Примерное время чтения: 3 минуты
424

"Я ненавижу слова "осси" и "весси"

"БЕРЛИНСКАЯ стена будет стоять и через 50, и через 100 лет", - вещал Эрих Хонеккер в 1988-м, ровно за год до ее падения. И оказался не прав. Стену демонтировали, Германия снова стала единой. Правда, шрамы по бывшей линии разделения срастаются не так быстро, как бы хотелось... "Стена, она все еще стоит, - нередко говорят немцы, - вот здесь" - и с многозначительным видом постукивают пальцем по лбу.

Франциска, 27 лет, работает в одном из крупных отелей в восточной части города, бывшая жительница ГДР:

- Я ненавижу слова "осси" и "весси". Странно, что все еще остаются люди, которые живут прошлым, какими-то взаимными счетами, предубеждениями. Эти до тошноты надоевшие истории, как мы ради бананов "пробили" Берлинскую стену, что восточные немцы ленивые и неблагодарные. Ведь это неправда.

Андреас, 52 года, водитель такси:

- Я так называемый "весси", ну и что? Болезненно реагируют на эти слова, кстати, в основном наши "восточные" братья и сестры. И совершенно напрасно. Хотите анекдот на эту тему? Из чего Бог сотворил "осси"? Немного глины, немного песка, немного дерьма... Главное - не переборщить с дерьмом, а то получится "весси"! (Раскатисто смеется.) Так что про нас тоже полно баек - в основном о том, какие мы богатые, жадные и глупые. Но вот что действительно беспокоит многих: по официальной статистике, число неонацистов в Германии пополняется в основном за счет молодежи из восточной части Германии.

Г-н Фихтер, 36 лет, сценарист по образованию, сейчас безработный:

- Первый раз я поехал в бывшую ГДР, когда мне было 5 лет, - мы с родителями отправились навестить родственников. Это самое страшное воспоминание в моей жизни - как мы переходили границу между Западным и Восточным Берлином. Пока нас досматривали пограничники, я ужасно боялся, что сейчас они арестуют маму и папу и я останусь один и умру... В итоге они отняли у отца аудиокассету с записью какой-то рок-группы и пропустили нас. Когда говорят о всяких там комплексах и обидчивости тех, кто раньше жил в ГДР, я всегда вспоминаю эту поездку и то чувство страха, которое мне пришлось испытать. А ведь эти люди жили многие годы в страхе, боясь сказать что-нибудь лишнее, чтобы не угодить в тюрьму, боясь, что прослушивают их телефоны из-за того, что есть родственники в ФРГ. Все это, естественно, оставило свои шрамы.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно