Примерное время чтения: 7 минут
476

Миклухо-Маклай

Свое первое путешествие великий русский путешественник и ученый Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846-1888) совершил в девятнадцатилетнем возрасте. Как ассистент немецкого зоолога Геккеля он посетил Мадейру и Канарские острова, побывал в Марокко. Но его все время тянуло в неизведанные земли, не изученные европейцами. Он мечтал познать таинственный первобытный мир туземцев, которые в то время считались если не животными, то, по крайней мере, людьми второго сорта, неразвитыми, не способными к обучению. Николай Николаевич не разделял этого мнения, он хотел жить рядом с туземцами, изучать их нравы и обычаи, лечить их и передавать им свои знания. И вот его мечта сбывается.

В 1871 году корвет "Витязь" высаживает Миклухо-Маклая на пустынном берегу залива Астролябия в Новой Гвинее, а сам отправляется дальше вокруг Южной Америки. Моряки сооружают ученому скромную хижину, оставляют продукты, и вот уже белые паруса корвета скрываются за горизонтом. Миклухо-Маклай остается один на чужом берегу, не зная, что его ждет в будущем. Но в одном он твердо убежден: ни при каких обстоятельствах он не применит оружия против туземцев. "Моя сила должна заключаться в спокойствии и терпении", - напишет он в дневнике.

Пока путешественник устраивается на новом месте, папуасы внимательно наблюдают за ним из густых зарослей. Они никогда не видели европейца, для них он какое-то неведомое существо. Наконец, состоялась первая встреча. Миклухо-Маклай щедро раздает туземцам бусы, табак, соль, рис, чай, но они все еще не доверяют ему. Только один из папуасов, по имени Туй, подружился с исследователем и стал частым гостем в его жилище. У него Николай Николаевич учился местному языку.

Настал день, когда Миклухо-Маклай решился сам посетить одну из деревень. Как только он приблизился к жилищам, его тут же окружили вооруженные копьями туземцы, в опасной близости от головы ученого засвистели стрелы. Исследователь вспоминает, что первой мыслью было уйти, но ему очень хотелось спать, а до дома далеко. Что же делать? С удивительной выдержкой и хладнокровием он выбирает место в тени, расстилает циновку, ложится и по-настоящему засыпает! Конечно, Миклухо-Маклай знал, чем рискует, не даром в одном из дневников он запишет, что лучше умереть во сне, чем сидя или стоя. Однако папуасы не тронули его, и вскоре привыкли к белому человеку. Они называли его "Тамо боро-боро" ("Самый большой человек") и Карам-тамо ("Человек с Луны").

За три года, проведенные в Новой Гвинее, Миклухо-Маклай выполнил ряд научных изысканий по антропологии, изучил быт местных жителей, их язык, собрал зоологическую коллекцию. Он жил жизнью, о которой мечтал, но со временем ему становилось все тяжелее и тяжелее. Кончились сахар, соль, спички, чернила, износилась одежда, дожди заливали ученого через прогнившую крышу хижины.

Вскоре Миклухо-Маклай тяжело заболел. Проходивший мимо английский корвет забрал его и доставил в Сидней, где исследователь долго лечился. Едва выздоровев, неутомимый Николай Николаевич предпринял новое путешествие, на этот раз вглубь Малаккского полуострова. Его задачей было найти людей немалайского происхождения, которых называли "орангутаны" - "люди леса". Эти таинственные племена вели бродячий образ жизни и находились на первобытной стадии развития. Путешествие было невероятно трудным: двенадцатичасовые переходы через непроходимый тропический лес, через болота с их ядовитыми испарениями и речки, покрытые таким плотным слоем растительности, что приходилось буквально прорубать себе путь по воде.

Проводники, падавшие от усталости, роптали, но Миклухо-Маклай упорно шел вперед. Его усилия не пропали даром. Он нашел "людей леса", провел с ними несколько месяцев, изучил язык, сделал антропологические измерения, описал быт и нравы.

Затем ученый совершил еще несколько путешествий по Малаккскому полуострову, в 1876-1877 годах посетил с экспедициями Яву, Сулавеси, пожил на "своем" берегу. Здоровье Миклухо-Маклая было серьезно подорвано, в конце 1877 года он снова тяжело заболел и был вынужден полгода лечиться в Сиднее.

К этому времени имя исследователя уже стало известно по всему миру, его научные труды издаются во многих странах, заслуги признаются ведущими учеными. Миклухо-Маклай доказал видовое единство и родство всех человеческих рас, разрушив представление о существовании высших и низших. Во время вынужденного пребывания в Сиднее Николай Николаевич работает в зоологических и антропологических музеях, систематизирует собранный научный материал и разрабатывает планы новых экспедиций. В 1879 году он отплывает в Новую Каледонию и к другим берегам Меланезии. С горечью наблюдает он наступление цивилизации на нетронутый мир диких племен. Он становится свидетелем бесчестных торговых сделок, которые совершали алчные миссионеры, пользуясь наивностью аборигенов. Миклухо-Маклай видел, как этих "детей природы" спаивают, пробуждают в них низменные инстинкты, как уродуется их культура. Белые люди принесли болезни, от которых у туземцев не было иммунитета, и численность населения на отдельных островах резко снизилась. Островитян в огромном количестве вывозили для работы на плантациях.

Конечно, среди коренных жителей росло недовольство, начались попытки вооруженного сопротивления колонизаторам. Эти вспышки жестоко подавлялись. Миклухо-Маклай не был в стороне, ведь он тоже был "белым", и хотя аборигены знали и уважали ученого, опасность грозила и ему. Каково же было благородство этого "Человека с Луны", если он, боясь, что за его смерть туземцам будут жестоко мстить, написал специальное завещание. В нем говорилось: ни в коем случае не совершать никакого насилия над жителями в случае его непредвиденной гибели.

В 1882 году Миклухо-Маклай через Суэцкий канал вернулся в Санкт-Петербург. Его кругосветное путешествие, начатое в 1870 году на корабле "Витязь", завершилось. С собой он привез молодую жену, Маргариту Кларк, с которой познакомился в Австралии. Путешественник был равнодушен к благам цивилизации, его по-прежнему тянуло в нетронутый и прекрасный мир островов. В своем дневнике он писал: "Я так доволен в своем одиночестве! Мне кажется, что, если бы не болезнь, я здесь не прочь был бы остаться навсегда, то есть не возвращаться никогда в Европу".

В 1883 году Миклухо-Маклай снова отправился в Австралию, затем на Яву, навестил "свой" берег, где опять жил среди друзей-папуасов. Но вскоре стало ясно, что состояние здоровья путешественника не позволяет ему продолжать исследования. Николай Николаевич возвращается в Санкт-Петербург. В 1886 году он поселяется в столице вместе со своей семьей. Русское географическое общество выделяет ему пожизненную пенсию за выдающиеся заслуги перед наукой. Труды ученого издаются, он становится популярен. От приглашений нет отбоя, состоялась даже встреча с императором Александром III, которому Миклухо-Маклай высказал свою давнюю мысль. Он хотел, чтобы Россия установила протекторат над свободной частью Новой Гвинеи раньше, чем это сделают Англия или Германия. По сути, он предлагал присоединить "свой" берег к России. Он надеялся таким образом защитить туземцев от варварства колонизаторов. Царь остался равнодушен к его предложению.

Светская жизнь претила ученому, он очень устал, был болен. Миклухо-Маклай мечтал снова вернуться к "своему" берегу, но этой мечте не суждено было сбыться. Великий путешественник умер на руках у жены 14 апреля 1887 года. После него осталось множество научных трудов, наблюдений, рисунков и добрая память, которую хранят о нем, передавая из поколения в поколение, жители далекого берега Новой Гвинеи. Этот берег и сейчас называется Берегом Миклухо-Маклая.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно