Примерное время чтения: 4 минуты
155

"Старички" под стеклом

ИЗВЕСТНО, что в музеях экспонатов гораздо больше, чем показывают людям. Запрятанное иногда выставляют в кратковременную экспозицию. А что-то и вообще не показывают. К сожалению, метафора классика, что "искусство - вечно", - только метафора. Ценнейшие экспонаты, как и люди, могут умереть под влиянием времени и окружающей среды.

ДАВАЙТЕ разберемся с проблемами музейного хранения на примере Государственного Исторического музея, фонды которого разбросаны по 14 отделам и содержат в общей сложности 4,5 млн. экспонатов. И начнем с банальных витрин. Казалось бы, зачем все прятать под стекло, когда музей оборудован по последнему слову техники сигнализацией и усиленной охраной. Так вот не от нас спасают экспонаты под стеклом, а от... полного разрушения. На время жизни экспонатов влияют микроорганизмы, скапливающиеся на поверхности предметов, экологическая ситуация в городе, а также среда, создаваемая посетителями в выставочных залах, а особенно во время богослужений в храмах - многие из них являются сегодня и музеями одновременно. Так, ранние службы в соборах при большом количестве участников могут вызвать появление конденсата: скопившийся пар из невидимого превращается в оседающие на стенах "капли росы". И это намного укорачивает время жизни фресок. Два года назад, как рассказали мне главный хранитель ГИМа М. Чистякова и руководитель климатической службы И. Орлов, в алтаре Смоленского собора Новодевичьего монастыря даже лужи появились. Богослужения в храме на время пришлось отменить. Церковнослужители и музейные работники, рассчитав перемещение солнечных лучей, открывали и закрывали окна, пока собор не "высох" полностью.

Существенными для "живучести" экспонатов оказываются и размеры музея, его местонахождение и даже размещение залов в соответствии с розой ветров. И тем не менее, например, массивная конструкция здания ГИМа на Красной площади не способна в полной мере оградить коллекции от потока грязного воздуха, которым дышит центр столицы. Поэтому, пройдясь по залам музея, вы обнаружите, что "упаковки" предметов из однородных материалов и сложных коллекций сильно отличаются. Керамика и изделия из металла безразличны к колебаниям температуры и влажности, чего нельзя сказать о живописных полотнах, иконах и предметах из дерева, которые необходимо ограждать от сухости и чрезмерного освещения.

Климатологи определили общие характеристики музейной среды - влажность 50+-5% и температура 18+-1 градус С. Несоблюдение данных параметров приводит к серьезным биологическим и механическим поражениям. Древняя икона, например, может превратиться в слоеный пирожок из олифы, краски, грунта, паволоки и доски. В археологическом зале ГИМа, присмотревшись, можно обнаружить, например, биопоражения на каменном изваянии воина, бороться с которыми уже невозможно. Загадочно уменьшается в размерах и старинный халат, испытавший однажды на себе перепады температуры и влажности.

Храмовые помещения, как известно, никогда не отапливались, прогреваясь в летнее время, постепенно входили в осень и зиму. Традиция эта поддерживается и сегодня, даже если памятник становится музейным филиалом, как, например, Покровский и Смоленский соборы, входящие в структуру Исторического музея. Так вот иконостас Покровского собора замечательно сохраняется, в то время как иконы из фонда древнерусской живописи ГИМа активно реагируют на самые незначительные изменения среды. Поэтому древние экспонаты прячут в новейшие дорогостоящие герметичные витрины.

И наконец, о хранилищах. Понятно, что не всегда хватает помещений. И многие экспонаты "живут на складе". И очень часто после десятилетий хранения в запасниках многие предметы уже нельзя показывать на выставке. Остановившись на каком-то уровне разрушения, трещины, грибки моментально начнут прогрессировать. Значит, в месте экспозиции нужно создавать аналогичную "складу" среду. Если это невозможно обеспечить, предметы не участвуют в выставке или же экспонируются очень короткий срок.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно