Примерное время чтения: 8 минут
90

Парфюм любви. Рассказ сценариста

ОДНАЖДЫ мне здорово повезло. Фильм, снятый режиссером Б. Б. по моему сценарию, представили на международный кинофестиваль. Соответственно меня и режиссера Б. Б. командировали туда в качестве участников.

До этого я только слышал о подобных мероприятиях. Слышал, какое это приятное времяпрепровождение. Две недели комфортного отдыха на полном обеспечении. Плюс развлечения - от любования прелестными кинодивами на экране до сердечных романов с ними же на натуре.

На сей раз организаторы фестиваля превзошли все ожидания. Под мероприятие был зафрахтован огромный многопалубный теплоход, предназначенный для морских круизов. То есть программу фестиваля совместили с программой круиза. Работу - с отдыхом...

Каждому из участников предоставили каюту. Закрепили постоянное место за столиком в ресторане. Выдали кучу печатной информации. И процесс, как говорится, пошел.

Просмотровые залы... Бары и рестораны... Бассейн... Наконец, открытая палуба, с которой можно любоваться днем - морскими пейзажами со скачущими по волнам дельфинами, ночью - южным небом, усеянным звездами...

Время от времени теплоход причаливал к берегу. Тогда фестивальное веселье выплескивалось на просторы приморских курортов, растекалось по их многочисленным достопримечательностям.

Среди участников и гостей было много иностранцев. Всеобщим вниманием пользовалась рыжеволосая итальянка русского происхождения. Говорили, что она влиятельный и богатый продюсер.

Успех нашего фильма на фестивале в какой-то момент сделал нас с режиссером Б. Б. героями дня. Итальянка выразила желание познакомиться с нами. Она была в восторге от фильма, даже прослезилась. Ее занимала дальнейшая наша творческая судьба. Мне даже показалось, что она готова принять в ней участие. Думаю, что и режиссер Б. Б. вынашивал те же надежды.

Первый совместный вечер мы провели на палубе. Пили бургундское, коньяк, крепкий итальянский кофе эспрессо. Обстановка была самая что ни на есть романтическая.

Звезды над головой. Плеск волн за бортом. Отзвуки нестихающего веселья, доносящиеся из чрева громадного корабля...

Режиссер Б. Б., обычно молчаливый и замкнутый, в тот вечер был необычайно красноречив. Большие изумрудные глаза итальянки сияли, соперничая с блеском звезд. Она рассказывала о своих друзьях - Феллини, Антониони, Бертолуччи... О запланированных совместных работах... Выяснилось, однако, что кино - не самое главное в ее насыщенной творческой жизни. Главное - это поэзия.

Итальянка прочла несколько стихотворений по-итальянски. Тут же, для нас, перевела на русский.

Стихи были модернистские, плохо воспринимались на слух. Но томление неудовлетворенной женской души сквозь кучерявистую форму явно проглядывало.

Режиссер Б. Б. стихи похвалил. Попросил почитать еще. Итальянку это воодушевило.

- Вам правда нравится? - возбужденно спросила она.

- Они так же необычны, как и вы сами, - с чувством признался режиссер Б. Б.

Я почувствовал себя третьим лишним. Сославшись на то, что нужно отнести посуду, удалился в бар. На палубу я уже не вернулся. Ни режиссер Б. Б., ни итальянка этого не заметили.

За годы совместной работы я хорошо усвоил манеру поведения режиссера Б. Б. Как любого интеллигента, его обуревают комплексы. Незаменимое лекарство от недуга известно - водка. Несколько рюмок помогают оттеснить все комплексы на периферию. Тогда на авансцену выступает раскованность, даже бравада. На этой стадии режиссер Б. Б. очарователен. Он оживлен, остроумен, галантен. Но беда в том, что стадии опьянения следуют по нарастающей. С каждой выпитой рюмкой граница между комплексами и опекающим их сознанием неотвратимо стирается. Наконец наступает кульминация - братание сознательного с бессознательным. Говоря высокопарно - апофеоз цельности. Он же, увы, и начало распада...

НОЧЬЮ меня разбудил громкий стук в дверь.

Грешным делом, я решил, что мы тонем.

Вырвавшись из каюты, я столкнулся с... итальянкой.

Всклокоченная, в халате, с расширенными от ужаса глазами, она схватила мои руки.

- Умоляю... Вы его друг... Помогите... - горячечно шептала она.

- Что случилось? - спросил я, отходя от первого испуга и вступая в другой.

- Нужен врач! Срочно...

- Врач? - тупо повторил я. - Вам плохо?

- Я же говорю - ему!.. - Из глаз итальянки катились слезы. - Ему плохо... Вы даже не представляете... Он... он выпил... одеколон!.. Я не успела ничего понять... Думала, он его нюхает, а он... Боже мой! Он потерял сознание!.. Нужно спасать!.. На корабле должен быть врач...

Честно говоря, я опасался большего. Глядя на страдающую женщину, можно было подумать, что случилось непоправимое. А тут... Ну, подумаешь, мужик спьяну тяпнул одеколону. Не объяснять же наивной итальянке про наши русские чудачества! Лучше уж пойти за врачом...

Каюта морского эскулапа оказалась на верхней палубе. Как я и думал, ночному вызову он нисколько не удивился. В ответ на мои извинения только рукой махнул:

- Да будет вам...

Глянув на спящего режиссера Б. Б., пощупав пульс, врач спокойно констатировал:

- Отоспится.

- Вы думаете, это неопасно? - допытывалась итальянка. - Он не отравится?

- Что пил? - коротко спросил врач.

Итальянка показала флакон.

- Одеколон... Французский...

- Ах, французский? - Врач покачал головой. - Русским точно бы не отравился. Будем надеяться, что французский не хуже.

В коридоре мы расстались. Врач пошел наверх, а я отправился в свою каюту.

Итальянка осталась при режиссере Б. Б. в качестве добровольной сестры милосердия.

Не успел я дойти до каюты, как услышал торопливые шаги за спиной.

Оглядываюсь.

Снова - сполохи изумрудно-зеленого ужаса и тот же горячечный шепот:

- Боже мой... Боже мой... Это ужас... Это кошмар!..

Итальянку трясло, будто в ознобе.

- Ну что еще? - Я закатил глаза и воздел руки к небу.

- Пока мы разговаривали, он... съел пасту!

- Какую пасту?

- Зубную... Целый тюбик...

Я смотрел на нее с состраданием.

- За врачом не пойду, - сказал я довольно решительно.

Она опешила.

- Что же делать? - по-театральному ломая руки, взмолилась она.

- А ничего.

- Как?..

- Да вот так.

Мне надоела эта тягучая драма. Я решил прогнать ее до кульминации.

- Хотелось узнать, что такое настоящий русский мужик? Считайте, вам повезло! Вы оказались в шкуре обыкновенной русской женщины.

- Неужели это так? - произнесла она с горечью и отчаянием. - Кто бы мог подумать... Так красиво ухаживать... очаровать... А потом... когда дама уже готова на все... пасть к ее ногам... Не пасть, а рухнуть... И не от любви. А оттого, что напился... нажрался, как у вас говорят...

Она всхлипывала и обреченно кивала головой. Будто прощалась.

- Наверное, такое может быть только в России...

Успокаивать ее я не стал. Не было смысла...

CПУСТЯ полгода - неожиданная встреча в московском Доме литераторов. Итальянка выглядела великолепно. Она показала книгу своих стихов, изданную в Италии. Тексты были напечатаны параллельно - по-русски и по-итальянски. В Доме литераторов готовилась презентация. У книги было загадочное и жутковатое название - "Метастазы любви".

Самое поразительное - все стихи были посвящены режиссеру Б. Б. Рыцарю ее итальянского сердца.

Что добавить к этой истории? Разве что вспомнить другого поэта - Анну Андреевну Ахматову:

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда...

Теперь мне доподлинно известно - они растут еще из одеколона и зубной пасты! Но расцветают всегда одним и тем же - любовью.


Находка для хозяйки

ЗАХОЖУ как-то в сапожную мастерскую. Там две женщины. Одна принимает обувь в починку. Другая сдает. Жду своей очереди и слышу диалог.

- Сразу видно - мальчишка... - Приемщица размечает мелком первую пару. - Вон носочки-то как побиты... Я этих футболистов за версту узнаю.

- Ой, не говорите! - живо соглашается клиентка. - Седьмой класс уже, а у этого охламона один футбол на уме! Так и гонял бы с утра до вечера!

Приемщица оценивает следующую пару:

- А это, вижу, девчонка... Подошва совсем пообтерлась. Дискотека небось?

- Ну! - подхватывает клиентка. - У того футбол. У этой танцульки. Разве на них напасешься? Никакой зарплаты не хватит!

В ответ - вздох сочувствия.

Приемщица разглядывает последнюю, третью пару.

- Ну этот хоть у вас аккуратненький, - с нежностью говорит она. - Видать, младший... Домашний еще... деточка...

Клиентка смущается.

- Да что вы! - Зардевшись, отмахивается она. - Муж это мой... Благоверный... Его обувка!

- Надо же... - В голосе приемщицы недоверие. - Никогда не подумала бы...

- А что? - Скромно улыбается клиентка. - Мне все подружки завидуют. Маленький-то муж куда практичней большого. С самой свадьбы в "Детском мире" одеваю его...


"АиФ. Дочки-матери" продолжает конкурс рассказа. Победители получат ценные призы, а авторы всех опубликованных историй - гонорар 3000 руб. (без вычета налогов). Рассказ должен быть неожиданным и занимать не более 5 стандартных машинописных страниц (7500 знаков). Второй вариант - малый жанр. Этот рассказ занимает не более 27 строк (то есть 1 страница) и будет по достоинству оценен в 500 рублей. Не забудьте оставить свои координаты: точный почтовый адрес, паспортные данные, ИНН и номер пенсионного удостоверения (это обязательно, бухгалтерия у нас строгая). Редакция категорически не вступает в переговоры и переписку с авторами. E-mail: selena@aif.ru

Оцените материал

Также вам может быть интересно