226

За ними следят

Вот уже несколько дней кряду Егор проводил в Москве, пожиная плоды начавшейся раскрутки нового альбома с кричащим названием "Суперприз". Днем - концерты и бесконечные журналисты. Ночью - друзья.

Вот и теперь Егор еще не знает, что к нему уже приближается "человек, который приходит к артисту и начинает просить его, чтобы он что-нибудь рассказал". Он просто сидит за столиком интернет-кафе, пьет пиво за 44 рубля и листает папку, в которой находятся "очень по-фанатски вырезанные статьи о группе "МУЛЬТFИЛЬМЫ".

- Ну и что там про вас сочиняют?

Е.: Ну, пиздец. Я, когда читаю, просто поражаюсь. Девяносто процентов пишут: "Егор Тимофеев - лидер молодой, перспективной (вариант - бесперспективной) группы..." - и так уже несколько лет. А мы уже два альбома выпустили.

- 30% журналистов вообще не слушают пластинки перед написанием рецензии...

Е.: Да знаю я! Я сам так делал! Сам писал такие рецензии. Я вообще слушал диск только в том случае, если мне его дарили. А брать на время - это на фиг надо.

- Тогда расскажи что-нибудь про свой альбом.

Е.: Блин, ну его слушать надо на самом деле. Там 12 треков, и они все разные. А еще очень многие говорят: "Вот эта песня похожа на группу AIR, эта - на RADIOHEAD" - и так далее. Наверное, так и есть. Во всяком случае это уж никак не "русский рок". Мне даже противно, когда перед сценой вот так делают (показывает "козу"). Лучше пусть так бы сделали (показывает "fuck"). Хотя и такое было, когда мы первые концерты играли. Мы и вели себя подобающим образом и абсолютно другую музыку слушали. Я занимался журналистикой, и параллельно мы по субботам играли в клубах. Это был просто прикол, эпатаж...

- Тебя жадные дядьки не пытались перекупить? Не говорили: "Откажись от своих музыкантов и тогда..."

Е.: Такое случалось... Самые интересные продюсеры говорили: "Мы будем с тобой работать, если ты переедешь в Москву и заменишь музыкантов". Я тогда в силу юношеского максимализма отказался... Сейчас, я думаю, что так не сделал бы... (Задумчиво.) Когда тебе на кухне предлагают десять тысяч долларов... Просто подпиши контракт, и все будет хорошо...

- Меня всегда Питер привлекал, прежде всего обилием музыкантов...

Е.: Там больше, чем здесь, людей, которые на энтузиазме катятся. А в Москве я очень часто вижу группы, которые абсолютно неинтересны, но имеют очень четкие медиапланы, просчеты: через полгода - найти продюсера, через год - подписать контракт с фирмой. Год назад это еще было почетно. В Питере у людей вообще нет представления об этом. Когда я прихожу в клуб, меня обступают молодые ребята и спрашивают: "А что вообще делать-то надо?" При этом они играют хорошую музыку. Когда я еще был журналистом, у нас был негласный договор с фирмой "Fee Lee". Там работали две девушки - Жанна и Ира. И я к ним все время приходил, и они мне давали бесплатно диски, а я им писал на них рецензии. И вот как-то, когда мы записали первую кассету, я пришел к ним и говорю: "Вот хочу на EMI отправить в Англию". Они посмеялись надо мной, а я тоже не знал, что делать.

- Кстати, про Англию, ты читал Сакина?

Е.: Сакина?

- Ну вот, играл на концерте "Последний герой", а Сакина не знаешь.

Е.: А, Сакин - тот, который там женился?

- Да. Так вот, он книгу написал о том, как два подонка путешествуют по Лондону без денег, воруют и курят траву...

Е.: (мечтательно): А с первого марта там (в Англии. - Прим. ред.), наверное, вообще хорошо... Они же закон приняли, перевели марихуану из категории "А" в категорию "В". То есть распространение запрещено, а употребление разрешено. Правда, на улице все равно курить нельзя. Зато, если найдут при обыске, ничего не будет. Но в Англии тебя никогда в жизни никто для обыска не остановит. Там на дорогах камеры стоят, и, если ты нарушаешь правила - скорость превышаешь, - это снимают и потом на твой домашний адрес присылают квитанцию об оплате штрафа. А перед каждой камерой - предупреждающий знак.

- А песня "За нами следят" не об этом?

Е.: Песня "За нами следят" о том, что творится у нас в стране. У нас с Наташкой дома даже обыск однажды был. Всю квартиру перевернули - искали наркотики.

- Не нашли?

Е.: Нет. Во-первых, у нас не было. А во-вторых, предупредили: прислали анонимное сообщение на пейджер: "Скидывай все. Вечером будет обыск". Мы уж думали, что это шутка, но в три часа ночи пришли. Везде посмотрели. Даже в туалетный бачок залезли и под линолеум. А дело оказалось в том, что мальчика, который в нашей квартире временно жил, менты поймали. А он назвал наш адрес.

- Некоторые музыканты не скрывают того, что употребляют наркотики...

Е.: Это ужасно. Это грязная и отвратительная эстетика, которую ни в коем случае нельзя афишировать. Не надо об этом говорить. Это очень индивидуальное дело. Если тебе хочется употреблять - то пожалуйста. Многие люди, которых я знаю, стали от этого лучше. Им псилоцубины помогают немножко раскрываться. Когда съедают грибов или "марку", они понимают, что все их понты и предрассудки - это не нужно и бесполезно. Даже самый последний гопник, выращенный в самой неудачной семье, будет понимать, что такое героин для него. Если он захочет вогнать себя в гроб увеличением дозы, то он это сделает, но сознательно, покупая ее в аптеке. Сейчас в них продаются препараты - я даже знаю их названия, и, если их дозировку превысить в два с половиной раза, они подействуют так же, как плохая, паленая "марка". Мы не поверили человеку, который нам это сказал. И однажды проверили...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно