Примерное время чтения: 4 минуты
241

Тошнит от пародий

ПИСАТЬ пародии сегодня модно, выгодно и необременительно. За один только месяц в продаже появились две книги. Одна - произведение американцев Генри Н. Берда и Дугласа К. Кенни "Пластилин колец", гордо названная пародией на "Властелина колец" Дж. Р. Р. Толкиена. Другая - отечественная, "Таня Гроттер и магический контрабас" Дмитрия Емеца.

ПИСАТЬ такие пародии любой графоман может буквально километрами. Во-первых, желательно (но необязательно) хотя бы поверхностно ознакомиться с оригиналом. Во-вторых, в-третьих и в-четвертых, этот оригинал необходимо максимально опошлить, исказить и "опустить". Особого ума для этого не требуется. Что, собственно, и сделали американцы в "Пластилине колец". Сперва надо придумать героям новые имена посмешнее: Фрито (Фродо), Килько Сукинс (Бильбо Бэггинс), Артопед (Арагорн), Гимлер (гном Гимли), Ловелас (эльф Леголас) и т. д. Затем следует написать, что у Гельфанда (Гендальфа) был запор, а у Бромофила (Боромира) - понос и что магическая надпись на Кольце всевластия переводится как: "При порче или поломке в ремонт не берем". Остается только вооружить урков (орков) серпами и молотами, роханскую конницу пересадить на боевых баранов, а на груди Древоблуда (Древня) написать: "На каждую коробку кукурузного пюре - 5 центов скидки". Можно смеяться, хотя эти примочки надоедают уже после пятой страницы.

Чуть более интересна история появления этого текста на русском языке. Впервые нечто подобное возникло у нас лет 10 назад под остроумным названием "Тошнит от колец". Кстати, тот перевод заглавия был ближе к американскому оригиналу, увидевшему свет аж в 1969 г. Потому что никакого пластилина в тексте отыскать не удалось. Зато известно, что уже пару лет в русском Интернете болтается анонимный текст с тем же "пластилиновым" названием. Желающие могут сравнить его с заокеанским: "Когда он подходил к переправе, его чуть не задавил нетрезвый Черный Всадник. "Куда только ГИБДД смотрит! - раздосадованно произнес Фродо. - Хотя этим черным все можно. Откупятся всегда". В общем, те же самые Берд и Кенни, только нашенского разлива.

Автору второй "нетленки" - Дмитрию Емецу - слава Джоан Ролинг и ее Гарри Поттера спать не давала много-много месяцев. Потому что написать ТАКОЕ можно только с недосыпа. Рецепт тот же (даром что авторов "Пластилина" и "Контрабаса" разделяют годы и океаны). Максимально переиначиваем имена: злобный родственник Гарри превращается в не менее злобного и корыстолюбивого дядюшку Германа Дурнева, владельца фирмы "Носки секонд-хенд", метящего в депутаты, школа волшебников Хогвартс трансформируется в учебно-исправительное учреждение для детей с задатками волшебников и дурными наклонностями Тибидохс, главный маг Дамблдор, краса и гордость Хогвартса, - в Сарданапала, старичка не без странностей. Также в действии принимают участие Медузия Горгонова (преподаватель нежитеведенья), Чума-дель-Торт (Та-Кого-Нет), Поклеп Поклепыч, Баб-Ягун, Ванька Валялкин и прочие. Для большего юмора автор превратил волшебных сов, разносящих почту в Хогвартсе, в купидончиков в красных подтяжках, существ, склонных к мелким пакостям (влюбили Поклепа Поклепыча в русалку), добавил отечественной экзотики - всяких кикимор, леших, ведьмочек и "славную троицу" - Усыню, Горыню и Дубыню (глуповатые вышибалы, обитающие в волшебном мире), фигурирует также Дед Мазай - "могучий маг, который разом сто черных магов в зайцев превратил, а потом ему совестно стало, и он этих зайцев всю жизнь собирал". Вроде бы все тонкости соблюдены - Таня Гроттер, как и Гарри Поттер, пытается раскрыть секрет смерти своих родителей, а Чума-дель-Торт (Вольдеморт в оргинале) активно мешает ей жить. По Тибидохсу бродят привидения (Поручик Ржевский, к примеру), волшебники колдуют, учащиеся играют в драконбол с оборотнями, летают (правда, не на метлах, а на чем придется - от контрабасов до пылесосов), дружат, делают друг другу гадости и добром побеждают зло. Но чего-то в этом "супе" не хватает. Одной малости - таланта. Не надо обладать большим дарованием, чтобы "сделать смешно", пририсовав к портрету рога и пятачок. Гораздо труднее нарисовать оригинальный шарж. Дмитрию Емецу удалась лишь одна смешная сцена - сцена превращения Германа Дурнева в кролика Сюсюкалку. Но остальные 400 страниц вызывают чувство глубокого недоумения, к концу перерастающее в чувство острого недовольства. Видимо, автор держит читателей за тупоголовых Усынь и Гордынь, способных смеяться над шутками типа "в тот момент руководителю фирмы "Носки секонд-хенд" было не до волшебства - он был занят решением вопроса, как растаможить два вагона использованных носовых платков под видом товаров для детей". Вам смешно? Нам - нет!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно