Примерное время чтения: 6 минут
329

Под "розовым фонарём"

Есть в Москве закрытый клуб, где по выходным собираются или только "мальчики", или только "девочки". Как шутят некоторые: "Главное - не перепутать субботу". "Клубиться" я вроде и не думала. Поначалу была задумка сделать интервью с "самой известной лесбиянкой России" - Евгенией Дебрянской, но внезапно забарахлил диктофон, да и у нее времени оказалось мало, и она пригласила меня в клуб. Пускают туда, как выяснилось, далеко не всех.

Проникнувшись ощущением избранности и необычности своего бытия на тот момент, я ступила в полумрак "мира", где обитают создания, чья любовь принадлежит только своему полу. Ну, здравствуйте, девочки!..

...СКРОМНО присаживаюсь на кожаный угловой диванчик в дальнем углу зала. Надо мной на стене висит огромных размеров экран, где каждую секунду мелькают кадры девичьего стриптиза и обнаженных тел, девушки ласкают сами себя - в общем, "розовые" картинки. Недалеко от меня рыженькая неотрывно следит за действием на экране. Вот у нее приоткрылся рот, участилось дыхание, появился особый блеск в глазах... И она переводит взгляд в мою сторону. А публика все еще прибывает. Меня трудно вообще-то смутить, но эта просто впилась в меня глазами. Но как только ее губы стали растягиваться в той самой улыбке, значение которой не перепутаешь ни с чем другим, к ней сзади подошла девушка, и они приветственно обнялись и поцеловались. Она бросила прощальный томный взгляд на меня и больше в мою сторону не поворачивалась.

Итак, что-то надо было делать, наверное... Ну там бокальчик шампанского заказать. Тем более что на входе мне выдали розовый квадратик бумаги, по которому я могла бесплатно заказать любой напиток. Завсегдатаи в это время продолжали подтягиваться, приветствуя друг друга нежными поцелуйчиками. Кое-кто уже заметил, что я новичок, и исследовательски на меня поглядывал. "Расслабься, - приказала я себе, - ведь они слеплены из того же теста, что и ты. Просто чуть иначе относятся к вопросу, с кем заниматься любовью".

Кстати, бармены и обслуживающий персонал - все молодые стройные юноши. С моего места был виден почти весь клуб. Многие приходили парами или по трое. Садились за столики и начинали делиться впечатлениями: "Ты знаешь, так все перепуталось! - тараторила своей подружке справа от меня короткостриженая блондинка в коричневом брючном костюме. - Я была прошлой зимой с одной девочкой, потом летом была с другой - я их называю "зимние" и "летние". Так потом "зимняя" и "летняя" соединились, ха-ха-ха! Но недавно "зимняя" опять вернулась ко мне. Представляешь?" Та безучастно ее слушала. "Да не тушуйся, ты же дома!" - теребила ее активная блондинка. Подруга улеглась на диван спиной, закрыла глаза и попросила пока ее не беспокоить.

На моем диванчике слева, через метр, сидела с несчастным кислым видом особа лет 16 в синих джинсах и кожаной жилетке. Ей что-то нашептывала на ухо малосимпатичная "девочка-мальчик" и так резво размахивала из стороны в сторону бокалом с шампанским, что в результате плеснула им на колени собеседнице.

Сквозь полумрак и густой сигаретный дым очертания сидящих были нечеткими. Примерно через 20 минут наблюдения передо мной за пустующий столик сели трое: пара и их подруга. Девочка из пары - совсем воробышек. Она - едва ли не единственная из всех пришедших в клуб - в длинном темно-синем бархатном платье с декольте и в перчатках, что выглядело совсем нелепо. В основном все были в брюках и джинсах. Декольтированная малышка садится на колени к своей спутнице, высокой, широкоплечей брюнетке в джинсах, свитере и пиджаке, и целует ее в нос. Их подруга спрашивает: "Вы что, соскучились уже? Каждый день ведь видитесь!" "Да-а..." - ласково шепчут они.

Испытывая неловкость от ощущения себя чужой на этом празднике и от того, что никак не могу войти в роль, я заерзала и поняла, что вот теперь-то точно срочно нужно менять положение. Тем более из угла меня уже пепелила взглядом еще одна милая грустная особа. Да и многие продолжали глядеть с нескрываемым любопытством. Я встала и направилась к стойке бара, где присела на высокий стул. У меня в запасе оставалось минут 20 - я торопилась на свидание.

Тем временем к стойке подошла партнерша "воробышка". Поглядев на меня пристально секунд десять, она встала передо мной, положила руку на спинку моего стула и низким бархатным голосом произнесла: "Скучаем?" Слегка растерянно я изобразила неопределенный жест рукой и что-то вроде грустной улыбки. "Любовь?" - с пониманием спрашивает она. Молчу. Протягивает руку: "Марина. Я - мент, старший лейтенант". Познакомились. Показывает на конец зала: "Моя любовница". Вхожу в образ: "У вас все хорошо?" Ухмылочка: "Пока - да. Но это несерьезно..." Испытывающий взгляд. "Ну-у-у..." - протягиваю я и вдруг понимаю, что все слова куда-то ушли погулять. "Ты еще придешь? - вывела меня из ступора мент Марина. - Приходи, я бываю здесь время от времени". "Извини, мне пора на поезд", - вру, спрыгивая со стула. И машу ей рукой уже от выхода.

От необъяснимых ощущений захотелось в туалет. В соседней кабинке кто-то громко дышал и постанывал. И шепот: "Нежнее и медленнее... Вот так..." Тьфу-ты! Мне все сразу расхотелось. Ну и, в конце концов, что я, изверг, мешать влюбленным барышням звуками смывного бачка?..

А вот что по поводу подобных проявлений чувств говорит сексолог, кандидат медицинских наук Сергей АГАРКОВ:

- Процент гомосексуалистов в мире почти не меняется и был всегда. Еще Гитлер их пытался уничтожить, но у него не получилось. С ними ничего не поделаешь, если они молчат. Вредно, когда идеи сексуальных меньшинств навязываются большинству. Ведь есть среди них нормальные люди, и нужно тем же детям об этом с детства говорить. Придет такой подросток к родителям с вопросом - и что они ему могут ответить? Они будут кричать: "Они гады! Их надо всех перестрелять!" А он знает, что они классные ребята, у них в чем-то общие интересы. Такими резкими высказываниями взрослые могут навредить. Есть и бисексуальность - незавершенный переход к гомосексуализму. Очень часто через несколько лет человек перекатывается к чему-то одному. Есть тысячи причин - и социальные, и биологические - для задержки влечения. Завершается его формирование не после первой влюбленности в 15-16 лет, а после нескольких контактов - лет в 25-30. Это больше индивидуальная трагедия, чем явно социальная. Я, конечно, против всего этого, но понимаю, что в этом вопросе нужна деликатность. В противном случае можно наделать во сто крат больше бед для семей. Пока на сегодняшней волне большинство не переболеет меньшинством и не перемерит его на себя, оно не поймет, как к этому относиться.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно