Примерное время чтения: 6 минут
151

Дачный рай

На поездку к теплому морю мы в этом году денег не накопили, в поход по северным рекам ходили в прошлом году. А как провести это лето? Говорят, оно будет сухое и жаркое...

Я ВСПОМИНАЮ, как однажды в теплые сентябрьские дни мы с сыном приехали к моей подруге на дачу. Сынишка тогда еще не ходил в школу, и мы могли позволить себе такую роскошь - провести погожие денечки бабьего лета на свежем воздухе.

Дачный поселок Покровка как будто замер, прислушиваясь к разлившейся вокруг тишине: ни визга детей, ни музыки подростков, ни их мопедов, лишь изредка залает собака или проскрипит тележка пенсионера, который неспешно везет свой урожай к станции.

Нас встретила радушная компания любителей дачной жизни - соседи по участкам, чьи дети уже выросли и не требовали забот, но пока не успели обременить своих молодых родителей внуками, поэтому эти цветущие сорокалетние люди могли посвятить какие-то годы себе.

...До обеда пили свекольный квас, настоянный на родниковой воде, заваренный корочками ржаного хлеба. Осматривали, как перестраивается дом. Заново отделанные комнаты пахли смолистой стружкой и пряными травами: под потолком висели пучки кипрея, таволги, полыни... "Полынь - королева запахов", - любит повторять моя подруга. На окнах осенними сочными красками пестрели букеты цветов. В углу громоздились корзины с ядреными лесными орехами. Я в жизни не видела столько орехов! "Еще прошлой осенью набрали, весь год едим", - видя мое изумление, пояснила подруга. На подоконниках дозревала антоновка, радовали глаз тяжелые оранжевые тыквы. Умеют же люди создать интерьер из даров своих соток!

Обедать решили в саду всей компанией. Большой овальный стол стоял в тени кустарника, под старой грушей. В центре возвышалась ваза с подсолнухами. Соседи принесли кто свои помидоры, кто последние огурчики из парников... Хозяйка подавала отварную телятину, нежнейшую, купленную утром парной на рынке, тушеный лосось, молодую картошечку, огурцы своего засола... Зелень горкой возвышалась на блюдце нерезаная, как ее подают на Кавказе.

"Тебе сварить яички, только из-под курочки?" - предлагала подруга моему сыну. "У меня теперь своя "яичница" из соседней деревни, только у нее беру", - это уже пояснение для меня. "Есть свежайшее молоко от знакомой коровы, сметана, творог из совхоза, что ты хочешь?" - опять обратилась она к сыну. Мальчик жадно уплетал телятину, хрупал соленые огурцы, и мне вдруг стало неловко за привезенные из Москвы сосиски - я боялась: а вдруг ребенок в гостях ничего не захочет есть.

В конце обеда отдали должное домашним наливочкам, разрезали арбуз. Разговор зашел о том, что на базаре в Клину все дешевле, чем в столице, даже привозные арбузы и виноград. Мед, мясо, овощи мои друзья возят с Клинского базара в Москву, домой.

Соседка рассказала, что ей, вымотанной летними гастролями, предложили поехать в санаторий. "Какой санаторий! - поразилась подруга. - Возьми больничный, отдохни недельку на даче, в санаторий поедешь, когда зарядят дожди". Общество посчитало мысль здравой.

Быстро убрали со стола, и женская половина компании устроилась в шезлонгах под нежаркими лучами сентябрьского солнышка. Последние ягоды поздней земляники пошли на маски. Ребенок, поудивлявшись нашим вымазанным лицам, убежал к мужчинам. Он мне совсем не докучал сегодня. Пятеро взрослых праздных людей, забывших, что это такое - крутиться весь день вокруг малых детей, возились с ним в охотку. Вот хлопнула дверца автомобиля - это ему разрешили посидеть за рулем "Форда", вот зажужжала пила - ему показали, как на станке режут доски, и наконец, он получил в безраздельное владение ножовку и бревно. Мечта сбылась, наконец-то ему доверили пилить дрова!

В шезлонгах так разморило, что решили идти на озеро купаться. Дорога шла лесом, потом через поле подсолнухов. Вода бодрила. Я окунуться не решилась, в общем-то из-за сына, боялась, полезет за мной, хозяевам было не привыкать - весь август купались, они плавали с удовольствием и долго.

Под вечер стали топить баню. "Только березовыми дровами, - объясняла мне подруга. - Летом топлю березой, зимой - дубом". Березовые веники были высушены тоже по правилам. Их нарезали после Троицы, не раньше, чтобы листочки успели набрать гибкость и не обламывались. Сушили не на вису, а слегка придавленными душистым сеном. Веники мы замочили в кадке, планируя после бани ополоснуться этим настоем. На камни брызнули водной настойкой прополиса. В парилку входили обмазанные медом...

Прогуливаясь звездной летней ночью как римские патриции - в одних банных простынях - по дорожкам сада, мы вдыхали аромат хвои, смешанный с тонким запахом осенних цветов, и неторопливо беседовали о том о сем. Прохладный воздух был приятен. "Боже мой, вот как, оказывается, надо любить себя! Почему я никогда этого не умела?!" - все время думала я.

Подруга пошла заваривать чай, обязательно с мелиссой, как мы пьем с ней после бани, я заглянула в каминную, где звучал Моцарт: ребенок, не дождавшись меня, заснул, свернувшись калачиком в кресле. Я перенесла его на кровать (у, как озоном пахнут свежие простыни!), но магнитофон выключать не стала, побоялась, что от тишины мальчик проснется. В комнате было жарко натоплено, окна в сад распахнуты. "Какой мы прожили длинный дивный день, день райского отдыха! И этот рай можно устроить на своих сотках, которые, казалось бы созданы только для того, чтобы пенсионеры выращивали на них кабачки, а молодые мамы пасли своих малышей, пока они не вырастут. Вот удивительно!"

Я ОТГОНЯЮ сладкие воспоминания и возвраща юсь в сегодняшний июньский день. Все, решено, этим летом живем на даче. Пусть у нас там меньше комфорта, чем у моих друзей, так ведь жизнь на природе тем и хороша, что не требует никаких удобств.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно