Примерное время чтения: 3 минуты
225

ЕГО СОПЕРНИЦА

МЫ СИДЕЛИ с ней за одной партой с первого класса. Классическая история про красавицу-отличницу и хулигана-двоечника подходила к нам с точностью до наоборот. Она была гадким утенком, который глазел в окно и носился на переменках, а я давал ей списывать контрольные и признавался первым парнем в классе всеми девчонками. Кроме нее. Я носил ей портфель и провожал до дома. Даже жарить яичницу учил ее я. А она не разрешала мне не то что целовать ее - даже брать за руку. И все-таки то время было самым счастливым: мы почти всегда были вместе, хотя правильнее было бы сказать, что она позволяла мне открыто обожать ее. Все, о чем мечтали другие девчонки, которые на переменках подкладывали мне записки в дневник и учебники, получала она, совершенно не задумываясь почему. Но платила за это дорого: у нее не было ни одной подруги в классе. Впрочем, казалось, ей было абсолютно все равно.

К восьмому классу она превратилась из гадкого утенка в прекрасного лебедя, и мне уже снились не наши игры, а то, как я нечаянно захожу в комнату, когда она переодевается. Дорого я бы дал за то, чтобы хотя бы одним глазком взглянуть на нее без трусиков! На нее засматривались мальчишки, но она хранила к ним полное равнодушие, и я по-прежнему носил ее портфель и провожал до дома.

Но однажды это случилось. Она затосковала, перестала подходить к телефону и раздражалась на все мои расспросы. Как я сходил с ума от ревности! В каждом подозревал соперника и, как показала жизнь, не видел дальше собственного носа. Через какое-то время она повеселела, снова стала со мной дружелюбна и запросто могла поцеловать меня. Она не придавала значения тому, что я краснел и дрожал, обнимая ее, только снисходительно смеялась и целовала меня с таким видом, словно желала лишний раз подразнить.

Она очень сдружилась с девочкой из параллельного класса, и если вставал выбор, с кем ей провести время, я всегда проигрывал. Девчоночья дружба, их глупые секреты - мне казалось, это было так естественно, что я смирялся со своей соперницей. Пока в один кошмарный день не обнаружил, что ее подружка - моя соперница во всем страшном смысле этого слова. Я поехал к ней летом на дачу, где они вдвоем готовились к экзаменам, и нечаянно застукал их! Лесбиянки. Мне припомнились все мелочи, которые теперь приобретали особый смысл. Они просили меня молчать еще хотя бы месяц, до тех пор, когда мы закончим школу. Прежде всего подумали о себе, а не о том, каково мне.

Что это за чувство - знать, что ты обманут той, которую боготворил с детства! Сознавать, что тебя променяли на другую! Это даже звучит абсурдно. Несколько месяцев я без ужаса и отвращения не мог взглянуть ни на одну девушку.

Но неделю назад полностью излечился: я увидел, как та самая ее подружка с огромным животом вылезает из машины крутого лысого мужика.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно