Примерное время чтения: 8 минут
82

Творчество - это право, не освобождающее от обязанностей

Вы каждый день ходите на работу? Я - каждый. А после службы вы посвящаете время мужу и детям, телевизору и готовке? И я стараюсь. Иногда так хочется вырваться из замкнутого круга и найти надомную работу, чтобы день планировать как хочется, спать сколько влезет, читать с омолаживающей маской на лице, пока одна дома. Вы не пробовали, а я пыталась. И что? Успевала еще меньше, отвлекалась на каждую мелочь, собой вообще заниматься перестала - кто ж меня дома видит? Вот и вернулась к своему журналистскому станку, чтоб не захиреть окончательно. Но мысль встретиться с женщиной свободной творческой профессии и выведать секреты ее бытия меня не покидала. И, дабы удовлетворить мое любопытство, судьба подбросила мне встречу с удивительной художницей - Ириной МАЩИЦКОЙ.

- Ирина, скажите, можно совмещать свободу творчества и жизнь женщины, жены, матери? Одно другому не мешает?

- Свобода - понятие относительное. С одной стороны, я свободна, когда что-то создаю. Но с другой, конечно, не отшельница и не живу в пещере. У меня муж и двое детей, родители, надо быть с ними рядом, помогать, уделять внимание. Жизнь продолжается помимо творчества - поэтому я не могу не приготовить ужин, даже если в этот момент пишу картину. Творчество дает мне свободу раскрытия души, познания самой себя. Творчество - это право, но у человека есть и обязанности.

- Хорошо, вы работаете, а тут гости или подруга со своими проблемами...

- Ну и что? Конечно, я прерываюсь. Но за время нашего общения во мне все равно что-то копится, впечатления от жизни, собеседника, его настроения. И кто знает, может быть, без этого на холст вылилось бы совсем другое, блеклое, неживое.

- Вы что же, не знаете, что конкретно хотите сказать в своей работе?

- Я никогда не думаю заранее, что и когда буду писать. Просто наступает момент, когда во мне что-то собирается эмоциональное, энергетическое, и это состояние я и передаю на полотно. Поэтому, что первично, а что вторично - жизнь или искусство, я не знаю, они как бы органически "вытекают" друг из друга.

- Муж у вас бизнесмен. Как он относится к вашей работе? По принципу: чем бы дитя ни тешилось?..

- Мы уже двадцать лет вместе и очень любим друг друга. Поэтому муж гордится мной и радуется успехам, как и я его.

- Это что ж нужно сделать, чтобы сохранить свежесть чувств столько лет?

- По-моему, прежде всего любить друг друга, любить по-земному, то есть быть рядом во всех ситуациях. Я не буду честной, если скажу, что все было гладко. Это только в сказках так бывает. Чувства с годами, конечно, меняются. Просто нужно принимать человека таким, каков он есть, с достоинствами и недостатками. Это сложно, но я учусь этому всю жизнь. От женщины зависит создание и поддержание семейного очага. Именно очага, живого огня. Это и уют, и атмосфера, где хорошо и тепло. Мы счастливые люди: у нас много друзей, и все они друзья семьи.

- Но ведь это все для него, а для себя, любимой?

- Весь вопрос в том, чего женщина хочет от жизни. Когда появились деньги и мы перебрались в Москву, муж сказал: "Ну все. Теперь ты будешь только расслабляться - одеваться красиво, ходить к косметичке, в тренажерный зал". А я рисовать начала. Не могу осуждать женщин, которые, родив и вырастив детей, довольствуются ролью домохозяйки или разрываются между нелюбимой работой и опостылевшими домашними заботами. Это их выбор. Но когда она срывает зло за несовершенную жизнь, скажем, на ребенке, пора подумать, чем себя занять, поискать что-то новое, увлекательное. Человек должен духовно расти, иначе он станет неинтересен себе и другим. Вряд ли мы с мужем сохранили бы такие отношения, если бы не шли параллельными путями каждый к своей цели. Любовь - это здорово, но должно быть и что-то свое.

- А у вас это свое было всегда?

- Конечно, нет. Нет сомнений - нет вопросов. Родилась я в Иркутске, училась в архитектурно-строительном на архитектора, после рождения детей (у меня двойняшки, им сейчас по 20) перешла на строительное отделение. После окончания работала архитектором. Нужны были деньги, и я еще подрабатывала в проектном кооперативе, увлекалась старинными тканями, антиквариатом. Нам удалось отправить детей учиться в Англию. Конечно, и я с ними. Всю неделю они в колледже, а я познакомилась с необыкновенным дизайнером, который делал интерьеры известным англичанам, в том числе и Маргарет Тэтчер. Ходила за ним, училась работать, записалась на специальные курсы. Кстати, сделать так, чтобы в доме все было выдержано в традиционном английском стиле, очень сложно. Английский консерватизм трудно перевести в красивый комфорт, можно просто "уйти" в безвкусицу.

- А когда вы сами стали художницей?

- Всего два года назад. Живопись была для меня тем, чем просто любуешься. Сначала изучала живопись по альбомам и каталогам, а когда появилась возможность - и в музеях, как наших, так и европейских. И я все это время что-то впитывала, а не просто смотрела на полотна известных художников. Помню, что, когда увидела картины Моне, почувствовала себя так, словно нахожусь в храме. Просто физически ощутила серебряный дождь, направленный на меня. Ничего больше не помню. Постепенно в душе что-то копилось, и в один прекрасный день я поехала, купила холст, краски и начала писать.

Кстати, на моей первой выставке некоторые знакомые говорили: "Вот посмотри, разве ты не видишь, что эта работа слабовата?" Я соглашалась, но все равно даже неудачные работы повесила. Это очень важно не для меня, а для зрителей. Я даю им понять, что в любое время можно сделать первый шаг и в тридцать, и в сорок. И не важно, насколько он был удачен - ведь если он сделан, будет и второй, и четвертый. Главное - разрушить барьер, представление, что ты к чему-то не способен.

- Ваша живопись далека от реализма, в ней скорее настроение, состояние, это больше похоже на музыку. Наверное, у каждого зрителя свои ассоциации?

- На первой выставке ко мне подошла 72-летняя женщина в кроссовках, джинсах, глазки-угольки из-под очков, увидела мою картину "Одиночество" и сказала: "Вы, наверное, счастливый человек! У вас оно какое-то веселое. А ведь это правильно. Я только сейчас жить начала, на выставки хожу, в большой теннис учусь играть". Она рассказала, как здорово жить, как весело можно провести старость, даже если ты одинок. И вообще, люди, которые чем-то увлечены, много общаются, путешествуют, ходят в театры и консерватории, выглядят гораздо моложе своих лет.

- Вы очень молодо выглядите. Какие-то специальные процедуры?

- Вовсе нет. Как говорят, "заниматься собой" мне просто некогда. Вот, например, в Англии, где очень активные старички, совершенно не приемлют пластических операций, подтяжек. Там люди умеют стариться благородно, знают, что в каждом возрасте есть своя прелесть, и у них даже в 70 лет горят глаза, как у молодых. Конечно, у нас больше сложностей, но все же...

- Вы зарабатываете своей живописью?

- Пока так вопрос не стоит. Деньги как таковые, конечно, дают человеку большую степень свободы, возможность заниматься тем, что ему нравится. Но важна цель - зачем ты делаешь тот или иной поступок. Например, можно полететь в Париж приодеться, а можно отправиться туда, чтобы побывать в музее. То есть деньги должны зарабатываться не ради еще больших денег, а для собственного духовного развития, поэтому я не продаю, а часто дарю свои картины.

- Я бы назвала вашу живопись почти мистической. А вы верите во что-то высшее, в Бога, судьбу?

- Конечно. По вере я православная. Но у меня много друзей мусульман, буддистов, католиков. Так же, как пространство, культура не имеет границ. Я считаю, что европейские страны уже прожили свою историю, а у России Золотой век еще впереди. У меня есть любимый монастырь, мне там хорошо. Посмотрите, на земле сплошная агрессия. Одну картину я написала под действием программы новостей ("Эпидемия ненависти"). Меня охватил такой ужас, что понадобилось его поскорее выплеснуть на холст. Здесь наступил момент ответственности за то, что ты создаешь. Я сказала себе: "Нет! Пусть ненавидят другие, если они этого хотят. Я буду любить". С тех пор я не смотрю "кровавые" передачи, а через свои картины пытаюсь передать зрителю, как говорится, "установку на добро". Мне в жизни повезло, и я хочу этим поделиться. Чтобы что-то получить, надо всегда отдать больше.

С 15 октября по 10 ноября 2002 г. у Ирины Мащицкой в Центральном Доме художника открывается вторая персональная выставка. Если хотите зарядиться энергией и хорошим настроением, не пропустите. Там и встретимся.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно