Примерное время чтения: 6 минут
56

Бывают же такие преподы!

Есть люди, на жизнь которых очень трудно повесить привычные ярлыки. По разным причинам они не вписываются в общепринятые схемы и шаблоны. Они не считают, что лучшая профессия - это фотомодель или бизнесмен, что если ты не в Париже или, на худой конец, не в телевизоре, то твоя жизнь прошла зря и нечего теперь пытаться и рыпаться, все равно молодость загублена, остановите-мне-я-слезу и дальше в том же духе. Их не волнует, что они не "крутые", их не волнуют общепринятые взгляды на счастье, успех и благополучие. У них другая жизнь. Они просто занимаются тем, что им интересно.

КЕЛЬТСКИЕ ДЕЛА

Зрелища (клубы)

"Вермель" (каждый вторник), "Швайн", "Дом", "Оракул Божественной Бутылки", ЦДХ.

Игрища и читалища (сайты)

www.celtic.ru/mframerus.htm

www.irish.ru/sluasi

www.art.ipcom.ru/mill

АНЯ МУРАДОВА человек необычный и необычайный. Лауреат Бретонской премии по литературе, преподаватель французского языка в МГИМО, преподаватель бретонского языка при филфаке МГУ, автор-переводчик книги "Предания кельтов Бретани", единственный в Москве специалист по бретонскому языку, молодая мама и известная тусовщица.

Теперь вы, наверное, ждете долгих рассуждений о том, что вот есть же, блин, такие пионеры на свете и неча тебе, Вася, водку пить, пойди сделай уроки... Но сказать хочется о другом. Или, может, об этом, но по-другому.

Ане 28 лет. Невысокая, рыжая, с большими светлыми глазами и приятным голосом, она скорее похожа на студентку, чем на препода. "Да-а, - думаю я, - если бы я была ее студенткой, мне бы было очень стыдно плохо учиться".

С.С.: Расскажи, как все началось?

А.М.: Просто однажды я "заболела" кельтами. Совершенно не помню как, но надолго и всерьез. Раздобыла почти раритетный учебник бретонского и днями и ночами учила. А потом уже после школы начала бомбить разные бретонские универы письмами типа: "я-в-России-обожаю-бретонский-дайте-стипендию-хочу-у-вас-учиться". Самое невероятное, что после кучи отказов мне ее дали. И я уехала.

С.С.: Да, это сейчас кельты у всех на слуху, это модно и объяснимо. А 10 лет назад?

А.М.: 10 лет назад на меня и в Институте бретонской культуры смотрели как на чудо. Представь, из России, сама, да еще говорить не умеет (я же по учебнику). Но зато потом вместо одного семестра я у них 2 года проучилась. И в деревни ездили, к бретонскому народу, и вообще... Только оставаться я там не собиралась. Намного приятнее работать бретонцем здесь, чем быть русским чудом там.

Зато когда я вернулась, то попала как раз в тему: интерес к кельтам возрастал все больше и больше. Да и ирландская музыка начинала выбираться из подполья.

В 1997-м Аню пригласили на филфак МГУ преподавать бретонский. Среди ее студентов были и те, кто сейчас активно выступает на клубных сценах с ирландскими и бретонскими песнями.

А.М.: Я ходила на концерты своих учеников, в перерывах подходила к сцене и говорила: "Здесь не так произносится, это не так спето!" Представляешь, беременная училка в ночном клубе учит музыкантов фонетике. Зато теперь многие из тех, кто раньше пел тексты, не понимая, про что, теперь всерьез учат язык.

С.С.: Не трудно было находить общий язык с учениками?

А.М.: Вначале, когда только собрался народ учить язык, это напоминало просто какую-то большую тусовку. Все воспринимали это немного несерьезно. Тем более отношения были совсем не как ученик - учитель.

С.С.: Да-а, на друзей-то особо не прикрикнешь...

А.М.: Нет, кричать никогда не буду.

С.С.: ??

А.М.: Все делалось в игровом варианте - ну, песни там, стихи. И все так удачно в итоге получилось... Некоторые потом еще и учиться поехали в тот же Институт бретонской культуры, некоторые теперь ирландскую музыку играют. Кстати, примерно в это время появилась на горизонте Бретонская премия. (Когда Аня училась, то перевела Чехова и Астафьева. - С. С.) И я, естественно, не поехать не могла. Так что мы с мамой и дочкой отправились. Я получала, а мама со Светкой под окном гуляли. Ребенок так, видно, нагулялся, что потом в ресторане под столом и уснул. Пока я поздравления принимала.

С.С.: А как ты считаешь, твое увлечение кельтами было действительно случайно? Что было бы с Аней, если бы она не учила бретонский и, соответственно, не переводила, не получила премию и вообще?

А.М.: Я не могу даже представить. Я себя без этого просто не мыслю. Потому, наверное, что все уже так туго переплелось: и работа, и друзья, и любимое дело. Одни тусовки на почве музыки чего стоят!

С.С.: А чем бы ты объяснила такой прорыв ирландской музыки?

А.М.: Музыка себе нелегко дорогу пробивала. Это сейчас кажется, что все так вдруг случилось и музыка кельтов хлынула на сцену. Нет, на самом деле это движение началось уже давно и только сейчас становится таким "массовым", если это слово здесь вообще применимо. Простая публика сейчас ходит на концерты, получает удовольствие и даже, наверное, не догадывается, что практически все музыканты родом из клубов исторических реконструкций и т. п. То есть они не просто экзотикой увлеклись, это, скорее, дело жизни. Как бы громко это ни звучало.

P. S. Я уже так привыкла к традиционному образу училки. Строгая и внушительная дама, иногда, конечно, и милая, но требующая зубрежки, зубрежки... И дистанция между учителем и учеником должна быть - так еще в "Большой перемене" зафиксировано. И никаких неофициальных контактов, а то уважать перестанут, на шею сядут и учиться не будут. Но, похоже, большие перемены неминуемо наступят. И мы, как в Штатах, будем называть преподов по имени, ходить с ними в клубы и сидеть на столах. В конце концов не хочешь - не учись.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно