90

Железная соперница

"Я так больше не могу! - жаловалась подруга. - Не могу и не хочу! Он совершенно забыл про меня, целые дни проводит с ней... Спроси, когда мы ходили куда-нибудь вместе? Не помню! Все она, все только ей!"

НОЧНОЙ РАЗГОВОР

ВООБЩЕ-ТО этот телефонный звонок поднял меня с постели, поэтому, протирая глаза, соображала я с трудом. Но главное, кажется, поняла: Боже мой, у подруги появилась соперница! Кто-то пытается разрушить этот крепчайший союз... Ужас-то какой! Я потерянно молчала, преисполняясь сочувствием, а подруга продолжала сообщать леденящие душу подробности.

"Встает чуть свет - и сразу к ней. Как она там, бедняжка!.. Моет ее..." "Моет? - тихо переспрашивала я. - Господи, а ты-то откуда знаешь?" "Как откуда? Я же вижу! Увивается вокруг нее, ухаживает за ней, как только может... Да только ей уж ничего не поможет - она ведь такая старая". "Она старая?" - еще больше пугалась я. "Ну а ты думала? Я ему говорю - бросай эту рухлядь, она все равно уже ни на что не способна" - "Так прямо и говоришь? А он что?" - "Ну что он... Говорит, что при хорошем обращении она еще года четыре протянет. И уверяет, что это я во всем виновата" - "Ты? А ты-то тут при чем?" - "На новую, говорит, я денег пожалела, пришлось взять подержанную. Вот теперь и мучается с ней. А про меня совсем забыл!"

Луч света забрезжил в моем полусонном мозгу. "Слушай, ты о чем хоть говоришь? Старая - это кто?" - "Да "четверка" наша! Петька ее пару недель назад купил - я ж тебе говорила. Так на меня с тех пор ноль внимания. Теперь, говорит, у него две любимые девушки. И, поверь мне, я далеко не на первом месте. Что делать-то?"

Разлучница на четырех колесах! Сама возможность такого соперничества показалась мне настолько смешной, что, облегченно вздохнув, я пожелала подруге не морочить себе голову, радоваться, что Петька такой серьезный и хозяйственный, и дать порядочным людям выспаться.

У меня в тот период жизни не было ни работы, ни парня, так что оценить до конца весь трагизм сложившейся у подруги ситуации я просто не могла. Однако время шло, и положение начало меняться к лучшему. Сперва появилась машина. Ее приобрел мой отец. И тут же сам исчез из виду. А потом на горизонте показался и молодой человек.

РАВНОБЕДРЕННЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

ОН БЫЛ переполнен достоинствами - настолько, что даже мои суровые, пуритански настроенные родители посоветовали мне: "Держись этого мальчика!" И я держалась. Через неделю знакомства молодой человек решил представить меня своим родителям. "Не рановато ли?" - засомневалась я, но все-таки надела что-то максимально приличное, соорудила самую положительную прическу и отправилась на "смотрины".

Родители оказались очень симпатичными людьми, но толком поговорить нам так и не удалось, потому что очень скоро мой избранник заявил, что нам пора, и утащил меня на улицу. "А вот теперь, - сказал он, когда мы выходили из подъезда, - я покажу тебе еще одного члена моей семьи, горячо мною любимого". И подвел меня к гаражу-"ракушке". Глазам моим предстало нечто на четырех колесах. Кажется, это тоже когда-то называлось машиной. Наверное, очень-очень давно. Теперь это больше всего напоминало маленький, видавший виды вездеходик или что-то в этом роде. Сходство придавал и цвет этого средства передвижения, столько раз менявшийся, что теперь - зеленый с пятнами - был очень похож на камуфляж.

"И... какая же это марка?" - неуверенно спросила я после паузы. "Москвич", - последовал гордый ответ. И тут я допустила страшную ошибку, нетактично поинтересовавшись: "И что же, она ездит?" Молодой человек был оскорблен в своих лучших чувствах, возмущен до глубины души, поражен, шокирован. Из его последующей получасовой тирады самыми понятными словами были "пробег", "движок", "тормоза" и "аккумулятор". Все остальные явно оказались за пределами моего словарного запаса. Мне с трудом удалось его немного успокоить.

С тех пор нас стало трое. Этакий симпатичный равнобедренный треугольник, в котором мы с четырехколесным инвалидом играли роль абсолютно одинаковых катетов. Ух, как я не любила это чудо техники, отнимавшее у меня моего парня! И по-моему, оно платило мне тем же. Во всяком случае, по ночам, в самые неподходящие минуты оно начинало пронзительно вопить своей сигнализацией (как будто кто-то захочет угнать такое сокровище). Стоило мне пройти в опасной близости от него, как на моей одежде оставались следы бензина, машинного масла и Бог знает чего еще. Он норовил пребольно прищемить мне пальцы дверцей...

И, конечно, этот третий член нашего союза был постоянным поводом наших ссор. "Солнышко, извини, но сегодня никак не смогу. Аккумулятор что-то барахлит, надо разобраться..."

СОЛОМОНОВО РЕШЕНИЕ

ВОТ когда я вспомнила мою подругу и тот ночной разговор. Вот когда пожалела, что не выработала тогда же вместе с ней формулы "что делать". Теперь приходилось импровизировать. Итак, выкроив себе свободный вечерок, я забралась с бутылкой холодного пива в теплую ванну - комбинация, всегда помогавшая мне принимать сложные судьбоносные решения, - и начала размышлять.

Что меня не устраивает? Слишком частое отсутствие властителя моих дум как раз в тот момент, когда он так нужен. Что является явным плюсом? То, что меня всегда могут встретить, проводить, подвезти вместе со всеми моими друзьями и вещами. Имеет ли смысл ревновать к машине? Конечно нет! Надо как-то напомнить молодому человеку о себе, чтобы он окончательно не превратился в две ноги, торчащие из-под автомобиля? Непременно!

И я поступила следующим образом. Начала спокойно и даже очень радостно реагировать на "сегодня никак не получится": "Да? Очень хорошо. Я как раз собиралась посидеть со старым приятелем. Ну помнишь, я тебе про него рассказывала... Не рассказывала? Ну ладно". Пошла на курсы по вождению и очень даже в них преуспела. Больше того, я завела себе щенка - маленького бородатого терьерчика, которому отдавалась львиная доля моего внимания. Результат был налицо: предложения куда-нибудь сходить уже поступали не от меня, а от молодого человека. "Только давай мопса оставим дома", - робко предлагал он. Почти все свободное время мы проводили вместе, колеся по Подмосковью. Разговоры на тему "движков" и "передатчиков" я теперь вполне могла поддерживать и даже сама их начинала. Да и за рулем мы, после долгих уговоров с моей стороны, сменяли друг друга. И что самое удивительное, этот зеленый металлолом на колесах перестал мне казаться таким уродливым и ненужным. Боюсь признаться, но, кажется, я полюбила его. По-моему, треугольник из равнобедренного превратился в равносторонний.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно