донора. Неужели 20 литров сданной в фонд обороны крови не стоят полутора тысяч рублей? На что ей ответили: "А никто вас не просил и не заставлял кровь сдавать". Так и ослепла баба Вера окончательно.

"Очень тяжело без зрения. Все мои стихи стали, как овцы, разбегаться. Раньше-то названия все были записаны и я знала, что у меня в "хозяйстве" делается, а теперь... Но я придумала выход. Присваиваю каждому стихотворению собственный номер и мысленно откладываю его на полочку памяти. А время от времени сама себя проверяю".

Вся жизнь - сплошные неудачи

"МНЕ с самого рождения не повезло. Угораздило родиться не в рабоче-крестьянской, а в дворянской семье. Отец - офицер царской армии, подполковник. Этим все сказано. Я была воспитанницей Института благородных девиц, ведомства императрицы Марии. После октябрьского переворота наше учебное заведение, естественно, прикрыли, и с этого момента мы стали "бывшими" .

Однако счастье Вере все-таки улыбнулось - встретила прекрасного человека, коммуниста, не побоявшегося связать свою жизнь с лишенкой. Он был намного старше и воспитывал молоденькую жену в следующем духе: главное, не будь равнодушной, не проходи мимо людской беды и если можешь чем-нибудь помочь - помоги.

Правильным коммунистом был тов. В. Рыбченков, за это его, очевидно, и объявили врагом народа: в 37-м арестовали, в 38-м расстреляли. А Вера попала в еще большую опалу: из "бывших", так сказать, перебралась в действующие. Шутка ли - жена врага народа!

"Вот так меня било всю жизнь. И детишкам досталось. Сынишка-то совсем младенец был, а семилетняя дочка сколько раз с улицы в слезах возвращалась: "Мне не разрешают играть с детьми, говорят, что мы враги". Потом война началась. В первую же интенсивную бомбежку с 25 на 26 июня 1941 года в деревянный домик, в котором мы жили в Смоленске, попала бомба. Остались в живых только потому, что за час до авианалета отправилась вместе с детьми раздобыть каких-нибудь продуктов. Раздетые, разутые, все вещи разбомбило, 28 июня чудом втиснулись в переполненный эшелон, который шел в Удмуртию.

Когда приехали, я поразилась: такая там пшеница уродилась, такое богатство, а убирать некому. Я очень быстро освоила профессию жнеи. И дочка, которой исполнилось 12, тоже пошла работать. В правлении колхоза ее спросили: "А что ты умеешь делать? Полоть умеешь?" - "Конечно, я же в пионерлагере клумбы полола..."

А жены военных, вместе с нами эвакуированные, сидели на своих аттестатах и никакого желания работать не проявляли".

Обыкновенный садизм

В 1948 ГОДУ семья Рыбченковых волею судьбы оказалась в поселке Токсово Ленинградской области. Вера Александровна устроилась инспектором в контору "Главмолоко", получила однокомнатную квартиру жилой площадью 15,2 метра в пяти-квартирном доме барачного типа. И она, и дети были счастливы. Всю жизнь ведь по чужим углам мыкались, а тут, пусть маленькое, пусть с удобствами на улице, но собственное жилье. А еще к квартире придавался небольшой земельный участок с туалетом и дровяным сараем. Правда, поскольку они въехали в этот дом последними, им достался участок, мягко говоря, неухоженный. Своими руками они раскорчевали его, обиходили, посадили яблони, плодовые кустарники. Много, ой, как много труда вложили они в свой участок. Зато и результат был: 44 года кормила их благодарная за уход и заботу земля. Кормила бы и дальше, если бы не приснопамятный 1992 год с его дикой приватизацией.

"В один, далеко не прекрасный день пришел сосед с топором и начал крушить все, что мы почти 45 лет сажали, растили и пестовали. Оказывается, глава администрации поселка передал нашу землю ему в собственность. Иду к главе администрации. Тот крутит-мутит и в конце концов заявляет, что земля нашей квартире не положена. Вот как! Квартире N 3 не положено вообще земли, а квартире N 5 положено в два раза больше? Почему? "А это вас не касается".

Администрация поселка Токсово, передав клочок земли другому владельцу, отобрала у двух стариков - матери и сына (дочь к тому времени проживала отдельно) - не только выращенный ими сад, но и саму возможность проживать в собственной квартире.

Вся земля, которая раньше принадлежала трем квартирам, теперь разделена на две половины. И Рыбченковым в собственное жилье, расположенное в аккурат в середине дома, ну никак не попасть: с одной стороны путь преграждает глухой забор, с другой - злющая кавказская овчарка. Какое-то время они надеялись, что где-то там, наверху, разберутся, одумаются: не могут же одни люди просто так, ни за что издеваться над другими людьми. Сын вырыл прямо перед крыльцом временную отхожую яму, а со стороны улицы соорудил небольшую насыпь, чтобы можно было влезать в квартиру через окно... Правда, 90-летней (тогда ей еще было 90), полуслепой, перенесшей перелом бедра женщине такие акробатические трюки были не под силу, но они терпели. Ведь скоро разберутся, не могут не разобраться... Тогда была еще жива Галина Старовойтова, и она обратилась с депутатским запросом к администрации поселка. Ответа не последовало. Между тем подступали холода. А дрова завезти было некуда...

Рассказывает дочь Веры Александровны Инна Резчикова:

"Я забрала маму к себе в однокомнатную кооперативную квартиру. А брат-сердечник, которому в ту пору было уже под 70, устроился работать кочегаром: в кочегарке и работал, и жил. Там у него случился второй инфаркт..."

Гениальный план КПРФ

"МАМА моя очень достойный человек, поверьте мне. Она столько сделала для людей. 15 лет была председателем уличного комитета. Четыре созыва председателем поссовета. У нас не закрывались двери, все время шли люди. Всем помогала. Одних мирила, других на лечение в лучшие клиники Ленинграда устраивала. Кого на работу, кому жилищные проблемы решить помогала..."

Во всех бедах своей семьи Инна Резчикова винит... коммунистов. Она даже открытое письмо Зюганову написала. (Не секрет, что почти все ключевые посты в администрации Ленинградской области уже много лет занимают коммунисты.)

Приведу небольшую выдержку из этого письма: "Я нашла виновного в издевательском отношении к моей матери и вообще ко многим людям - это вы, Геннадий Андреевич. Что служит подтверждением моих слов? На примере антигуманного отношения к моей матери, как контур на фотографии, возникает вывод о том, что КПРФ вовсе не рассеялась и не пребывает в инертном состоянии. Совсем наоборот. Она слилась с инструментами новой власти и от ее имени восстанавливает против этой власти людей (недаром многие областные чиновники, к которым мы обращались за помощью, с нескрываемым злорадством говорили: "Голосовали за Ельцина? Вот и получайте!"). В умах людских такой "гениальный" подвох не укладывается, и, естественно, они, как умеют, ругают новую власть за процветание беззакония и вынужденно соглашаются с тем, что раньше было лучше. А КПРФ, пользуясь этим приемом, набирает очки".

***

СТЫДНО и гадко, когда облеченные властью, зажравшиеся и наглые нувориши отбирают у нищих и обездоленных последнее.

А эти нищие и обездоленные не могут их даже обматерить. Не могут и не хотят. Потому что, несмотря на все тяготы и страдания, выпавшие на их долю, остались людьми добрыми, светлыми и интеллигентными. Перед такими людьми хочется встать и снять шляпу.

Не желаете присоединиться, Геннадий Андреевич?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно