Примерное время чтения: 6 минут
75

Митта без дела не сидит

АЛЕКСАНДР МИТТА снял первый в отечественном кино боевик - фильм-катастрофу "Экипаж", где одновременно был и намек на эротику: плейбой Игорь (Леонид Филатов) укладывал очередную девушку на тахту, чтобы совместно воспринимать светомузыку на потолке. Был еще у него чудный фильм, детский-недетский, "Звонят, откройте дверь", и "Сказ про то, как царь Петр арапа женил" с Высоцким. А теперь Митта много времени проводит за рубежами нашей родины, преподает в Германии и Штатах, выпустил книгу про кино. По ТВ идет премьера его телесериала "Граница", из восьми фильмов, - неожиданное для нас доброе, теплое кино. Кино с человеческим лицом.

- Я реализовал многолетнюю свою мечту - снять многочасовой фильм-роман. Рискнул. И снял по замечательному сценарию Зои Кудри. Всего за 11 недель, 8 серий. Про любовь. О верности, о предательстве, о дружбе, о мужестве. Это такой новогодний подарок зрителям. Для меня это - принципиальный шаг. Я не хотел возвращаться в кино, потому что оно потеряло, с моей точки зрения, свое влияние, то место в жизни, которое имело когда-то.

- А не возникало мысли в Штатах или Германии остаться?

- Нет. Я там с удовольствием бываю, но оставаться там совсем - глупо. Там нет среды. Там нет людей, которые мне были бы интересны. Жить можно только в стране, где ты родился, где у тебя друзья с детства, глубокие жизненные связи. Вот если у тебя профессия, скажем, танцора или программиста, тогда ты можешь работать в любом месте земного шара. А вариантов для режиссера практически нет. Эта профессия может существовать только тогда, когда ты корнями врос в эту землю. Когда можно каждому актеру объяснить все про его жизнь, и, более того, даже не объяснить, а сразу же угадать в человеке, которого я выбираю для фильма, всю его жизнь. В нашей профессии очень многое происходит без слов. На самом деле это молчаливая профессия, режиссура...

- Как вы, снявший "Звонят, откройте дверь", относитесь к тому, что у нас теперь нет детского кино?

- Драматическая ситуация! Но детского кино, к сожалению, нет нигде в мире. Кроме того, дети сейчас такое огромное количество киноинформации по ТВ получают, что сегодняшним детским кино является взрослое кино. Дети любят ужасы, для них это питательно, они не разрушают их психику. Они любят приключения, которые и взрослые любят. И совсем не любят картины про детей, которые насаждались раньше "сверху". Дети готовятся к взрослой жизни, они мечтают о себе не как о вечных детях - они мечтают о себе как о героях, о людях, которые совершают подвиги, добиваются чего-то. Поэтому американская киномифология, по-моему, абсолютно выполняет роль учителя для детей - "Звездные войны", картины про всякого рода космических пришельцев, Тарзана... Вот это - настоящее детское кино. А у нас это все упирается в деньги.

- Как вы относитесь к политике? Многие наши деятели культуры в нее подались и даже заседают в Думе...

- Да никак! Честно говоря, кроме кино, я вообще ничего не понимаю в жизни. В этом деле я разбираюсь хорошо, а все остальное для меня - туман, поэтому просто не лезу. В творчестве я все точно знаю, там себя чувствую уверенно. А в политике - очень неуверенно. Единственное, что я могу сказать: если я сформулирую свои взгляды, то они окажутся непопулярными в моей среде. Потому что мне нравится, когда в стране порядок, мне нравится, когда в стране власть крепкая. А демократические эксперименты у меня никогда не вызывали восхищения. Мне всегда казалось, что ничего, кроме великого нашествия воров, из этого не родится. Так оно и произошло. Но я совсем не считаю себя каким-то прозорливым или проницательным. Просто я знаю: мне лучше в это не влезать, и все. Обязательно вляпаюсь и совершу ошибку.

- Вы сказали, что кино утратило и свою былую миссию, и аудиторию...

- Чтобы иметь большую аудиторию, сегодня кино должно получить достойное место на ТВ. Должны делаться фильмы специально для ТВ. Западные компании так и делают. Знаменитые американские компании делают фильмы по 15-20 минут стоимостью 15-20 млн. долл., в которых заняты звезды. Они имеют огромный успех - и коммерческий, и художественный.

В Германии на телеканалах идет 12 ежедневных сериалов. В Америке, когда "Эмми" раздаются - это ТВ-премии, только раздача премий идет три полных дня с утра до вечера! Потому что - огромное количество жанров, огромное количество сериалов и мини-сериалов: фантастические, бытовые, лирические, детские, для разных аудиторий... В Японии только детские сериалы по 8 категориям идут: 4 возрастные категории для мальчиков и 4 - для девочек. Там очень серьезно относятся к воспитанию детей. А в России детского в кино вообще ничего нет! И взрослого, правда, тоже ничего нет. На церемонии вручения "ТЭФИ" единственная премия дается всему сериальному миру! ТВ не хочет иметь ни лучшего актера, ни лучшую актрису, ни лучшего режиссера, ни лучшего сценариста... Оно не думает о том, чтобы создать своих культовых киноперсонажей. Зато ведущих - целый десяток!

ТВ захвачено информационниками. Это естественно, ничего страшного в этом нет. Но во всем мире именно сериалы - основа коммерческого ТВ, основа взаимоотношений со зрителем, потому что сериалы привлекают наибольшую аудиторию. Передача, которая прошла в эфире, исчезает. А фильм, который, скажем, я сделал 40 лет назад, "Друг мой, Колька!" - 40 лет на экранах! "Экипаж" - 20 лет на экранах. "Гори, гори, моя звезда" - 30 лет на экранах. И сериал, который я сейчас сделал, могу самонадеянно сказать, - лет 30 не сойдет с экрана! Это не потому, что он такой хороший, - а потому, что он про вечные чувства человеческие. Он будет жить так же, как живут другие мои фильмы.

- Скажите, Александр Наумович, вы оптимист по натуре?

- Я не знаю. Я очень склонен печалиться по разным поводам и огорчаться... И радоваться тоже. Когда у меня нет дела, я в унынии. Но такого практически не бывает никогда...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно