Примерное время чтения: 4 минуты
124

Дети на башнях

"ЭТО такое место потрясающее. Ты не можешь считать себя настоящей москвичкой, если там никогда не была, - убеждал меня новый знакомый по кличке Крот. - Раньше ходили смотреть на город с террасы ресторана "Огни Москвы", теперь это устарело. Сейчас модно пробраться на какую-нибудь запущенную башню и оттуда наблюдать за закатом".

КРОТ - инструктор, профессиональный искатель приключений, который уже не раз бывал на башне, поэтому может водить туда новых безумцев. Перед походом он проводит жесткий инструктаж: "Говорить как можно тише, зря не трепаться. Я пойду первым, потом девчонки, Пашка в конце. Помните о том, что в доме могут быть жильцы, - бегите мимо, не обращайте на них внимания". Напротив большого элитного магазина на Остоженке мы свернули во двор. Когда я очутилась в грязном и заброшенном дворе, то перестала верить, что нахожусь в центре Москвы: железные решетки, груды песка и щебня, нет ни одного дерева. Видимо, этот двор считается у местных бродяг одним из самых комфортабельных туалетов Москвы - несколько пьяных бомжей спали по углам в желтых лужицах.

Для начала нужно было залезть в окно второго этажа башни: подтянуться на трубе, забросить на нее ногу, потом пройти вперед и, бросившись на подоконник, повиснуть на нем. Крот забрался первым. Девчонок пришлось буквально втягивать в оконный проем. Мы с Пашкой забросили в окно рюкзаки, потом он подсадил меня, и мы одновременно влезли внутрь. "Этот дом предназначен под снос, но, думаю, его еще не скоро сломают. Кто знает, может, и какие-нибудь большие шишки сюда залезают в поисках экстрима - встречали тут разных", - рассказывает мне попутно Пашка. Вверх по лестнице мы поднимались молча. Бешеных жильцов нам не встретилось, хотя Пашка рассказывал, что однажды из квартиры вылетела какая-то баба, стала бить половником о стену. Пришлось бежать, поварешка - опасное оружие.

На самом верху окон не было. Мы взялись за руки и пошли в кромешной темноте, рассекаемой светом зажигалки Крота. Раньше здесь была отвесная стена, и верх башни был доступен только настоящим скалолазам. Но потом один из них сжалился над остальными и притащил лестницу. Но она оказалась недостаточно длинной, поэтому ее прицепили к люку в потолке. Теперь она болтается на высоте около двух метров. Снизу тот же умник приставил маленькую лестницу, но взбираться по ней до висячих перекладин решится разве что самоубийца. Впрочем, Крот совершенно спокойно сделал это, а вслед за ним - и все мы. Из люка в потолке исходил странный свет. Потом я поняла, как это получалось. Оказалось, что вся крыша была усеяна мелкими осколками пивных бутылок, которые отражали свет заходящего солнца.

У меня на руках осталось несколько осколков бутылок, но я этого уже не замечала. Прямо подо мной дышала ночная Москва: блестел куполами храм Христа Спасителя, переливалась огнями Манежная площадь. "Эй, москвичи! Я здесь! Вы меня слышите?!" - крикнула я. Узкую площадку на вершине многоэтажного здания отделяла только железная ограда по пояс - вроде маленьких перил. В какой-то момент Крот отодвинул меня подальше от края - не рискуй. И еще, как рассказал инструктор, башня хорошо просматривается, и искателей приключений периодически ловит милиция. Потом бывают разборки, проблемы. Но нам повезло.

Пашка, выползший вслед за девчонками из люка, смачно ругнулся. Брань как-то не соответствовала торжественности момента, о чем я ему и сказала. Инструктор пояснил: "Ты лучше посмотри, под каким знаком вся Москва стоит". И действительно, с высоты многоэтажного дома три волны перед словом "Балтика" на крыше гостиницы "Москва" четко сливались в букву "Е".

Чтобы спуститься вниз, Крот предложил на выбор две дороги. Либо пойти старым путем, либо спрыгнуть с башни на крышу собственно дома, потом пройти по ней и залезть в окно чердака. Я решила, что лучше доверюсь собственным ногам, чем непрочной лестнице, и, благополучно спустившись по шесту, спрыгнула на крышу. Противнее всего было залезать в окно чердака - оно было расположено на самом краю крыши. Чиркнула зажигалка, и, хотя ровным счетом ничего не было видно, руководствуясь только каким-то неведомым чутьем, мы вышли к основанию лестницы. Только сейчас я увидела, что была вся в паутине и пыли, а под ногами только что перестали хрустеть стекла...

Знаете, какой автограф я оставила на стене башни? Я написала, может быть, немного заезженную, но очень правдивую фразу: "Это мой город!".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно