Примерное время чтения: 13 минут
212

Благодарна Богу за все испытания

Всю жизнь купалась в любви

Я РОДИЛАСЬ в военном городке под Внуковом. Отец, военный летчик, разбился, когда мне исполнилось два года. Нас осталось три женщины: бабушка, мама и я.

Бабушка была очень верующей, строго соблюдала все посты. Не помню, чтобы она на кого-нибудь сердилась или кого-то осуждала. Кто бы ни пришел в дом, всех она встречала ласково, с улыбкой. Сейчас я понимаю, какой это подвиг - прожить жизнь и оставаться на удивление доброжелательной, всепонимающей, всепрощающей.

Наш домик стоял глубоко в лесу. Помню, проснусь утром, за окном - березовая роща, море цветов: ромашки, колокольчики, ночные фиалки, ландыши... и я одна среди этого великолепия. Ничего и никого не боялась. Совершенно бесстрашная была. Это сейчас стала трусихой невероятной. А тогда мне даже в голову не приходило, что со мной может что-то случиться. Однажды (я уже училась в институте), приехав во Внуково - оттуда до нашего городка ходил маленький старенький смешной паровозик из трех вагонов, - я обнаружила, что опоздала. Поодаль стояла группа мальчишек, моих ровесников, и я (сейчас бы, конечно, в жизни этого не сделала) говорю им: "Ребят, вам куда идти?" Они: "В дачный поселок!" Я: "Ой, нам по пути! Я с вами!" Идем через лес, я, как птичка, щебечу, а они идут такие молчаливые. Но, слава богу, хорошие ребята оказались, проводили прямо до дома...

Меня очень любили школьные учителя. И в институте - я закончила ГИТИС - меня тоже все любили, и на ТВ... Я всю жизнь купалась в любви. Думаю, оттого, что сама к людям была всегда доброжелательно настроена, без задних и коварных мыслей. Очевидно, на мой характер, на мое отношение к людям наложило определенный отпечаток то, что детство и юность я провела в лесу. Кстати, когда впервые попала в большой город, мне очень понравились коммунальные квартиры, я думала: "Боже мой, как здорово здесь люди живут, все вместе!"

"Где мои осьмнадцать лет?!"

ПОСТУПИВ в ГИТИС, я мечтала стать драматической актрисой. Но жизнь сложилась так, что сыграть драматическую роль довелось только единожды - в фильме "Прощай" Григория Поженяна. К сожалению, фильм получился неудачным. Поженян хороший поэт, но не режиссер. Он никого не слушал и снимал, как ему хотелось и думалось. Моя мама, посмотрев картину, сказала: "Знаешь, доченька, я еле досидела до конца".

Первый мой муж - Геннадий Чертов невероятно прославился, сыграв в фильме "Сердце матери" Александра Ульянова. Красавец был необыкновенный, вылитый Жерар Филип. Вся женская половина института сходила по нему с ума. А мне было совершенно все равно... До тех пор, пока наш курс не отправили на картошку. Помню, сижу в автобусе - и входит Гена. И всё! Что называется, Амур сразил меня стрелой. Я просто потеряла дар речи. Нечто подобное испытал и Гена. Позже он мне рассказывал, что я ему очень нравилась, но он для себя решил, что я слишком хороша для него. Я и в самом деле необыкновенно хороша была, тоненькая, как тростиночка. Недавно мы встретились на каком-то юбилее с отцом Филиппа Киркорова, он учился на параллельном отделении, и я вдруг через столько лет от него услышала: "Знаешь, Лин, я всегда думал, что ты тяжело больна, - такая ты была худая!" Боже-боже! Где мои осьмнадцать лет?! Сейчас, как ни борюсь с весом, ничего не получается!

В 66-м году мы с Геной поженились. Муж не одобрял моего желания работать в театре, а тем более сниматься в кино. Он постоянно твердил: "Будешь на съемках месяцами пропадать. А в театре ты работать не сможешь, там интриги, ты со своим характером не выживешь. В театре нужны зубы, когти и локти". Гена мечтал, чтобы мы работали вместе, как я теперь подозреваю, чтобы была "под присмотром" (смеется). В 70-е годы открылся Институт телевидения. И мы поступили туда учиться. Проучились полгода. А потом попали на стажировку на Шаболовку. Стажировка прошла успешно, и нас приняли в штат. Звездами тогда были Жильцова, Моргунова, Леонтьева, Шилова. Мне же доставалась вся черновая работа. Например, я вела концерты классической музыки. В то время, да, впрочем, и сейчас, они не пользовались особой популярностью, поэтому этими концертами как бы затыкали дыры в сетке вещания. А мне нравилось вести эти концерты, меня узнала и полюбила вся музыкальная интеллигенция. Я вела передачи для детей. Не "Спокойной ночи, малыши!" - их мне доверили вести позже, а "Будильник", который шел по воскресеньям в 9 часов утра, когда все спят. Все, кроме детей. Дети смотрели и тоже полюбили тетю Лину. А как мне нравилось работать для детей! Во мне всегда было много детского. Я до 16 лет играла в куклы. Это сейчас девочки в 11 лет рожают, а в наше время... Нам, например, не разрешалось в школу ходить в капроне, лишь на выпускной вечер было позволено надеть вечернее платье, туфли и тонкие чулки. А так чулки в резинку, школьная форма. Думаю, в этом есть своя прелесть. Когда детей воспитывают в строгости, из них получаются хорошие люди - это я по себе знаю (смеется).

"Нашу песню не задушишь, не убьешь!"

В СОВЕТСКОЕ время "Песня года" была престижнейшим фестивалем. Песни отбирала строгая художественная комиссия. К участию допускались только суперпрофессионалы. Создатели В. Черкасов и В. Мееровский пригласили меня в качестве ведущей, и я уже начала репетировать, радуясь, что буду вести такую замечательную программу, но... как говорится: "Рано пташечка запела, как бы кошечка не съела!" Так и вышло. Вместо меня ведущими стали Леонтьева, Шилова и Кириллов... Тем не менее в 1979 году я все-таки вышла на фестивальную сцену и вот уже 26 лет являюсь ведущей этой всенародно любимой передачи. Правда, последние годы у фестиваля много трудностей, но я верю, что он будет жить - "нашу песню не задушишь, не убьешь!"

К сожалению, у нынешней молодежи иные приоритеты. Сегодня залы ломятся от желающих послушать сомнительных певцов. Это не творчество, не музыка, это не стихи. Я не хочу ни в коей мере обижать их, но должна же быть какая-то человеческая совесть, которая помогала бы исполнителю задуматься: имеет он право выйти на сцену, если ему нечего сказать зрителям? А современные песни? Какая-нибудь юная красавица, не имеющая ни голоса, ни слуха, поет незамысловатую песенку, а потом ее крутят на музыкальных каналах, радио, дискотеках... Ведется определенная политика оболванивания людей. Мне очень жаль молодежь, которая растет на таких примерах.

Недавно я вела на Арбате концерт, посвященный Дню города. Выступали известные композиторы - В. Шаинский, Е. Крылатов, Г. Гладков, певцы - И. Кобзон, А. Макарский, Р. Ибрагимов, и исполняли они в основном песни советского периода. Вот это были песни! И народу собралось чуть ли не четыре Кремлевских дворца съездов.

Дети телевидению не нужны

ТЕЛЕВИДЕНИЕ сегодня напрочь закрыто для детей. "Спокойной ночи, малыши!" - передачу, которую я вела много лет и которую просто обожала, сейчас смотреть не могу - она стала неинтересной. Вместо 15 минут она теперь идет 7. Что можно показать за 7 минут? О детях на телевидении не думают и не делают для них программ - на многих каналах по утрам просто крутят зарубежные мультики. Я предлагала новые проекты на разные каналы - "Первый", "Россию", но только ТВЦ поставил в эфир детский музыкальный фестиваль "Песенка года".

"Меня хотели выпихнуть из страны"

ВТОРОЙ мой муж - чех Индржих Гец. Вначале никак не могла его имя выговорить и однажды предложила: "Давай я тебя буду называть Генри". Имя Генри мне казалось очень романтичным... Познакомились мы на съемках фильмов по изучению русского языка в Чехословакии. Индржих делал декорации для программ, он художник и архитектор по образованию. Я его долго не замечала. Но как-то в перерыве между съемками мы с ним встретились глазами, и... всё!!! Я уехала в Москву, и через несколько дней мне позвонил мой чех и предложил руку и сердце. Я начала объяснять, что у меня семья (тогда я еще была замужем за Геннадием), что у меня работа. Но Индржих оказался очень настойчивым. И я сдалась. Мы поженились. Но жила я в Москве, а муж - в Праге. Я постоянно летала в Чехословакию, а он ко мне в СССР.

Сейчас по прошествии многих лет могу сказать, что Индржих был самым благородным мужчиной, повстречавшимся на моем пути. Корректный, доброжелательный, очень добрый, великодушный и, кроме того, талантливый, состоявшийся в жизни человек. Он построил для нас на самом высоком месте в Праге великолепный дом и по моей просьбе расписал в спальне потолок. Каждое утро, когда я просыпалась и открывала глаза, то видела над собой бездонное голубое небо с белоснежными облаками! Но, когда возвращалась в Москву, вместо облаков надо мной сгущались черные тучи. Помню, после очередной моей поездки в Чехословакию вызывает меня тогдашний председатель телерадиокомитета Лапин: "Ангелина Михайловна, вы почему опоздали?" "К мужу летала". - "Что-то я не могу понять, вы заслуженная артистка Чехословакии, что ли?" "Нет, - гордо отвечаю я. - Я заслуженная артистка РСФСР". - "А мне кажется, Чехословакии, мне кажется, вам надо туда уезжать".

Может быть, таким образом меня хотели выпихнуть из страны? Но я не хотела уезжать. Уцепилась, что называется, "всеми зубами, когтями и копытами".

Человек пустой - он и на экране пустой

КОНЕЧНО, хорошо, что сегодня на телевидении нет цензуры, но, с другой стороны, это и большая беда. Человек пустой - он и на экране пустой. Вот сейчас, например, там столько женщин - хорошеньких, миленьких, но послушайте, как они говорят в эфире! Значит, она симпатична кому-то из начальников, или с кем-то спит (давайте называть вещи своими именами!), или у нее папа богатый. Профессиональные качества этой девочки в таком случае уже не имеют никакого значения. В советское время за работой дикторов в эфире следили педагоги - они занимались сценической речью, давали уроки мимики и жеста, этикета. Большинство нынешних ведущих, кажется, не знают даже, что это такое.

А новостные передачи? На протяжении целой недели утром, днем, вечером я вижу одно и то же лицо. Я устаю от этого лица. У нас все-таки многонациональная страна. Почему же не взять ведущими людей разных национальностей: чукчу, киргизку, татарина, еврейку... Пусть ведут новости в очередь, как на всех уважаемых каналах в мире. Да, есть отдельные личности, которых нельзя заменить. Тот же Познер - его никто не заменит. Он может нравиться, может не нравиться, но это личность. А большинство современных ведущих? Они ведь не думают о том, что читают или говорят, у них другая задача - себя показать, покрасоваться: смотрите все, какая я красивая, умная, знаменитая, популярная...

Все - в прорубь!

Я ОЧЕНЬ давно занимаюсь зимним плаванием. Первый раз было жутко страшно. С группой паломников я поехала в Арзамас. Вышли из поезда, температура воздуха минус 28 градусов. Нас посадили в автобусы и повезли на берег озера, где, по преданию, обитал святой Серафим Саровский.

Рядом со мной оказалась маленькая девочка лет восьми. Мама ей говорит: "Доченька, такой сильный мороз. Может быть, ты не полезешь в воду?" А она ей: "Мама, раз я решила, то сделаю это обязательно!" Когда она разделась, мы, взрослые, последовали ее примеру. Как же так: ребенок не боится, а мы испугались? И ни один человек из группы не заболел.

Я убеждена: холодная вода дает человеку очень сильный заряд положительной энергии, а все плохое забирает. Так что я всем советую: если в вашей жизни накопилось много отрицательного - купайтесь в проруби! И Бог вам поможет!

Я хожу в бассейн "Чайка", занимаюсь аквааэробикой, посещаю спортзал... Стараюсь поддерживать физическую форму, хотя, чего греха таить, иногда приходится превозмогать себя: с годами организм все больше хочет комфорта, тепла.

Сумерки цивилизации

МНЕ нравится, что меня люди узнают. Бывает, иной раз заходишь к какому-нибудь чиновнику, а он с порога орать начинает. И вдруг - узнал, лицо расплывается в улыбке: "Ой! Кто к нам пришел!" В таких случаях я думаю: неужели так трудно этому, в сущности, неплохому человеку доброжелательно относиться ко всем? Ну пришла к нему, допустим, не Ангелина Вовк, а Маша Иванова, и что же, на нее, только на том основании, что она не так знаменита, орать можно?

Кстати, я не считаю прежнюю советскую жизнь столь уж плохой. Самое главное не в том, что раньше ни у кого ничего не было, а в том, что все люди были добрее, внимательнее. Сейчас бал правят деньги и сатана. Когда началась перестройка, я очень радовалась, ходила и всех поздравляла с новой жизнью и с новым счастьем. Вот один раз подошла я такая счастливая с поздравлениями к нашему диктору Виктору Балашову, а он мне и говорит: "Не радуйтесь раньше времени, моя милая, это не закат коммунизма, это сумерки цивилизации". Тогда я не поняла, что он имел в виду, а теперь с ним полностью согласна.

Может быть, пора в фермеры?

КОНЦЕРТ на Арбате, я о нем рассказывала, длился 7 часов. Когда я пришла домой, мне хотелось плакать от усталости и перенапряжения. Композитор Гриша Гладков сказал как-то: "Мне иногда хочется плюнуть на все, уехать в деревню, стать фермером..." Вот и у меня тогда было желание - стать фермершей.

Может, пора уже приучать себя к мысли, что когда-нибудь я никому не буду нужна. И, может быть, уже скоро. Кто его знает...

Обычно, когда у женщины не складывается личная жизнь, она убивается, не знает, что делать. Я этого не понимаю. Ну нет мужа! Подумаешь - трагедия! Чем жить и мучиться, лучше быть одной! К тому же много свободного времени! Можешь заниматься чем угодно! А то, что у меня нет детей... Я иногда думаю: какое счастье, что их у меня нет! Я бы просто сошла с ума: посмотрите, что происходит сейчас с молодежью! Как им тяжело, со всех сторон на них обрушивается столько искушений и трудностей... А наркотики! Я просто бы чокнулась, если бы весь этот ужас не смогла отвести от своего ребенка.

***

Я ЧЕЛОВЕК верующий и считаю, что получаю от Бога все, чего достойна: и удачи, и невзгоды, и победы, и поражения. Моя жизнь складывалась непросто: и болела я подолгу, и операции у меня были тяжелые. Но я только благодарна Богу за все испытания.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно