Примерное время чтения: 6 минут
131

Игра, очарованная любовью

К шахматам вполне применимо известное латинское выражение "Ничто человеческое не чуждо" ("Nihil humanum est"). Не миновало их и столь великое чувство, как Любовь!..

Так возник классический "любовный треугольник" - Он, Она и Шахматы. В нем заложено все - и тайна, и трагедия, и счастье. И потому не случайно к нему на протяжении веков приковано внимание классиков пера и кисти. Сегодня можно лишь удивляться богатству и разнообразию произведений литературы и изобразительного искусства, героем которых стали "шахматы любви".

Еще в знаменитой книге арабских сказок "Тысяча и одна ночь" мы встречаем рассказ об игре молодой красавицы с влюбленным в нее сыном халифа Шарр-Каном (ночь 49-я). Любовь мешала ему сосредоточиться: "Всякий раз, когда он хотел посмотреть, как она ходит, смотрел на ее лицо и ставил коня на место слона, а слона на место коня". И она много раз обыграла рассеянного юношу, объявив ему, что он совсем не умеет играть. "О, госпожа, - отвечал Шарр-Кан, - тому, кто играет с тобой, как не быть побежденным?"

Обращая наш взор к эпохе Возрождения, назовем, прежде всего, поэму "Шахматы" (1564) польского поэта Яна Кохановского (1530-1584). Колоритное описание шахматной игры отражает рыцарские нравы середины XVI столетия и популярные в те времена легенды о борьбе за обладание красивой женщиной, оказавшейся к тому же хорошей шахматисткой. Завязка проста: на руку датской принцессы Анны претендуют два достойных польских рыцаря - Федор и Божуй. Стремясь предупредить поединок, который завершился бы трагически для одного из них, король предлагает решить спор сражением за шахматной доской: "Кто победит, тот зятем станет мне!" Далее описывается напряженная партия, в которой чаша весов склонилась в пользу Божуя. Анна, влюбленная в Федора, в отчаянии. Во время перерыва она находит выигрывающую комбинацию, незаметно подсказывает ему - и повествование заканчивается счастливой развязкой. Вывод автора четок: "Фортуна лишь тому дается в руки, кто тверд душой и в радости, и в муке". Так закончил поэт, "о той войне ведя искусно речь, которой не нужны ни лук, ни меч".

...У влюбленных шахматная игра становится лишним поводом для счастливой встречи, для приятной беседы, наконец для выражения пылких чувств - таков естественный и довольно частый лейтмотив шахматных эпизодов в произведениях мировой художественной литературы. Примеров тому множество. Вот лишь три из них.

Пятый акт драмы гениального английского поэта и драматурга Уильяма Шекспира (1564-1616) "Буря" открывается внутренним видом пещеры, в которой молодые герои, Фердинанд и Миранда, играя в шахматы, обмениваются репликами, шутливо комментирующими сложившуюся на доске ситуацию.

Миранда. Мой нежный друг, вы сплутовали.
Фердинанд. Что вы!
Любовь моя, я плутовать не стал бы
За целый мир.
Миранда. За двадцать царств бы стали,
А я б сказала: "Честная игра!"

Иллюстрируя лондонское издание 1793 года, художник Эван Уэндли завершил этот милый флирт сценой любовного объяснения.

Аналогичный финал едва начавшейся шахматной партии мы находим в повести знаменитого русского писателя Ивана Тургенева (1818-1883) "Несчастная" (1869). Рассказ ведется от имени Суссанны, навестившей влюбленного в нее Мишеля во время его болезни. Он попросил придвинуть к нему шахматный столик и расставить фигуры.

"Я ничего не ответила, и, не спрося, кому начинать, ступила пешкой... Мишель не отвечал на мой ход... Я посмотрела на него. Слегка вытянув голову, весь бледный, он умоляющим взором указывал мне на мою руку...

Поняла ли я его - не помню, но что-то мгновенно, вихрем закружилось у меня в голове... В замешательстве, едва дыша, я взяла ферзь, двинула ею куда-то через всю шашечницу. Мишель быстро наклонился и, поймав губами и прижав мои пальцы к доске, начал целовать их безмолвно и жадно..."

Добавим к этому, что и сам Иван Тургенев был известен своим пристрастием к шахматной игре. Он увлекся ею еще в детстве, а к теории приобщился во время обучения в Московском университете. В сохранившейся библиотеке (в музее Тургенева в г. Орле) имеются многие шахматные книги и журналы, в том числе Альгайера, Яниша, "Хандбух" Бильгера (издание 1852 года), годовые комплекты немецкого и английского журналов "Шахцайтунг" (1850 и 1853), "Чесс плейерс кроникл" (1853) с его карандашными пометками на полях, ходами и вариантами. Такой анализ не прошел даром, в 1853 году он писал из Спасского одному из друзей: "...разбираю шахматные игры по книгам. От упражненья я достиг некоторой силы".

За шахматной доской Тургеневу доводилось встречаться не только с друзьями и приятелями, но и с известными мастерами Петербурга и Парижа.

И все же, когда речь заходит о писателях, отобразивших в своих произведениях игру влюбленной пары, на память приходят прежде всего строки из романа Александра Пушкина (1799-1837) "Евгений Онегин". Вот Ольга Ларина и Владимир Ленский проводят счастливые часы любви за шахматной игрой:

Уединясь от всех далеко,
Они над шахматной доской,
На стол облокотясь, порой
Сидят, задумавшись глубоко,
И Ленский пешкою ладью
Берет в рассеянье свою.

Пушкин и сам серьезно увлекался шахматной игрой. В хранящейся в Санкт-Петербурге пушкинской библиотеке есть парижское издание (1820) книги Филидора "Анализ шахматной игры", приобретенные им незадолго до своей кончины три номера первого в мире французского шахматного журнала "Паламед" (1836) и два экземпляра книги первого шахматного мастера России "Шахматная игра, приведенная в систематический порядок с присовокуплением игор Филидора и примечаний на оныя, изданная Александром Петровым" (Санкт-Петербург, 1824). Одна из этих книг была с дарственной надписью автора: "Милостивому государю Александру Сергеевичу Пушкину, в знак истиннаго уважения. От издателя".

Шахматы были добрым спутником поэта до конца его жизни. Современники сообщают, что свою последнюю партию он играл в гостях у князя П. И. Мещерского накануне роковой дуэли.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно