1074

Валентина Яшина: «У Левы было две страсти - футбол и рыбалка»

В ФУТБОЛЕ Лев ЯШИН стал легендой еще при жизни. А вот о том, каким он был вне футбольного поля, читателям "АиФ" рассказывает его вдова Валентина Тимофеевна ЯШИНА.

Любовь и ревность

- ВАЛЕНТИНА ТИМОФЕЕВНА, вы работали на радио - были корреспондентом, редактором. А как познакомились с Львом Ивановичем? Интервью у него брали?

- Нет, в ту пору журналисты за Яшиным еще не охотились. А сама я со спортом профессионально никогда не была связана. Познакомились мы на танцах.

- Молодой Яшин увлекался танцами?

- Всю жизнь помимо футбола он увлекался рыбалкой - до самозабвения. А тогда... Мы ведь тушинские оба. Лев работал на механическом заводе. Потом его призвали в армию, забрали в дубль московского "Динамо". О том, что он неплохо играет в футбол, я знала от моего брата, страстного болельщика, и его друзей. Однажды ребята предупредили: "Сегодня Яшин к нам придет. Можем познакомить". Вечером он появился, этаким забавным басом представился: "Лев". Длинный, тощий, но симпатичный. И главное - вежливый. До свадьбы мы лет шесть, наверное, встречались. Поженились как раз под новый 1955 год. С тех пор в нашем доме свежие цветы никогда не переводились.

- Каким он был дома, вне футбола?

- Очень домашним был. Обожал детей. До последнего момента и меня любил, я в этом уверена. В шумных компаниях друзей чувствовал себя словно рыба в воде, выпить был не дурак, когда это можно было. И женщин любил...

- Ревновали?

- А вы как думаете? Терпела. Но Лев старался меня не обижать и делал все возможное, чтобы мне с ним было интересно и радостно.

В очереди за хлебом

- ВОТ вы упомянули об излюбленном увлечении супруга - рыбалке. Всякий раз уху варить, наверное, приходилось, чтобы мужа побаловать?

- Уху в нашей семье не слишком жаловали. Обычно весь улов мы жарили, причем Лев занимался этим собственноручно. Он вообще стряпал с удовольствием. Когда я задерживалась на работе, а он уже приходил домой с тренировки, запросто мог и котлеты поджарить, и макароны отварить - ни за него, ни за наших дочерей, пока они были маленькими, у меня в этом плане голова не болела.

- Интересно, жена знаменитого вратаря имела право давать ему какие-то советы, что-то подсказывать?

- Не просто имела - для Льва мое мнение было небезразлично. Я, например, советовала ему не слишком уж громко кричать на поле. Считала, что это неприлично. Он же смеялся и горячо доказывал, что иначе игроков не заставишь как следует шевелиться.

- Да, на поле Яшин горазд был покричать. А в семье?

- Если уж мы с мужем ссорились по какому-нибудь поводу, то молча отсиживались либо у телевизора, либо с книжкой каждый в своем углу. Потом, как правило, он первым подходил, подлизывался. А дочерям никогда ничего не навязывал. Как-то возвращаюсь с работы, вся моя троица дружно сидит на диване, смотрит по телевизору мультики. Между тем в доме есть нечего. Позвала мужа на кухню: "Лев, неужели девчонок нельзя было за хлебом послать? Ну-ка давай, живо!" Через минуту на кухню вошла старшая дочь Ирина: "Мам, чем тебе помочь?" "Кто же за хлебом-то пошел?" - спрашиваю у нее. "Да папа авоську взял и говорит: "Девочки, я в булочную прогуляюсь, кто мне компанию составит?" Ну, Лена с ним и увязалась"...

И в радости, и в горе

- СРЕДИ ваших с мужем личных друзей много настоящих звезд - Франц Беккенбауэр, Эйсебио, король футбола Пеле... Как, к слову, вы с ним познакомились?

- Хороший вопрос! Думаю, из болельщиков нашей страны с Пеле я познакомилась самой первой. Незадолго до чемпионата мира 1958 года в Швеции Лев пришел из Спорткомитета: "Есть вакантное место в тургруппе. Хочешь поехать?" - "А сколько это стоит?" - "Не важно!" Едва самолет там приземлился, я сразу позвонила по телефону мужу. Он говорит: "Бери такси и жми к нам в гостиницу!" Времени было в обрез: туристы прилетели на финальную часть чемпионата, а сборная СССР туда не пробилась и уже готовилась к возвращению домой.

Лев встретил меня, повел в гостиницу. На лестничной площадке стояли несколько наших, нарушали режим - покуривали в кулак. В этот момент по лестнице проскакал юркий чернокожий парнишка - мелкий такой, Яшину едва до груди. Лев притормозил его ладонью за шею и сказал мне: "Познакомься, Валентина. Это - Пеле. Вот увидишь, он скоро станет таким футболистом, какого мир еще не знал".

- Вы рассказали о светлых и приятных моментах в жизни вашего супруга. Но ведь известно, что в его феноменальной карьере случались и черные дни. Как он переживал неудачи?

- Очень болезненно. Морально казнил себя почти за каждый пропущенный мяч. Никто, кроме домашних, не знал, как жутко он переживал период после чемпионата мира в Чили. Ведь тогда за провал сборной СССР на Леву пытались навесить всех собак, даже "с позором" исключили из состава национальной команды. Но Бог его миловал! Я имею в виду приглашение в сборную мира для участия в матче, посвященном 100-летию футбола, который игрался в Лондоне на знаменитом "Уэмбли". Лев фантастически удачно отыграл первый тайм, и сборная мира повела в счете - 2:0. Только во второй половине игры, когда место в воротах занял его сменщик, англичанам удалось уйти от поражения - 2:2. Для Яшина это было переломное выступление, оборвавшее все пересуды о его якобы закате.

- Понимаю, что вам непросто рассказать о трагедии, которую довелось пережить ему, вам, вашим близким. Имею в виду закупорку вен, приведшую к ампутации правой ноги.

- Это было огромным несчастьем, бедой для него и для всех, но не трагедией. Так я говорила самому Льву, когда мы встретились в реанимационном отделении госпиталя наутро после операции. Он полулежал в шезлонге, еще отходил от наркоза. Но уже отдавал себе отчет в происходившем. Увидел меня, заплакал, жестом показал: мол, вот я теперь какой. Я наклонилась к нему, поцеловала в мокрую щеку, прошептала на ухо: "Лева, я знаю, как тебе сейчас больно и на душе тошно. Главное, как ты был мужиком, так им и остался. И я тебя по-прежнему буду любить!" Ну вот сказала ему это, а он вдруг рассмеялся - сквозь слезы. Вошел хирург, который его оперировал, увидел нас: "Раз улыбаетесь, значит, будете жить дальше".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно