Примерное время чтения: 5 минут
59

Все - в кино!

СКОЛЬКО стоит нынешний Московский международный кинофестиваль? Доступны ли будут цены на билеты? Почему нас не балуют своим присутствием звезды? Рассказывает генеральный директор XXIII ММКФ Ренат ДАВЛЕТЬЯРОВ:

-ПРИЕЗД звезд на фестиваль всегда обусловлен раскруткой того фильма с участием звезды, который будет куплен в той или иной стране, и продюсеры заранее вписывают это в контракт. Типичный случай был с Робертом Де Ниро. Он не ездит никуда. Он давно устал от всего. Но в 1997 г. приехал в Москву на фестиваль только потому, что в его контракте стоял пункт о том, что в рамках раскрутки фильма "Комната Марвина" он обязан дать тур по Восточной Европе. Он мог приехать или в Прагу, или в Москву. Он выбрал Москву. В этом году фактически все звезды, приезжающие на Московский фестиваль, связаны с премьерами их картин в России.

И я думаю, огромную часть фестивальных картин увидят потом наши зрители. Фестиваль позволяет раскрутить фильм, сделать вокруг него некую информационную диффузию, после которой фильм лучше прокатывается. И в этом одна из задач нашего фестиваля.

Что касается цен на билеты, скажу только, что после долгих переговоров с владельцами кинотеатров (так как кинотеатры нам не принадлежат) нам удалось снизить цены в некоторых кинотеатрах. Скажем, в "Пушкинском" мы сбросили 30-40 руб., в "Ударнике" от базовой цены - половину. Мы постарались сделать цены более доступными.

Сейчас много говорят о конфликте в Международной ассоциации кинопродюсеров (ФИАПФ). Россией уплачен ежегодный взнос, он составляет 26-27 тыс. долл. Плюс регистрационный взнос, около 3 тыс. долл. Россия по величине взносов делит 3-4-е место среди остальных стран-участниц, которых около 90, то есть и мы одни из крупнейших плательщиков. Вдруг получаем письмо от членов ФИАПФ: "Огромное количество претензий к Московскому фестивалю..." Мы, естественно, пытаемся выяснить, какие претензии? Говорят, что недовольны некоторые члены ФИАПФ. Вылетаем в Канн. Назначается высокая встреча. Встает молодой человек - представитель какой-то компании. Первый раз попав в Москву, он, оказывается, ничего не понимал, что написано на вывесках на улицах. Вторая претензия: "В Европе нет подземных переходов. Я попадал в подземный переход и не знал, как себя вести, куда мне идти." Тут его останавливает ведущий и говорит: "Мы сейчас обсуждаем конкретные претензии к Московскому фестивалю". На этом молодой человек замолчал. Была и такая претензия: приехала женщина-режиссер с собачкой, и наш водитель, у которого была аллергия, отказался ее везти. Наши взяли такси и отправили ее.

А вот Михалкова - почетного гостя - не встретили в Берлине. Просто нестыковка. Он приехал на такси. Это что, повод поднимать вопрос о его участии на Берлинском фестивале? Еще один протест: "А вы знаете, что на Московском фестивале процветает страшное видеопиратство?" Был действительно единичный случай, когда во время просмотра в кинотеатре "Художественный" сидел человек (как потом выяснилось, студент) и снимал бутанский фильм "Кубок"! Естественно, его вывели, а кассету ликвидировали. Но это было представлено таким образом, что, если в зале сидит 700 человек, значит, это 700 видеокамер.

Интрига за этим, конечно, какая-то стояла, истоки которой нам не понятны до сих пор. На мой взгляд, отголоски этой интриги пришли к нам с Карловарского фестиваля - то, что мы пригласили в программу Московского фестиваля один фильм, американский, с крупными звездами и с режиссером с очень известным именем. У нас добрые отношения с руководством этого фестиваля, и я понимаю, что, может быть, это не позиция Карловарского фестиваля. Но что есть, то есть. Я не говорю о каком-то международном заговоре против России, но тем не менее тенденция такая как бы существует.

Бюджет фестиваля - это коммерческая тайна. Государственная часть бюджета (некоммерческая тайна - это деньги налогоплательщиков) составляет 70 млн. руб., то есть 2,5 млн. долл. Этих денег, естественно, никогда не хватает. Поэтому огромное количество спонсоров. Могу сказать, что их денег приблизительно чуть больше, чем 50% от государственного бюджета, и мы собираем деньги еще. Но государственный вклад, на мой взгляд, является гарантией. У нас есть постоянные партнеры. Есть разовые. Но в основном это крупнейшие российские компании. Потому что то количество денег, которое нам выделяют спонсоры, потянут только крупные сырьевые компании - нефтяные, газовые.

Мы многим людям на фестивале даем работу - осветителям, установщикам декораций, водителям. Это несколько сотен людей. И эту команду невозможно держать и содержать в течение всего года. Крупные фестивали команду содержат в течение всего года. Потому что у них есть фестивальный центр. У нас такого нет. Центр - это сейчас самый болезненный вопрос для Московского фестиваля. Его надо построить. Он должен работать как культурный центр, как многозальный кинотеатр в течение всего года. Он должен собирать деньги. Тогда появится возможность содержать команду, которая будет постоянно чем-то заниматься и отрабатывать свой хлеб.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно