Примерное время чтения: 4 минуты
319

Рассказы с улыбкой

Шахматы трудно любить в меру. Эта не знающая границ страсть дает богатейшую пищу писателям. Известно немало великолепных шахматных новелл, искрящихся фантазией, юмором. Они и сегодня доставляют радость, вызывают улыбку, живой интерес.

Наиболее замечательным не только в русской, но и в мировой художественной литературе юмористическим откликом на крупное шахматное событие явилась тридцать четвертая глава сатирического романа Ильи Ильфа (1897-1937) и Евгения Петрова (1902-1942) "Двенадцать стульев" (1928). Ее главные моменты и идеи навеяны известной "шахматной горячкой", охватившей Советскую Россию после первого Московского международного турнира 1925 года. В главе, именуемой "Междупланетный шахматный конгресс", мы находим импровизацию о будущем "шахматном городе" Нью-Васюки, где устраиваются крупнейшие в мире международные состязания и куда устремляются любители шахмат со всего света... Здесь вырастает стеклянный тридцатитрехэтажный дворец шахматной мысли. Рисуя перед жителями волжских Васюков перспективы процветания под влиянием шахматного прогресса, герой романа Остап Бендер обещает превращение их города в центр всего мира и даже планетной системы.

Вот как Остап Бендер рисует радужные перспективы будущего города Васюки в случае организации там международного турнира.

"...Ослепительные перспективы развернулись перед васюкинскими любителями. Пределы комнаты расширились. Гнилые стены коннозаводского гнезда рухнули, и вместо них в голубое небо ушел стеклянный тридцатитрех.этажный дворец шахматной мысли. В каждом его зале, в каждой комнате и даже в проносящихся лифтах сидели вдумчивые люди и играли в шахматы на инкрустированных досках...

Мраморные лестницы ниспадали в синюю Волгу. На реке стояли океанские пароходы. По фуникулерам подымались в город мордатые иностранцы, шахматные леди, австралийские поклонники индийской защиты, индусы в белых тюрбанах, приверженцы испанской партии, немцы, французы, новозеландцы, жители бассейна реки Амазонки и завидующие васюкинцам - москвичи, ленинградцы, киевляне, сибиряки и одесситы...

Автомобили конвейером двигались среди мраморных отелей. Но вот - все остановилось. Из фешенебельной гостиницы "Проходная пешка" вышел чемпион мира Хосе Рауль Капабланка-и-Граупера. Его окружали дамы. Милиционер, одетый в специальную шахматную форму (галифе в клетку и слоны на петлицах), вежливо откозырял...

...Мой проект гарантирует вашему городу неслыханный расцвет производительных сил. Подумайте, что будет, когда турнир окончится и когда уедут все гости. Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш великолепный город. Столица автоматически переходит в Васюки. Сюда приезжает правительство. Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва - в Старые Васюки. Ленинградцы и харьковчане скрежещут зубами, но ничего не могут поделать. Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы, а скоро и всего мира.

- Всего мира!!! - застонали оглушенные васюкинцы.

- Да! А впоследствии и вселенной. Шахматная мысль, превратившая уездный город в столицу земного шара, превратится в прикладную науку и изобретет способы междупланетного сообщения. Из Васюков полетят сигналы на Марс, Юпитер и Нептун. Сообщение с Венерой сделается таким же легким, как переезд из Рыбинска в Ярославль. А там, как знать, может быть, лет через восемь в Васюках состоится первый в истории мироздания междупланетный шахматный конгресс!"

Есть в романе и другой не менее запоминающийся эпизод, когда Остап Бендер использует результаты "шахматной горячки" васюкинцев уже более реально. Представившись гроссмейстером, он дает сеанс одновременной игры.

Конечно, картина этого сеанса - типичная гипербола, "рассказ с преувеличениями". Но многие черты характера шахматистов схвачены верно, сам сеанс и все события вокруг него, да и мысли о шахматах высказаны в остроумной форме. Наконец, чувствуется, что Ильф и Петров любили шахматы, хорошо, до тонкостей знали и понимали их. Смех авторов добродушен, и в конце концов они желали процветания как шахматам, так и ее страстно увлеченным поклонникам.

...13 ноября 1987 г. газета "Книжное обозрение", предваряя материал, посвященный двум блестящим советским сатирикам Илье Ильфу и Евгению Петрову, писала: "В Англии поставили памятник Шерлоку Холмсу, во Франции - д'Артаньяну и Мегрэ, в США - Тому Сойеру и Геку Финну (добавим к этому перечню: в Испании - Дон Кихоту и Санчо Пансе - И. и В. Линдеры)... Если у нас когда-нибудь поставят памятник литературному герою, это должен быть Остап Бендер".

И в конце XX столетия в столице Калмыкии Элисте появился не только памятник литературному герою Остапу Бендеру как символу предприимчивости, находчивости, смелой фантазии и воплощения идеи в жизнь, но и построенный специально к Всемирной шахматной олимпиаде (1998) город Чесс-сити - воплощение мечты васюкинских любителей шахмат из бессмертного романа "Двенадцать стульев".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно