Примерное время чтения: 6 минут
112

А. Якушев: "Врачи советовали Брежневу ходить на хоккей"

В ЭТИ дни в Швейцарии проходит чемпионат мира по хоккею. Вот уже несколько лет российская сборная остается на этом престижнейшем турнире без наград, да и сейчас еще неизвестно, сумеет ли "зацепиться за пьедестал". А ведь были времена, когда наши ребята выигрывали все, что только можно. Вот и легендарный форвард "Спартака" Александр ЯКУШЕВ дважды получал "золото" Олимпиады и семь раз - высшие награды мировых первенств. Но значит ли это, что карьера

его удалась?

КАК МЕНЯ ЗАБИРАЛИ В ЦСКА

В ПРИНЦИПЕ мне грех жаловаться на судьбу, но некоторая неудовлетворенность есть. Многие важные турниры пропустил из-за травм. Ну и жаль, конечно, что Союз только три раза удалось выиграть.

Тут, правда, надо реально смотреть на вещи - соперничать с армейцами было почти невозможно. Что такое ЦСКА в те годы? Практически сборная страны. Тогда главенствовала формулировка "в интересах сборной", благодаря которой под красно-синие знамена могли забрать

кого угодно. Тренеры ЦСКА почти всегда руководили и национальной командой. Противостоять было чрезвычайно сложно, ибо значение имели не только спортивные аспекты.

Огромное давление испытывали судьи. Может, специально и не подсуживали, но авторитет ЦСКА был слишком велик, и это довлело над арбитрами, выливаясь в необъективное судейство. Причем армейцам с их суперсоставом это, собственно, и нужно-то не было!

Первые лица государства болели за ЦСКА. Брежнев

практически на каждый матч ходил, сидел в ложе во Дворце спорта. Ему врачи специально советовали бывать на хоккее - снимать стресс. Игру он любил по-настоящему и посещал даже матчи без участия лидеров. За "Спартак" из политической элиты тоже, наверное, кто-то переживал, но все-таки, когда "самый главный" болеет за ЦСКА, профсоюзам сопротивляться трудно. Правда, Брежнев никогда напрямую в спорт не вмешивался, но ведь был еще министр обороны, тоже член

Политбюро! "Динамо" имело сильных покровителей в МВД и КГБ, а нам приходилось сражаться своими силами.

- Ну а вас-то не пытались затащить в ЦСКА?

- Был разговор - еще в мои молодые годы, но я отказался. Потом действовала бронь, которая закончилась к 27 годам. В это время я уже выступал за сборную. Помню, году в 74-м или 75-м мы как-то утром вернулись из Чехословакии и в тот же день должны были отправиться в Финляндию. Вечером перед самым отъездом

на вокзал раздался звонок в дверь. Супруга посмотрела в глазок и увидела, что там стоят офицер и два солдата - пришли меня забирать! Дверь мы не открыли, подождали, когда они ушли, и к поезду я едва успел. Естественно, сразу же все рассказал, руководители команды коечто предприняли, и так мы это дело проскочили. А то наверняка оказался бы в ЦСКА.

Такой "призыв в армию", правда, чаще в других видах спорта происходил - в футболе, например. В хоккее,

как правило, кому предлагали перейти в ЦСКА, те сразу соглашались. Обеспечение у армейцев было лучше, в сборную - прямой путь... Многие ушли. Самый яркий пример - Анатолий Фирсов, который в "Спартаке" начинал. Что поделаешь - политика такая была. Со спортивными принципами это, конечно, мало стыковалось, но все закрывали глаза.

О ЧЕХАХ И КАНАДЦАХ

С ТОЧКИ зрения престижа самый памятный момент моей карьеры - это, конечно, победы на Олимпийских играх. Но в спортивном плане их, без сомнения, превосходят игры 1972 г. с канадскими профессионалами. С обеих сторон в матчах принимали участие выдающиеся спортсмены, колоссальный интерес проявляли болельщики как у нас, так и в Америке, и Европе.

Пообщаться с канадцами вне площадки тогда не удалось. Они вели себя довольно высокомерно и до задушевных

бесед не снизошли. Потом уже, когда мы увиделись в Канаде через 15 лет, были очень теплые дружеские встречи. Со многими заокеанскими хоккеистами мы стали хорошими друзьями - с Кеном Драйденом, например, Иваном Курнуайе, Сержем Саваром. После 74-го - с Бобби Халлом, который, кстати, летом собирается на Кубок "Спартака". Нормальные, как оказалось, ребята. Незатейливые. Спортсмены - они везде спортсмены.

С чехами еще до 1968 г. отношения были не самыми

лучшими. Дело в том, что они считались нашими учителями, преподавшими азы мастерства. Но ученики быстро овладели хоккейной премудростью и превзошли учителей. Уже в 1954 г., на первом чемпионате мира, где участвовал Советский Союз, мы стали чемпионами. То поколение настолько быстро и ярко ворвалось в игру, что у чехов возникла ревность. Ну и без политики не обошлось. Когда в 1945 г. мы сделали Чехословакию социалистической, не все были этим довольны.

Злились они на нас, отсюда и проблемы. Ну а ввод танков в 68-м стал последней каплей. Там уж ярко было выражено, что никакой дружбы между братскими странами нет. На первенствах мира 69-го, 70-го, 71-го годов мы были для них самым большим раздражителем. На наши красные майки они как быки бросались.

В 1969-1970 гг. два чемпионата проходили в Швеции, и там у нас с чехами не было вообще никаких отношений. На что уж Виктор Коноваленко с Дзуриллой дружили

(двум вратарям всегда есть о чем поговорить, да и внешне они были похожи!), и то все рухнуло. Жили мы тогда в одной гостинице. Вошел Коноваленко как-то в лифт, а там Дзурилла. Не поздоровался, зло очень на Витю посмотрел и демонстративно повернулся спиной. Руки никто из них нам не подавал, на площадке старались играть даже не жестко, а жестоко, зло, под ноги плевали... Не случайно мы в те годы и проигрывали им нередко. Только когда это поколение потихонечку

сошло со сцены - ушли тот же Дзурилла, Голонка, Недомански, Холики, - отношения стали улучшаться. Более молодые - Глинка, Мартинец - уже немного оттаяли, но большой любви все равно не было - на льду попрежнему сражались не на жизнь, а на смерть. А потом сдружились! У меня до сих пор отличные отношения с Иваном Глинкой, с Иржи Мартинецем...

- Чиновники из Спорткомитета как-то специально "накачивали" вас перед встречами с чехами?

- Нет. Даже наоборот.

Когда в 1975 г. на "Призе "Известий" наш защитник Гусев подрался с чехословацким игроком (причем поколотил его порядочно, до крови) - попало Гусеву. С формулировкой "спровоцировал драку между братскими народами". Мне, правда, драться не приходилось. Стиль игры был другой, иное амплуа...

- Назовите, пожалуйста, ваш вариант первой пятерки сборной мира за всю историю.

- Сложно. Слишком много кандидатов на одно место. Вратарь, безусловно, Третьяк. Защитники:

Бобби Орр и Вячеслав Фетисов. Нападающие... Бобров - обязательно. В центре, наверное, Гретцки. И... пусть будет Харламов!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно