69

Фоторобот любимого

ДА, это был он. Аня слегка развернула лампу. Световой конус лег на противоположную стену. Лицо окатило темнотой, только очки с затемненными стеклами бликовали, посверкивали. Аня усмехнулась. Видок у нее - тот еще! Эдакий садист в юбке. Не хватает раскаленных щипцов с иголками. Аня подняла руки, поправила парик. В таком "прикиде" ее ни за что не узнать. Тем более спустя два года...

Сержант с любопытством посматривал то на нее, то на задержанного. Игорь терпеливо попыхивал сигаретой. Молодцом! Другой бы на его месте давно изошел криком. Грозил бы, жаловался... А он выжидает, молчит. Выдержка у него - железо! Мужчина... Но Аню этим не удивить. Двадцать два дня ухаживать за куском льда, на двадцать третий получить горстку пепла из костра страсти, на двадцать четвертый предложить руку и сердце - нет, на это способен только человек с железными нервами. И этот человек теперь сидит перед ней...

Игорь затушил сигарету, вопросительно глянул на Аню.

- Послушайте, мадам! Я уже восемь часов нахожусь в стенах вашего учреждения, а мне до сих пор ничего не предъявлено! Может, все-таки объясните, в чем меня обвиняют?

Восемь? Почему восемь? Ах, да! Вчера ведь перевели часы. А было б семь. Именно столько ей понадобилось, чтобы вернуться из командировки. Милый Игорь, знал бы ты, как я торопилась сюда! Аня выдохнула воздух. Сжала пальцами ручку.

- Ваше семейное положение?

Игорь усмехнулся.

- А это имеет какое-то значение?

Так, Аня! Спокойно. Не выдавай себя... Аня кашлянула.

- Да, имеет. Большое...

Игорь снова усмехнулся. Свел брови к переносице. А ведь на фотороботе он получился не очень похожим. В жизни - куда красивее...

- Что ж, записывайте... - Игорь снова полез за сигаретой. Закурил. - Двадцать восемь. Не женат... Объяснить почему?

Аня молча кивнула. Сердце билось где-то под горлом. Почти выпрыгивало.

- Два года назад я отдыхал на юге. В Крыму. Там познакомился с девушкой. С москвичкой. Влюбился. - Игорь вздохнул, втянул в себя дым. - Очень влюбился... - синяя струйка снова вспорхнула к потолку. - Но она оказалась замужем... И вот с тех пор я ничего не могу с собой поделать. Жду ее...

Аня проглотила комок в горле. Ей хотелось рыдать. В голос, с подвыванием.

- А вы ее искать не пробовали? - Аня попыталась придать голосу язвительность. Получилось плохо, с надрывом...

Игорь усмехнулся.

- А как вы себе это представляете? Мне известно, что ее зовут Света. И что живет она в районе Савеловского вокзала. Все. В прошлом году весь отпуск провел в Москве. На Савеловском дневал и ночевал. И ничего... Москва, знаете ли, не Питер... Да и как быть с ее мужем?..

- Надо было обратиться в передачу "Жди меня"! - хмуро заметил сержант из своего угла. - Или в "Спокойной ночи, малыши!". Там бы тебе Хрюшу в помощники дали... - сержант злобно сверкнул глазами. - Товарищ следователь, что вы его слушаете? Влюбился он! Знаем мы такую любовь... У них в каждом городе по Манон Леско...

Игорь резко повернулся к сержанту.

- Послушайте, вы!.. Это мои чувства! И не надо их трогать! - на лице Игоря запрыгали желваки...

Сержант с тяжелой ухмылкой следил за его раскрасневшимся лицом. Аня подняла руку. Игорь перевел дыхание, повернулся к ней.

- Я вас прошу, прекратите этот балаган. Восемь часов назад меня задержали в "Плазе". Сказали, по ориентировке следователя. Я требую ясности - кто, зачем и почему меня ищет.

Аня кивнула сержанту на дверь. Тот недовольно поднялся. Выходя, что-то буркнул. Игорь откинулся на спинку стула. Вот так он тогда сидел на кровати в номере. Аня лежала рядом. Какая она была дура! Зачем-то назвалась Светой, выдумала Москву, мифического мужа и Савеловский - единственное знакомое место в столице. Когда-то там жил мамин брат. Тогда она была убеждена: из курортных романов ничего путного не получается. Уехала, как нырнула с обрыва. Исчезла бесследно. Резанула ножом по живому. В самолете поняла - это Он! Тот самый. Единственный. Слава богу, знала, что он из Питера. Три дня встречала самолеты из Сочи. Но его не было. Может быть, Игорь возвращался поездом? Или через Москву?..

ПОТОМ были запросы в Сочи. Но Игорь останавливался в частном секторе. Кому там нужны документы? Были бы деньги. Все безнадежно. Все! Никаких шансов. Только спустя два года она решилась. Будь что будет! Набрала фоторобот. Рыдала, собирая любимое лицо. Точно возрождала его к жизни. Из сочинской, бархатной тьмы, из слез лицом в подушку, из разлук с нелюбимыми. Брови, глаза, губы... Начальство спрашивало: кто? почему? Следователь Ковалева объясняла: "фальшивки" из "Банккредита" - его рук дело. Начальство сопело, двигало бровями. Давало добро. Машина завертелась. Аня не предполагала, что это случится так быстро. И вот - он рядом. Между ними стол. Один только стол...

Аня поднялась. Нельзя разоблачаться перед любимым сразу. Только постепенно, по чуть-чуть.

- Извините, я вас оставлю на минуточку...

Игорь кивнул, удивленно шевельнул бровями.

- Пожалуйста...

Аня прикрыла дверь. Вбежала в соседний кабинет. Сорвала парик. Рассыпала по плечам каштановую тяжесть, очки - в сумку.

- Валя, зеркало...

Кривцова, молоденькая следовательница, протянула пластмассовый кругляшок. Так... Брови в порядке... Ресницы тоже... Губы бледноваты. Еще бы! Такое услышать. Другая, наверное, вообще бы три дня в обмороке лежала. Она любима! Любима...

Рука с помадой порхала по горячим губам. Быстрее, быстрее. Тебя ждут, Аня!

- Ковалева, что с тобой? Ты часом не заболела? - Валя смотрела ей в лицо. - Ты вся горишь.

Аня разжала губы.

- Валя, у меня пожар в сердце... Чувствуешь, да?

Кривцова засмеялась.

- Пожарных вызвать? Или сама потухнешь?

Аня взмахнула рукой. Все потом! Она готова. Вот оно, явление Христа народу! Распахиваем дверь. Шажок... Еше шажок... Нажимаем на дверную ручку...

- Ковалева, ты где ходишь?

Аня застыла в дверях. В кабинете - пусто! Только недовольное начальство, как щит, носит по кабинету насупленные брови.

- А... А где... задержанный?

Начальство раздвинуло брови. Улыбнулось.

- Да отпустил я его. Пляши, Ковалева! Задержали мы твоих фальшивомонетчиков из "Банккредита"... А этого... я отпустил. Извинился и отпустил. Ни при чем он здесь. Ошиблись мы с ним, Ковалева...

Как? Она ведь не успела спросить ни фамилии, ни адреса... Даже паспорт не посмотрела... Неужели все сначала?

Аня выскочила в коридор.

- Ковалева, ты куда?

Недоумевающий возглас начальства шаром катился по лестнице. Сотрудники прижимались к стенке. Быстрее, Аня! Ну пожалуйста, быстрее!.. Слезы клокотали в горле.

- Ковалева, куда?

АНЯ не поняла, зачем в руке пистолет? В кого стрелять? В себя? Да-да, в себя! Ничего не остается: если Игорь исчезнет, она выстрелит. Искать больше нет сил...

Аня распахнула дверь, со всего разбега ткнулась в грудь. Подняла глаза, слезы мешали видеть. Испуганный, счастливый Игорь плыл в слезных протоках.

- Света? Света! Любимая... Мой старший... мой лейтенант... Меня задержали... Отпустили... А я зажигалку забыл...

Сил отвечать не было. Ткнулась каштановой гривой в горячее плечо. Стояла - не шелохнувшись...


"АиФ. Дочки-матери" продолжают конкурс рассказа. Победители получат ценные призы, а авторы всех опубликованных историй - гонорар 3000 руб. (без вычета налогов).

Рассказ должен быть неожиданным и занимать не более 5 стандартных машинописных страниц (7500 знаков).

Второй вариант - малый жанр, рассказ не более 27 строк (то есть одна страница) будет по достоинству оценен в 500 рублей. Не забудьте оставить свои координаты: точный почтовый адрес, паспортные данные, ИНН и номер пенсионного удостоверения (это обязательно, бухгалтерия у нас строгая). Редакция категорически не вступает в переговоры и переписку с авторами.

E-mail: boyarkina@aif.ru

Смотрите также:

Также вам может быть интересно