Примерное время чтения: 3 минуты
74

Трагикомичный Акунин

НЕ УСПЕЛ Г. Чхартишвили по прозвищу Акунин насладиться успехами экранизации "Азазеля" и отличными продажами "Внеклассного чтения", как сочинил и выпустил новую книжку - "Трагедия/Комедия". В оную вошли пьесы "Зеркало Сен-Жермена" и "Гамлет", новая версия классического текста Шекспира - точно так же автор "обошелся" с чеховской "Чайкой".

В "Зеркале Сен-Жермена" (как и в "Алтын-Толобасе", "Внеклассном чтении") дело происходит в разные века (с XIX по ХХI). Основная линия: "новый русский" Вован и дворянин Томский, синхронно влезшие в старинное зеркало, поменялись местами в новогоднюю ночь. Браток Вован принялся учить эстетов начала века конкретному базару, а Томский взялся за возрождение традиций русского языка.

Про язык и стиль Б. Акунина и так много хорошего написано, так что лучше скажу про его ошибку. Автор запамятовал, что в 1918 г. на две недели "сместился" календарь, поэтому 1901 г. и 2001 г. не могли начаться в разные века "одномоментно". Впрочем, вещь классная. В евойном, акунинском, духе.

"Гамлет. Версия. Трагедия в двух актах" - прикольный и малость сокращенный пересказ Шекспира. В общем-то, сюжет целиком перенесен из пьесы великого англичанина, но не обошлось и без изящных акунинских добавлений. Например, реплика Горация: "Родом я из Швабрии, званием дворянин, прозваньем - Фон Дорн (Фандорин, то бишь. - Прим. авт.)" - в "Чайке" Фандориным стал доктор Е. С. Дорон. А самое главное - по Акунину выходит, что все фокусы с убиениями и отравлениями подстроил тот же Гораций.

Трагедия получилась у писателя прикольная и задорная. Диалог Гамлета и Офелии: "Могу ли я на бедра к вам прилечь? - О нет, милорд! - Одной лишь головою. - Ах, головою. Хорошо милорд. - А вы уж рады думать о похабстве. - Я ничего не думала, милорд. - Как славно у девицы между ног... - Что именно, милорд? - А ничего. У них там пустота. Иль вы не знали? - Вы шутите, милорд. - Да, я шутник. У нас вообще веселая семейка. Смотрите, матушка смеется - ей супруг, должно быть, тоже нашептал похабство". И в таком духе.

Короче, Шекспир у себя в Стратфорде хорошенько так крутанулся в гробике, а Акунин-Чхартишвили принялся кумекать над очередной экранизацией "Эраста Фандорина".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно