Примерное время чтения: 4 минуты
121

Мода: тенденции нового века

...ВСЮ минувшую неделю на подиуме в концертном зале "Россия" демонстрировали свои коллекции Дома моды России, Франции, Италии, Англии. На модных дефиле в Париже или Милане дизайнеру можно "спрятаться" за эффектную режиссуру или пригласить гостей в какие-нибудь концептуальные трущобы, где даже мешковина будет смотреться значимо. В Москве на VII Неделе высокой моды все проще и сложнее одновременно. Манекенщицы, режиссер-постановщик, подиум - одни на всех. Этот длинный, молочно-белый "язык" безжалостен. Он, словно лакмусовая бумажка, проявляет талант модельера.

Иностранцы: сексуальный минимум

МОСКОВСКИЙ подиум безжалостен не только к русским, но и к западным Домам моды. Коллекция итальянской фирмы "Byblos" была утомительно правильной, словно выходное платье старой девы, и явно проигрывала итальянской же "Krizia". Весеннюю коллекцию 2001 года для "Krizia" делал Альбер Эльбаз (получивший отставку в Доме Ива Сен-Лорана) - своеобразный сексуальный минимум: летящие платья из цветастого шифона, подвязанные на бедрах шарфами, мягкие широкие брюки и тоненькие кофточки, очень скромные и при этом пьяняще-сексуальные. А имперская пышность Дома Шеррер не смогла победить смешные плюшевые платья-"коврики" от Жана-Шарля де Кастельбажака.

Но самый большой ажиотаж вызвал показ британского Дома "Voyage". Он славится своей закрытой политикой, за 10 лет существования он нигде и никогда не устраивал показов коллекций, даже в бутики можно попасть исключительно по клубным картам. Как объяснили владельцы фирмы, "мы не очень доверяем шоу в больших залах - мы доверяем магазинам, где клиент остается с одеждой с глазу на глаз. И все же решились на шоу в России, чтобы познакомить публику с нашим стилем". Альтруизм "Voyage" объясняется просто - в течение ближайших месяцев англичане собираются открыть бутик в Москве. Иностранные Дома все чаще используют Неделю высокой моды в России в качестве дополнительной рекламы - в этом году в рамках Недели Krizia и Genny устроили презентацию своих бутиков, а Кастельбажак провел детальный маркетинг русского рынка.

Наши: "золотой" максимум

КОЛЛЕКЦИЯ российских дизайнеров в этом году составили достойную конкуренцию западным, а в чем-то были даже интереснее. Валентин Юдашкин приготовил зрителям сюрприз - удивительно сдержанную коллекцию. Назвав ее "Византия", Юдашкин мог усыпать платья сверху донизу каменьями, расшить золотой канителью и вывести на подиум такие "золотые купола", что зал вздрогнул бы. А он ограничился лишь парой брюк, покрытых золотым шитьем и с инкрустированными крестами на коленях, да несколькими платьями, чрезмерно декорированными стразами, блестками и аппликацией. И хотя в коллекции не было ровным счетом ничего нового с точки зрения мировой моды, для самого Юдашкина это очень большой шаг вперед.

Высокая мода стоит на "трех китах" - новизна дизайнерских идей и технологий, ручной труд и актуальные ткани. Если позволить себе потратиться на шикарные ткани смог не каждый участник, то уж с идеями и ноу-хау проблем не было. Игорь Чапурин, построив коллекцию на костюмах средневековой Северной Европы (сказалась работа над костюмами к новому спектаклю Олега Меньшикова "Кухня"), постарался удивить профессионалов совмещением несовместимых тканей и сложнейшим кроем платьев и костюмов.

Андрей Шаров вывел на подиум "обитательниц" экзотического "Зоорума". Для Шарова одежда не функциональная вещь для прикрытия тела, а, скорее, декорации к спектаклю жизни. А к игре нельзя относиться серьезно - иначе она перестанет быть игрой. В коллекции он смешал кожу страуса, измененные до неузнаваемости шкуры пони и яркие павловские платки, крокодила и тончайшее французское кружево, собранные вручную украшения из янтаря и вручную же выточенные браслеты из... алюминиевых ложек, он впервые в мире соединил шкуру питона с дубленой овчиной.

Именно между Андреем Шаровым и Викторией Андреяновой разгорелась острейшая борьба за обладание "Золотым манекеном" - призом Недели, ежегодно присуждаемым за лучшую коллекцию. Победила Виктория - ее коллекция "Осторожно! Женщина!" была признана самой цельной, оригинальной и по идеям, и по исполнению. Если в моделях от Шарова приятно являть себя миру, то в одежде от Андреяновой приятно жить. И при этом почти в каждой вещи - необычный ход: будь то пальто, скомбинированное из мохерового "пледа" и кашемира, или нежный ситец от Трехгорки, перекрытый жестким технологичным нейлоном. Мягкий твид и металлизированные ткани - словно железная нотка в голосе. И еще - ирония, мягкая ирония, звучащая в каждой модели. Когда на финальный выход невеста вышла, прижимая к груди... подушку, зал сперва замер, а затем взорвался аплодисментами.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно