Примерное время чтения: 5 минут
439

Юнги огненных рейсов

Уходят ветераны. Мало их осталось, и с каждым годом все убывает. Даже самых молодых фронтовиков на каждый сбор боевых друзей приходит все меньше. А ведь они попали в военную мясорубку, когда им было не больше тринадцати-четырнадцати. Юнги. Юные. Мальчишки.

Без нас войну не выиграть!

СКРОМНЫЙ обелиск с якорями перед входом в московскую школу. Живые цветы на снегу. И возле - в окружении притихших ребят - юнги. Теперь уже совсем не мальчишки... Такова традиция - каждый год они собираются в школьном музее юнг огненных рейсов, чтобы вспомнить боевую юность и рассказать о ней нынешней молодежи.

Приказ о создании школ юнг вышел в октябре 1943 года. У кого-то не было родителей, кое-кого, уже с медалями на груди, переводили в школу юнг из "сыновей полка", а кто-то сам целеустремленно шел на флот, поскольку таковы были традиции в семье. Ребят готовили на радистов, мотористов, даже штурманов торпедных катеров.

Бывший юнга, а ныне доктор медицинских наук Геннадий Ильич Козлов рассказывает: "Все мои мечты, сколько себя помню, были стать летчиком или моряком. А началась война - страстно хотел попасть на фронт. Как же без нас-то? Без нас войну не выиграть! И повезло - объявили набор в юнги. Родители отпустили. Правильнее сказать - мама отпустила, ведь папа воевал. А она прекрасно понимала, что, если не отпустит, убегу! Я попал на "Трансбалт" - флагман Дальневосточного флота. Огромный корабль, 22 тысячи тонн водоизмещения. Он был старенький - времен Первой мировой войны, построенный немцами как госпитальное судно, с хорошими палубами, не надо было во время шторма и наверх-то высовываться. Все внизу. Самое место для мальчишек!

Распределили нас: кого в машинное отделение, кого в палубное. Четыре часа обучают общеобразовательным предметам - держали для нас настоящих преподавателей, да и боцманы приглядывали, - а потом мы часа по четыре работали как матросы. Было нас 48 пацанов. Многие впервые оторвались от мам, а многие уже успели хлебнуть лиха - были даже ребята с боевыми наградами. Конечно, им завидовали. Но скоро и мы, необстрелянные, оказались в бою, почувствовали на своей шкуре, каково это.

Американский "подарочек"

УЧАСТВОВАЛИ в "капельных перевозках". Это не так, как на северных морях, - идет караван грузовых судов, а вокруг корабли охранения. Нет - наши корабли сами были оборудованы орудиями: несколько крупнокалиберных, десяток более мелкого калибра и пулеметы. А шли, отбиваясь от противника, без конвоя, в одиночку. Нас, юнг, тоже ставили к орудиям - вторыми номерами. Расчет был на "авось, проскочим". И проскакивали, но однажды... Однажды ночью наш гигант "Трансбалт" получил две торпеды в бок и пошел ко дну. Вот как это было: война с немцами уже окончилась (мы встретили победу в американском городе Сиэтле, забирали груз), а война с японцами еще не началась. Тринадцатого июня мы миновали пролив Лаперуза. Японцев почти не боялись - у них был приказ не тратить торпеды на наши "лапти", но "подарочек" пришел, от кого не ждали... Союзнички-американцы нас подбили. Они не раз этим отличались - тут погиб не один наш корабль. Для нас же весь процесс "ухода на дно" занял ровно 12 минут. А потом - двое суток на утлых спассредствах в штормящем море. Погибло пятеро из 99 человек команды. Подобрали нас японцы - дотянули две наши шлюпки до Хоккайдо, а две штормом унесло в другую сторону, они японцам не попались. Поселили под охраной, но все же в гостинице, а не в тюрьме - ведь мы не могли считаться военнопленными, поскольку еще не началась война между нашими странами. А через 17 дней за нами зашел наш корабль. И очень вовремя: почти сразу после этого войну и объявили".

В разговор вступают другие бывшие юнги.

Виктор Иванович Гулевский: "Мы после войны друг друга потеряли, хоть большинство из нас и остались во флоте - это стало нашей профессией. Но тут появился инициативный человек - Маргарита Ильинична Васильева. Отыскала нас, помогла объединиться, и вот он - наш музей!"

Виктор Васильевич Щекин: "Мы и сами много труда вложили - устраивали стенды, искали товарищей, собирали документы, письма, фотографии. А теперь тут встречаемся, проводим уроки мужества для детей. Приходят на экскурсии из других школ, даже из других городов. Ведь это совершенно необходимо - прививать ребятам ощущение гордости за страну, воспитывать в них любовь к своим корням и память о прошлом!"

***

ВОЙНА бьет одинаково и по взрослому, и по ребенку, пуля не знает, в кого летит. Погибли тысячи, уцелели единицы. Музей юнг огненных рейсов в школе N 1324 Восточного округа Москвы - в память о тех, кто не вернулся. Во славу тех, кто жив...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно