168

Антикиллер Карлсон

Гоша КУЦЕНКО - исполнитель главной роли в фильмах про антикиллера - самый модный российский киноактер последнего времени.

- Говорят, вы первый человек с дефектом речи, которого приняли в Школу-студию МХАТ.

- Ну да, в качестве эксперимента, наверное. Рискнули. Ну, картавил - и картавил. Я же не осознавал этого, не понимал. Как собака, которая перебегает дорогу. Она же не понимает, что этого нельзя делать. Так и я вместо "р" произносил "гх". Читал на вступительных: "Мне нгхавится, когда каменья бгхани летят в меня, как ггхад гхыгающий ггхозы". Табакова это забавляло, и он все время переспрашивал: "А как вас зовут, как вас зовут?" Я отвечал: "Югхий".

- Не кажется ли вам, что в последнее время дальше открытия криминальных ноток в актере, дело не движется?

- А это как раз самый сложный процесс - то, что наступает дальше. И я сейчас работаю над этим.

- То есть пытаетесь сползти с груды "стереотипов криминального образа"?

- А я никогда и не сидел. Считаю, что для мужчины, для парня подобного рода кино есть и в нем нужно пожить-побыть. Почему бы нет? К тому же я актер с образованием, давно этим занимаюсь, чтобы жить тем, о чем играю. Работаю сейчас над рядом проектов, благодаря которым тоже смогу раскрыться, разыграться. Это необходимое условие контракта с моей творческой профессией. Я должен все время что-то искать и, возможно, буду что-то находить. И готов к простоям. Одно время нигде не снимался. Нарочито-специально отказываясь играть в сериалах, так как полгода жить чужой жизнью, для того чтобы через год об этом забыли, - самый неадекватный труд.

- У актеров нынче модно стало снимать собственные фильмы. На режиссуру претендовать не собираетесь?

- Снять свое кино можно, конечно, но это будет актерское кино. Нужно внутренне измениться. Стать режиссером. Для меня это две разные ипостаси, как мужчина и женщина: актер и режиссер.

- "Актер" - константа?

- Да как Богу будет удобно в этой ситуации со мной обойтись. Я и запеть хочу. А будет все хорошо - и станцую. У меня нет стремления своей лысой головой наводить страх, пугать, уничтожать и изничтожать. Я с удовольствием бы Карлсона сыграл.

- Так что ж не играете?

- Играю. Придите на спектакль "Ladies.Night" - "Мужской стриптиз". Это история про сталеваров, которые начали заниматься мужским стриптизом. Люди плачут, падают со стульев. В зале стулья наклонные, и если смеяться и потерять ориентацию своего ряда и места, то можно упасть. Юля Меньшова два раза падала. А еще мы делаем спектакль "Полевые особенности украинского секса" по произведению Оксаны Забужко. Я там буду играть художника-иконописца. Никогда в жизни ничего не рисовал и хожу брать уроки.

- Зачем? Разве нельзя поставить уже нарисованную картинку и изобразить процесс?

- Можно. Но... публика, которая придет на этот спектакль и на другой, с моим же участием, - будет разной. Даже если одни и те же люди будут сидеть, но атмосферная зависимость меня от них, меня от материала и их от меня будет совсем другая. Душа и мысли во мне одинаковы, а форма, в которую я их облекаю, иные.

- Могли бы вы сыграть интеллигента, к примеру? Или на сегодняшний день этот герой для кино неактуален?

- Почему неактуален? Ну, возможно, сейчас элемент сатиры больше преследуется в героях, и современные образы последних лет - сатирические персонажи. Я себя считаю интеллигентным человеком. И играю интеллигентов. Снимаюсь в картине "Четвертое желание", где играю интеллигентного волшебника, который перестает быть таковым, так как перестает верить в свои силы, в то, что людям нужны чудеса, вера в жизнь. Жизнь - это то, что нужно, а больше ничего и не надо. Ни сухого, пробитого, как сыр дырками, понимания правды, каких-то понятий. Куда уж больше? Я играю саму интеллигентность.

- А как вы относитесь к балабановским фильмам - "Брат", "Война"?

- Мне его фильмы симпатичны. Но есть такие проблемы, которыми не следует захламлять искусство. Искусство не должно походить на жизнь. Жизнь должна походить на искусство. Я этому обучен изнутри. А в картинах этого ряда присутствует очень прямое и честное отражение поверхности. Такое кино не оставляет места для воображения. Там нет посредника воображения. Есть лишь художественное изображение факта и оценка этого факта режиссером. В крайнем случае, здесь тебе оставляют возможность помыслить. Но мысль и воображение - разные вещи. Воображение - это же твоя подушка безопасности от столкновений с реалиями жизни. Более того, если история придумана, это не значит, что она художественна. Момент творчества должен присутствовать, когда не надо бояться ощутить себя неловким, недвусмысленно ясным. В искусстве необязательно быть ясным и понятным. Добросовестным и подробным нужно быть на актах и протоколах, а главная задача искусства - стимулировать воображение. Человек крепок своим воображением, а не умением гордо что-то высказывать. В этом, возможно, творческие достижения, но не духовные победы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно