Примерное время чтения: 4 минуты
155

самая безыдейная группа

Одно из последних музыкальных открытий - новосибирская группа "Лакмус", лихо эволюционировавшая из скромной школьной команды в потенциальных участников "Максидрома".

Они - фанаты "Формулы-1" и воспеватели "вечных" американских псевдоценностей: "Кока-Колы" и Ди Каприо. Они - это серьезный и солидный Миша, обаятельный Максим и маленькая хрупкая Ирина, люди, не лишенные чувства юмора, открытые и дружелюбные, как истинные сибиряки.

- Как получилось, что вы попали в Москву?

Миша: - О, это долгая, почти детективная история. Был рок-фестиваль на Алтае, где играли все наши именитые рокеры, и я выступал тоже, но с другим коллективом. Меня познакомили с очень милым человеком, Леонидом Захаровым, мы с ним выпили на брудершафт, я ему дал кассету с записями и тут же забыл об этом. А недели через две Леня вернулся домой, включил в машине эту кассету, показал "Снегирям", им понравилось. Они нас нашли и сказали: "Давайте везите еще песен". Мы привезли, они послушали, окончательно в нас влюбились и сказали: "Теперь давайте альбом писать".

- А в чем суть вашего творчества?

Макс: - У нас нет идей. Мы абсолютно безыдейная группа, мы ни за что не боремся, не хотим чему-то учить. Мы просто играем в свое удовольствие ту музыку, которая нам нравится.

- А что для вас музыка?

Ира: - Конечно, способ зарабатывания денег! Мы сюда приехали за большим, длинным рублем.

(Все хохочут.)

Миша: - Да нет, конечно. Сам процесс изготовления, сочинения и играния музыки - это такое неописуемое удовольствие, что все остальное просто не имеет значения. А башни идеологической нет в нашем творчестве, потому что нам не нравится, когда какие-то идеи двигают под аккорды. Тогда на первый план выходят тексты, куча всяких дурацких лозунгов. Мы не любим пафоса. Нам больше нравится просто музыка в чистом виде. По большому счету, у нас вообще нет поэтов в группе. У групп русского рока с мелодией все плохо, а со словами - прям зашибись!

Макс: - Полу Маккартни никак не объяснить, что человек в России тащится от того, что поет: "Мы вместе!". И он действительно ничего не поймет. Ну уж ему-то, батеньке, можно доверять.

- Пол Маккартни у вас авторитет?

Хором: - Конечно!

Миша: А вообще "авторитет" немного неподходящее слово. Ну мы к нему с уважением относимся, конечно, и ко всем "битлам" тоже с теплыми чувствами. "Битлы" - привет!

- А песни вы пишете себе сами или нанимаете кого-нибудь, Ларису Рубальскую, например...

Ира: - Лариса Рубальская сейчас без работы. Мы пишем сами.

- Ваши песни зазвучали по радио, люди узнали, что вы существуете. Каково чувствовать себя известными?

(На лицах у всех троих недоумение.)

Миша: - Да ты пойми, никакие мы не звезды и не испытываем по этому поводу никакой эйфории. И то, что нас нашли и предложили записываться, - это случай. Никогда не было такого, чтобы мы ходили и кассетки свои кому-нибудь совали, ныли: "Вот мы на фестивале играли, возьмите нас..." А насчет радио... прикольно, идешь по улице, слышишь: "Опаньки! Это наша песня!" Забавно так! Наконец-то мы для людей что-то делаем, не только для себя. И нам совершенно не важно, будем мы знаменитыми или нет, ведь сейчас главный кайф заключается в том, что наконец появились нормальные условия для работы, для творчества. И мы стараемся музыкой проникнуться, красками жизни, чтобы вы потом послушали и сказали: "Вот, ребята выложились. Для нас же постарались".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно