Примерное время чтения: 12 минут
386

Как бы сын... (часть 1)

История 12-летнего Славы, рассказанная его отчимом Георгием Михайловичем, задела за живое очень многих читателей.

- Я сама переживаю точно такую драму, - пишет Ирина В., - сын-подросток никак не может найти общий язык с моим вторым мужем, хотя тот вроде и старается избегать ссор в семье.

- А у меня на всю жизнь остался в душе осадок после прихода в нашу семью отчима. Нет, мы никогда не ругались, но теплых, товарищеских отношений так и не сложилось. Может, поэтому мама с ним и разошлась через 5 лет, - рассказывает Иван Романов.

Как же строить взаимоотношения с ребенком жены, как помочь Георгию Михайловичу, Славе, его маме и маленькой сестренке Лизе создать прочную, хорошую семью - об этом мы попросили рассказать психолога Алексея БУЛГАКОВА.

Может ли отчим заменить отца?

Мужчина, пришедший в неполную семью, должен четко осознавать, что он женится не на женщине, а на женщине с ребенком как едином целом, что он приходит к ребенку, либо недополучившему мужской заботы вообще из-за отсутствия отца с самого рождения, либо травмированному разводом родителей, уходом отца, возможно, его бесчинным и грубым поведением до развода, склоками между родителями.

Появившись в неполной семье, мужчина претендует в какой-то степени на место ребенка, очень часто - вдобавок на место единственного мужчины в семье. Уже этот факт ложится нелегким бременем на душу ребенка. Разные бывают ситуации, но в общем входить в новую семью с ребенком или с детьми мужчине нужно осторожно, постепенно. А женщине лучше не спешить знакомить своего ребенка (детей) с новым мужчиной, не торопиться приводить его жить в свой дом. Тем более чреваты неприятностями бывают поспешные браки с иногородними. Лучше подольше вместе ездить куда-нибудь в выходные, потом друг к другу в гости, постепенно закрепляя в сознании сына или дочери мысль о том, что дальше жизнь будет продолжаться втроем.

В идеале лучше всего, конечно, будет, если сын (дочь) сам (-а) предложит маме выйти замуж за мужчину (а дети обычно не заставляют себя долго ждать с таким советом, если мужчина к обоим добр и внимателен). В этом случае ребенок будет чувствовать свою ответственность тоже, поскольку он вроде бы сам инициировал заключение брака.

Однако благосклонность в таких отношениях часто бывает непрочна, ревность ребенка оказывается чувством, подавляющим все остальное. А порой сразу между ребенком (подростком) и мужчиной устанавливается явное неприятие друг друга. В этих случаях тем более нельзя уповать на силовое давление, рассуждать в домостроевском духе (мол, щенок еще, чтобы прислушиваться к его мнению, никуда не денется, притерпится). Завоевывая ребенка силовыми приемами, мужчина только усугубляет ситуацию. Придя в новую семью, ему лучше воспитательные акции свести в основном к воздействию силой примера. При этом воздерживаться, по крайней мере в начале совместного бытия, от наказаний, да и после стараться ими не злоупотреблять.

Прежде чем что-то требовать, а тем более наказывать, отчим должен завоевать доверие ребенка, убедить его, что у него относительно пасынка - только добрые намерения. Лучше делать упор на то, чтобы доставлять больше приятных сюрпризов, неожиданных радостей вместе с женой - ребенку и вместе с ребенком - жене. Мысли о том, в чем нуждается сын или дочь его новой жены, у отчима должны опережать мысли о том, что он (-а) обязан (-а) делать. Хотя последние тоже должны присутствовать.

Но мужчине не следует и заискивать перед ребенком, менять чуть что свою позицию в разных ситуациях. Полезнее для всех, когда отчим старается защищать интересы пасынка, то есть проявлять солидарность по полу (разумеется, с позиций справедливости и в пределах здравого смысла), таким образом укрепляя менее прочную связь. В глубине души мама будет этим довольна, хотя, может быть, для виду немного поворчит. То же самое можно сказать про мачеху и падчерицу.

И еще хорошо бы придерживаться такого правила: никогда не говорить при ребенке плохо о его родном отце, даже если он не заслуживает добрых слов. Любое негативное слово отчима может привести к обратному результату: приблизит отпрыска к родному отцу, пусть и непутевому.

Еще один источник неприязни отчима - когда психика или, если угодно, "биополе" пасынка оказывается сильнее. Отчим испытывает все большее напряжение и скованность по мере того, как подросток привыкает к нему и чувствует себя с ним все увереннее. Не желая смириться с положением более слабого психологически "игрока" в их семейной партии, отчим начинает бунтовать не столько против пасынка, сколько против самого положения вещей ("дескать, что за дела, я робею перед каким-то сопляком"). При этом более уязвимым можно считать положение мужчины, который пришел жить в дом к жене и ее ребенку, а не привел их в свой дом.

Чем менее уверенно чувствует себя мужчина в новой семье, тем больше у него, бывает, проявляется потребность представить себя лучше и сильнее, чем он есть на самом деле, стараясь вести себя так, чтобы пасынок его уважал, боясь. Вообще это - распространенная ошибка мужчин: понятия "уважать" и "бояться" они часто смешивают, не видят между ними существенного различия.

Мужчины нередко бьют детей из-за ощущения тщетности воздействия на них: мол, как это я не могу ничего изменить? Это проистекает из убежденности, что он непременно должен на кого-то воздействовать, что-то менять. Но воздействие благотворно, если мужчина учитывает при этом ранимость душ людей, от которых он хочет чего-то добиться, и его усилия соответствуют существующим отношениям.

Тот, кто кричит и тем более бьет подростка, очевидно, пытается побудить его действовать более разумно, ответственно. А на самом деле добивается прямо противоположного: активизирует ЭГО ребенка и блокирует ЭГО взрослого, то есть сознательную разумную мотивацию. Резкое давление, воздействие посредством страха мешают ребенку быть "хорошим" для себя, а не для взрослых.

Поведение мужчины в семье с неродным для него ребенком во многом зависит от женщины, поскольку она в такой семье занимает центральное положение, а в эмоциональном аспекте - самое выигрышное. У нее с обеих сторон - близкие люди: муж и ее ребенок. Следовательно, инициатива должна быть больше в ее руках, поэтому от нее требуется повышенное чувство справедливости и объективности, что дается, к сожалению, далеко не всем.

И вот одна мама пытается оградить свое драгоценное чадо от любого самого безобидного замечания мужа, отчима ее ребенка, поскольку в этом замечании она слышит и критику своих педагогических способностей. При этом у нее порой возникает ощущение, что на ее ребенка нападают, и она, следовательно, должна его защищать.

Другая мама начинает требовать от отчима, едва он появился на пороге их дома, больше внимания уделять ее ребенку. Однако никто никого не обязан любить, ни отчим ребенка, ни ребенок отчима. Надо просто устанавливать в семье доброжелательные отношения на основе объективности, и тогда расположение друг к другу придет само собой.

Третья мама, наоборот, ждет от второго мужа решительных действий относительно ее сына от первого брака, не задумываясь о том, что такие действия сыном будут восприниматься как карательные, несправедливые, а не как естественные воспитательные меры.

Четвертая мама заставляет ребенка называть ее нового возлюбленного папой, как только тот появился в поле зрения ребенка, хотя сама не вполне уверена, что на этот раз союз будет удачным и долговременным.

И уж, конечно, маме, родившей еще одного ребенка от второго мужа, ни в коем случае не следует показывать вид, что второй ребенок ей дороже первого, что у второго есть какие-то приоритеты перед первым. Достаточно того, что эти приоритеты уже созданы объективно, ведь у младшего оба родителя - родные.

К сожалению, мужчина бывает не менее ревнив, чем ребенок, требует от жены любви и внимания едва ли не больше, чем она отдает ребенку, видит в нем своего соперника, тем самым ставя себя на один уровень с малышом.

Впрочем, иногда ревность не безосновательна, но ребенок тут ни при чем. Бывает, женщина теряет интерес к мужу, и тогда начинает уделять ребенку больше внимания, стремясь, вольно или невольно, замаскировать увядание интереса к мужчине и стесняясь об этом ему сказать прямо. А мужчина путает причину со следствием, ему кажется, что женщина охладела к нему из-за ребенка, и на малыша незаслуженно падают шишки ревности со стороны отчима.

Ребенок (подросток) подавно может срывать на отчиме свое недовольство тем, что мама улыбается не только ему, и тогда все свои неурядицы он будет объяснять лишь тем, что он - неродной сын для мужчины (как это получается у Славы).

Но бывает так, что и сам отчим принимает на свой счет какие-то резкие высказывания пасынка, которые тот вполне мог бы заявить и родному отцу. Протестные подростковые реакции на слова взрослых - это норма, и тут отчиму необходим максимум снисходительности.

В свою очередь, важно с ребенком быть самим собой, не пытаясь изображать представителей разных профессий: то строгого педагога, то инспектора, ревизора, сотрудника какого-то карательного органа, то великого сыщика ("я знаю, что ты прячешь в кармане куртки"), то ясновидящего экстрасенса ("я вижу тебя насквозь и на метр под тобой"). Чем более естественным будет отчим в поведении с пасынком, тем скорее он вызовет у ребенка или подростка добрые чувства. Такая позиция побуждает и ребенка быть самим собой.

Так что же делать со Славой?

Самое главное, нужно усвоить всем четверым членам семьи: никому ни от кого никакими способами, даже если они кажутся вполне благопристойными и неизбежными, в ближайшие несколько лет не удастся избавиться.

Против хорошего интерната в принципе возражать трудно, важно - с какой целью ребенок туда отправляется. Но даже если устроить Славу в интернат, он все равно будет незримо присутствовать в квартире. Прежде всего Любовь Антоновна (а мы исходим из того, что она - нормальная мать) будет постоянно беспокоиться о том, как Славе там живется, как у него идет учеба, складываются ли отношения со сверстниками, ей придется регулярно его там навещать, а на каникулы все равно он будет приезжать домой. Как бы не стало всем еще труднее после того, как сколько-то месяцев прожили без Славы. А он еще больше почувствует себя в семье чужим.

Слава выбился из колеи нормальной жизни не в последнюю очередь, а, может быть, в первую, потому что у него понижено ощущение ценности своей жизни. Чтобы преодолеть кризис, Славе нужна немалая сила воли, которой пока у него может не хватить. Очень вероятно, ему нужна серьезная психологическая помощь. Скорее всего, она необходима всей семье, ведь в ней растет еще один ребенок - Лиза. Важно понять, что семья - это единый организм, а неурядицы любого ее члена влияют на остальных, и уж, конечно, на самого младшего члена семьи - на Лизу.

В любом случае Славины проблемы нужно решать не за него, а вместе с ним, тем более вопрос с интернатом, чтобы не получилось - "без меня меня женили". Слава уже большой, с ним можно и нужно пойти на серьезные переговоры. При этом главное, чтобы он почувствовал, что ему в семье хотят помочь, а не избавиться от него, что он здесь всем нужен, что он - неотъемлемая часть семьи.

Поначалу инициатива, безусловно, должна принадлежать Георгию Михайловичу. Ему необходимо вызвать Славу на серьезный конфиденциальный разговор, при этом видя в нем не щенка, который смеет на него, солидного мужчину, "тявкать", а вполне взрослого человека, у которого есть свои интересы. Может быть, для начала полезно извиниться перед Славой за то, что Георгий Михайлович не сдержался и дал волю рукам. А потом высказать свою озабоченность, что у него и Славы, двух мужчин, у которых нет никакого ближе из представителей того же пола, отношения разладились. И предложить вместе подумать, как их улучшить, потому что иного пути просто нет. Затем поговорить о том, что для этого должен сделать, по мнению Славы, он, Георгий Михайлович, а когда Слава выскажется, отчим может дружелюбно и спокойно изложить свои пожелания Славе.

Как и все 12-летние мальчишки, Слава очень нуждается в отношении к нему взрослого мужчины - как старшего товарища, который не только ругал бы и заставлял работать на даче, а которому со Славой хотелось бы обсудить бытовые и общемировые проблемы, последний футбольный матч, поговорить об НЛО, поиграть в теннис и т.д., а как продолжение таких отношений - вместе выбить палас во дворе, сходить на рынок, пока женщины дома убираются и готовят обед, купить им в качестве десерта, например, мороженое...

Все было бы совсем по-другому, если бы Георгий Михайлович еще несколько лет назад предложил бы Славе стиль жизни, который можно охарактеризовать фразой: "Давай мы с тобой вместе, как настоящие мужики, будем стараться делать наших маму и сестру счастливыми". Именно такие отношения и создают дух единства, дружелюбия в семье. Тогда пощечины и подзатыльники просто перестают быть необходимыми. Причем лучше всего воспринимается не нарочитая назойливость ("вот я к тебе иду по-хорошему"), а сдержанная, даже суровая, мужская доброта.

Поскольку у Славы фактически нет родного отца, а с Георгием Михайловичем он живет бок о бок уже семь лет, несмотря на враждебные слова, он воспринимает его как близкого человека и ждет отцовского к себе отношения. Такая вот у нас у всех потребность - иметь не только мать, но и отца. А не как бы отца.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно