99

Как Фитя из НБА стал папой

Недавно баскетболист Андрей Кириленко отметил свой день рождения. Бывшему цээсковцу и игроку сборной России 18 февраля исполнился 21 год. А через несколько дней у него родился сын, которого назвали Федором. Серьезный повод, чтобы после недавней встречи со спортсменом поговорить еще раз.

Сейчас Андрей все больше очков забрасывает за свой новый клуб "Юта Джаз", который находится в Солт - Лейк - Сити, и уже почти год живет в Америке. Наш корреспондент беседует с одним из лучших игроков мира.

- Андрей, доволен, что родился мальчик, а не девочка?

- Очень! У него большие ноги, значит, будет высоким и сможет играть в баскетбол. А если ему понравится теннис, возражать не буду - тоже красивый вид спорта и менее контактный, чем баскетбол. Самое главное - пусть растет крепким и здоровым, а вид спорта он выберет себе сам.

- А кто мама Федора?

- Ее зовут Маша. Она - дочь знаменитого форварда ЦСКА, чемпиона мира и Европы Андрея Лопатова. Познакомились мы года три назад. Тогда в Москве проходила акция "Баскетбол будущего". Маша была в числе организаторов. Во время акции выступали различные музыкальные группы. В то время она встречалась с рыжим парнем из группы "Иванушки Интернешнл". Это был Андрей Григорьев-Апполонов. Мы познакомились, но два года не поддерживали никаких отношений. В этом году Маша и Андрей расстались. Мы снова встретились и уже не расстаемся.

- Ты ее пригласил в ресторан?

- Нет, Маша пригласила меня в кино. Во время фильма я чаще смотрел на нее, чем на экран. Фильм назывался "Ангел Чарли" и в какой-то мере предопределил мою судьбу. Затем я пригласил Машу, и она прилетела ко мне в Солт-Лейк-Сити. Нас многие видят вместе и считают семейной парой, но официально оформить наши отношения мы планируем лишь летом в России.

- Свадьба, еще дети пойдут...

- Женитьба вряд ли отразится на моей спортивной карьере. А если потом родится еще и дочка, буду настаивать, чтобы назвали ее Софьей. Главное, чтобы я был авторитетом для жены и детей. Думаю, что буду им не только заботливым отцом, но и другом, чтобы им было с кем посоветоваться в трудную минуту.

- Машу не смущает твой высокий рост?

- Она от него балдеет! Запала на мой рост.

- Говорят, ты еще растешь?

- Да, недавно подрос еще на три сантиметра.

-Учиться не собираешься, пока возраст позволяет?

- Пока нет. Я ведь уже один раз поступал на факультет журналистики МГУ, но завалился на сочинении. Были три темы - "Тихий Дон", который я никогда не читал, что-то про Василия Теркина и лирика Пушкина. Я выбрал Пушкина. Но Александр Сергеевич мне не помог. Мне поставили четверку за грамотность и двойку за сочинение. Впрочем, не очень жалею, что не поступил на журфак. Гоняться за новостями - не для меня. Позже сдал экзамены и теперь являюсь студентом питерского Института физкультуры имени Лесгафта. Учусь на заочном отделении, а мой отец там работает старшим преподавателем.

- На улицах Солт-Лейк-Сити тебя не узнают?

- С первого дня ко мне почему-то повышенное внимание. Впрочем, это можно объяснить тем, что в команде практически нет иностранцев. Только я и еще один англичанин. Автографы приходится прямо на улицах или в магазинах раздавать и фотографироваться. Но это не раздражает.

- Тренировки в "Юте" отличаются от цээсковских?

- Прежде всего это касается физической подготовки. В ЦСКА мы качались немало. По два-три часа. В "Юте" такой длительной работы не бывает. Но подкачка - обязательная составляющая любой тренировки. И не важно, где находится команда - на выезде или дома. Программа - это четыре тренажера, на каждом из которых делаешь три серии упражнений по десять раз каждое. В один день вся работа направлена на руки, в другой - на ноги. Потом - спина, пресс. После каждой такой тренировки массажист "растягивает" и после этого выходишь на площадку. Из-за таких тренировок я стал намного мощнее играть в защите. Заиграл намного жестче. И в нападении тоже.

- Есть ли в команде запреты, которые тебя удивляют?

- Есть! Например, на мобильники. Запрет на сотовую связь ввел в команде главный тренер Джерри Слоун. Его понять можно, ведь не всегда бывает приятно, если в раздевалке у кого-то мобильник звонит беспрерывно или во время сбора команды. Или в автобусе. Многие ребята любят подремать, а тут тебе телефон звонит, словно будильник. В Америке возведено в ранг правила, что никто никому ни в чем мешать не должен. Даже мобильниками. Жаль, что в России пока не так. В Москве нередко звонки раздаются на трибунах, когда баскетболисты или теннисисты разыгрывают решающее очко. А это очень сильно действует на нервы, не позволяет максимально сосредоточиться. И это не есть хорошо.

- Помимо мобильников больше ничего не вызывает внутренний протест?

- Меня удивляет, что в НБА не принято, что если игрок противника упал, то нельзя ему помогать подняться. Даже если это ты его "завалил". У нас-то всегда в порядке вещей было поднять, извиниться. А в НБА только своих поднимать бегут и нередко всей командой. И еще - во время тайм-аутов никто не может говорить с тренером.

- Интересно, а на выездные игры баскетболисты берут жен?

- На самом деле никто из жен на них не ездит. И запретов никаких по этому поводу нет. Вето для членов семей наложено на пользование клубным самолетом и автобусом. Нас с Машей это не коснулось, ведь мы любим после игры возвращаться в гостиницу пешком. До рождения Феди мы много гуляли в окрестностях Солт-Лейк-Сити. Вот он подрастет, и будем еще больше гулять втроем!

- А помнишь, как в Питере тебя ребята в команде называли?

- Фитей! В честь земляка Андрея Фетисова. Мы с ним внешне во многом похожи. Правда, раньше меня называли Фантиком, а до этого - Фонариком. За прозвища на ребят не обижаюсь. На игре это никак не сказывалось.

- Не жалеешь, что играешь за океаном...

- У ЦСКА был хороший вариант - продать меня и получить неплохие деньги, которые пошли бы на селекционную работу. Это позволило клубу не только окупить вложенные в меня деньги, но и получить солидную прибыль. Мне не хотелось обострять отношения с ЦСКА, который сделал для меня немало. Но жизнь не стоит на месте. Думаю, что после НБА спортивную карьеру буду заканчивать в России. Я поездил по многим странам и не увидел таких прелестей, которые бы удержали меня за бугром.

- Андрей, как расстался с ЦСКА?

- По-хорошему. Клуб много сделал для того, чтобы я стал настоящим игроком, и я немало сил отдал для команды. Но хочется попробовать себя в мировом баскетболе. Надоело смотреть, что добиваются успеха за океаном немцы, голландцы, югославы, турки, венгры. А россиян там нет! Десять матчей Базаревича в "Атланте-94" да затяжные "посиделки" Моргунова в "Портленде" не столько утешают, сколько усиливают чувство несправедливости и обиды за российских игроков. Судите сами, что приятнее для любителей баскетбола - смотреть с трибуны УЗС ЦСКА, как Кириленко ставит блок-шот игроку "Панатинаикоса" или наблюдать за его игрой пускай даже и по платному "Евроспорту" за моей игрой против Шакила О`Нила? И еще немаловажный факт - появилась возможность заработать неплохие деньги. И я им воспользовался. Ведь жизнь спортсмена в большом спорте коротка, а у меня ведь скоро будет семья, дети и их надо достойно воспитать.

- У тебя есть мечта?

- Поскорее жениться и чтобы у меня было двое детей - девочка и мальчик. К этому времени накопить денег и купить двухэтажный дом на берегу моря или океана.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно