Примерное время чтения: 10 минут
170

"Старый мельник" не ведает страха

С некоторых пор слово "культовый" стало популярным. У нас есть культовые фильмы, книги, актеры... Есть, конечно, и культовые спортсмены. 56-летний экс-защитник хоккейного "Динамо" и сборной СССР Валерий ВАСИЛЬЕВ - один из них.

Про две большие разницы

- ВАЛЕРИЙ Иванович, не считаете, что жестоко поступали на льду со своими коллегами по трудовому цеху?

- Хм, так ведь хоккей - такая игра. Не я ее правила придумал. И по этим самым правилам я не был обязан щадить "коллег по трудовому цеху". На льду для меня друзей не существовало. После финального свистка - да, но только после него. В хоккее важно различать жестокость и жесткость. Это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Я не нарушал правил, не нанес никому травмы. Жестокость - это когда соперник уже повержен, а ему стараются еще наподдать. А ведь существует святая заповедь: лежачего не бьют.

Какого-то рафинированного воспитания я не получил. Только дворовое - в своем родном городе Горьком. Рос на улице, и, должен сказать, это, вопреки расхожему мнению, очень неплохая школа. Она учит справедливости и порядочности, умению постоять за себя, если возникает такая необходимость. Мы жили небогато, порой бедствовали, недоедали, но с ранних лет умели отвечать за свои поступки.

- Драться, наверное, часто приходилось?

- Да, конечно. Но первым старался никогда не лезть. Если только надо было защитить себя или кого-нибудь из близких. Не то что сейчас, когда какой-нибудь подвыпивший отморозок мнит, что ему море по колено.

"Тебя ждет дальняя дорога"

- УЛИЦА и в хоккей привела?

- Можно так сказать. Шестилетнему мне подарили коньки 43-го размера. Я их прямо на валенки надевал. Улица, где в Горьком жил, примыкала к стадиону. Ну а там - ежевечернее массовое катание. А уж для мальчишек - с утра и до ночи хоккей. Впрочем, родители, хоть и относились к моему увлечению снисходительно и с пониманием, будущего хоккеиста во мне не видели. Не в традициях семьи было. Так что после школы начал работать слесарем на одном из местных заводов. Но с коньками и клюшкой не расставался: параллельно тренировался вместе с хоккеистами "Торпедо".

- А как в "Динамо"-то столичное попали?

- За горьковское "Торпедо" я провел всего два матча. Один из них - против московского "Динамо". На мое счастье, видно, чем-то приглянулся я Аркадию Ивановичу Чернышеву, тогдашнему главному тренеру динамовцев и сборной СССР. Причем до такой степени, что он... отобрал у меня паспорт и сказал: "За документом летом в Москву приедешь, понял?" Конечно, понял, какой же я гражданин без паспорта?

- Сейчас вы, напорись в столице на проверку без документов, рисковали бы угодить в милицию... И пойди докажи, что вы офицер МВД в отставке.

- В дни моей юности такой напряженности, какая царит в нашей жизни в последние годы, в помине не было. Так что все закончилось для меня вполне благополучно, даже более того. Ведь в Москву я приехал действительно исключительно за паспортом, потому что об игре за "Динамо" и не помышлял. Но Аркадий Иванович убедил меня: "Валера, в хоккее тебя ждет дальняя дорога. Ты обязательно заиграешь. Только надо очень захотеть". Черт возьми! Я и захотел так, что буквально из штанов готов был выпрыгнуть.

- Ваш друг и великий одноклубник Александр Мальцев рассказывал в интервью нашему еженедельнику: "Случались у меня взлеты, случались и падения. Но был и ангел-хранитель в лице Аркадия Ивановича Чернышева, которого я считаю своим крестным отцом. Не знаю, что получилось бы из меня без этого достойнейшего человека..."

- Я по натуре человек довольно суровый, но, когда речь заходит об Аркадии Ивановиче, становлюсь сентиментальным. Мне, знаете ли, абсолютно чужды националистические настроения, однако я считаю, что добрее русского мужика на всем белом свете не сыщешь. При всей своей интеллигентности, но одновременно и предельной требовательности Чернышев всегда был добрым русским мужиком. Неслучайно же мы, игроки, в трудные минуты шли именно к нему - за советом, за поддержкой и помощью.

- Ой ли: только к нему? Тот же Мальцев рассказывал, как заботился о звездах "Динамо" лично председатель КГБ Юрий Андропов...

- А так и было! Мне, например, Юрий Владимирович подарил шикарную квартиру в Москве. Я же в подведомственном ему клубе играл, не щадя зубов и живота своего, все это происходило у всех на глазах.

Бросок через спину

- ВЫ БЫЛИ одним из немногих игроков, которые применяли замечательный силовой прием - "мельница". Подлавливали соперника и бросали его через спину. Это так здорово смотрелось, что фанаты заходились от восторга!

- Первым "мельницу" стал применять мой динамовский напарник Виталий Давыдов, а я у него перенял.

- А вот сейчас мы не видим таких эффектных приемов. Почему им перестали учить в хоккейных школах?

- Такому не научишь, это по интуиции делается. Чтобы применить против атакующего соперника "мельницу", нужно уметь хорошо кататься спиной вперед. Еще надо великолепно чувствовать дистанцию, постоянно держать противника в поле зрения, крепко держаться на коньках. И ловить нападающего на прием не абы как, а с расчетом. Нынешние защитники очень слабо катаются спиной вперед.

- "Да, были люди в наше время, не то что нынешнее племя"...

- И были! Меня сейчас дети просят показать, как правильно надо делать развороты, как шайбу отбирать. Знаете, как в свое время нас Анатолий Владимирович Тарасов учил? "Ты должен постоянно контролировать игровой момент и искать глазами свою невесту в 20-м ряду!" А сейчас защитники сначала глядят на шайбу, получив ее, обрабатывают и только потом в поле смотрят.

- А правда, что Тарасов, когда его ЦСКА играл против "Динамо", старался лично против вас не выпускать Валерия Харламова?

- Неправда. Тарасов не выпускал против меня Анатолия Фирсова. Я помню, как Тарасов еще из молодежки ЦСКА отправил Харламова в ссылку - в Чебаркуль. Валера уехал туда худеньким юнцом, а вернулся накачанным парнем, настоящим атлетом! И он никогда не боялся соперников. Запросто против двух встречающих канадцев выходил да и меня все время старался обыграть. Если я его к борту прижимал по делу, он даже не обижался. Но палка, как известно, о двух концах: стоило хоть чуть-чуть пережать, от Харламова можно было тотчас и сдачу схлопотать.

- Ваше поколение игроков первыми скрестило клюшки с энхаэловцами. Мальцев, вспоминая эту легендарную серию, сказал: "Мы тогда делали историю. Во всяком случае, хоккейную..."

- Дайте ручку, распишусь под Сашкиными словами!

- А вас в НХЛ приглашали?

- Да, были предложения. Посредине центральной площади в канадском Торонто стоит большой столб. На нем во время драфта вывешивались объявления - какой игрок, сколько стоит, какой клуб хотел бы его заполучить. Так вот Харламову, Петрову, Гусеву, Третьяку и мне предлагали: выбирайте любой клуб и получите зарплату в миллион долларов за год! И это при том, что знаменитый Горди Хоу зарабатывал в ту пору 800 тысяч.

- Как считаете, вы могли бы заиграть в НХЛ?

- Вне всяких сомнений. Хотя тогда в НХЛ было много очень хороших игроков. Реактивный Иван Курнуайе, защитник Брэд Парк, нападающий Фил Эспозито. В то время их имена гремели на весь мир. Но и в СССР было немало классных мастеров, которые могли бы выступать за океаном.

"Нас не запугать!"

- ПО ТЕМ временам не было, пожалуй, лучшей проверки характера хоккеиста, чем встреча с канадцами. Рассказывают, что они могли морально подавить едва ли не любого...

- Во всяком случае, действительно к этому стремились. Я, например, точно знал, что с опаской играть с ними бесполезно. И старался не избегать жесткой борьбы и столкновений с их хоккеистами. В 1973 году в одной из встреч со сборной ВХА в Москве меня, что называется, "достал" тычками, ударами исподтишка и зацепами американец Маккензи. До такой степени, что я на виду у переполненных трибун скинул перчатки и... Этого задиру тотчас с площадки как ветром сдуло.

- Вы - двукратный олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион мира. А что было потом, по окончании карьеры? Не секрет, что для многих спортсменов переход в новое качество происходит болезненно, если недраматично.

- В какой-то степени и у меня так было. Поработал в хоккейной школе "Динамо". Потом махнул в Германию. Отыграл сезон во втором дивизионе. Задержался там в качестве тренера, вывел команду в бундеслигу. А когда вернулся домой, оказался никому не нужным. Ушел на военную пенсию. В 40 лет.

- Но с хоккеем вы не порвали?

- Несколько лет был начальником хоккейной команды из Подольска "Витязь". Прошел с ней все ступени - от чемпионата области до суперлиги. Сейчас в должности вице-президента помогаю созданному не так давно ХК МВД, который базируется в Твери. В прошлом году наш клуб сенсационно за сезон пробился в высшую лигу. Ну а еще, для души, остаюсь спортивным директором ветеранской сборной "Звезды России".

- Сами на лед еще выходите, я имею в виду матчи за сборную ветеранов?

- Все, уже нет. Здоровье не позволяет: три инфаркта перенес, операцию на сердце.

- Как относитесь к нынешнему поколению хоккеистов?

- Не могу сказать, что ласково. Спортсмен обязан защищать честь своей Родины. То, что они уезжают, зарабатывают за границей хорошие деньги, - нормально. Но возвращаться не спешат, а кое-кто и отказывается играть за сборную России! Вот этого ни понять, ни принять я не могу.

- А со своим зятем Алексеем Жамновым, форвардом, давно связавшим себя с НХЛ, общий язык находите?

- А как же! Я же его в динамовской молодежке фактически научил играть в хоккей. Он у меня на глазах рос с десяти лет. Хороший игрок и отличный парень. Он здесь, между прочим, создал фонд помощи ветеранам "Поколение". Так что от корней не отрывается.

В конце шестидесятых годов прошлого века в московском "Динамо" появился молодой парень, защитник, который крушил всех и вся. Ничтоже сумняшеся укладывал на лед "самого" Анатолия Фирсова, лидера легендарного ЦСКА, или маститого спартаковца Вячеслава Старшинова. Но самое главное - все исполнялось строго по правилам.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно