Примерное время чтения: 5 минут
1571

Башню восстановили, про сироту забыли?

ПЕРВЫЙ раз в первый класс Аня пошла через три дня после гибели мамы. Если бы не пожар в "Останкино"... Если бы не рухнувший лифт, Анина мама - лифтер Светлана Лосева - сейчас была бы жива.

УЖЕ год бабушка с дедушкой, Муся и Ксюша (трехцветные кошки - "богатки") - Анина семья. Взрослые, если не на больничном, по-прежнему работают "на башне". Валентина Степановна - уборщица, Валерий Алексеевич - антенщик-мачтовик. Самое радостное событие прошедшего года - Анечку приняли в детский ансамбль МВД. О своих танцевальных успехах и кошках Аня готова рассказывать без умолку. Ребенок как ребенок. Если бы не глаза - они слишком серьезные. Недавно врачи поставили ей диагноз - панкреатит. Говорят, это заболевание поджелудочной железы прогрессирует на нервной почве.

Письмо в редакцию

ПОЧЕМУ мы вновь вспомнили о жертвах пожара на Останкинской телебашне? Потому что в редакцию пришло письмо от гендиректора ГЦРТ В. Н. Мисюлина с требованием опубликовать опровержение прошлого материала. В статье "Башенный крен" ("АиФ-Москва" N 37) говорилось, в частности, и о том, что двое погибших сотрудников ГЦРТ посмертно не удостоены государственных наград, а их семьи получили мизерную компенсацию от администрации башни. Действительно, некоторые факты, изложенные в статье, на момент ее выхода уже устарели. Так, Указом Президента РФ от 01.02.2001 г. N 110 сотрудников ГЦРТ Лосеву Светлану Валерьевну и Шипилина Александра Васильевича все-таки наградили орденами Мужества (посмертно). Это правда. То, что со дня трагедии до выхода указа "не прошло и полгода", тоже правда. В управлении по государственным наградам Администрации Президента заверили, что их бюрократическая машина к задержке не причастна. Скорее всего, само руководство ГЦРТ долго тянуло с представлением.

Во втором пункте своего письма гендиректор сообщает, что за прошедший год "ГЦРТ для оказания помощи семьям погибших было выделено более 580 тыс. руб. Кроме того, материальная помощь выделялась со стороны УГПС, ВГТРК и ОРТ". Подтвердить или опровергнуть эти цифры - задача не из простых, т. к. семьи стараются о деньгах не говорить, чтобы не попасть в поле зрения проходимцев. Не верить г-ну Мисюлину оснований лично у меня нет. Но, к примеру, начальник столичного УГПС Леонид Коротчик признал, что никакой материальной помощи семьям Лосевой и Шипилина его ведомство до сих пор не оказывало. Впрочем, послание гендиректора ГЦРТ портят не эти мелкие нестыковки, а совсем другое. В своем письме В. Н. Мисюлин ни одним "постскриптумом" не обмолвился, что Останкинский районный народный суд готовится рассмотреть жалобу родителей Светланы Лосевой на неправомерные действия должностных лиц - чиновников ГЦРТ.

Медицинский абсурд

ТЯЖБА тянется ровно год. С того дня, когда родители Светы получили на руки "акт N 2/00 о несчастном случае на производстве". Эта пятистраничная писанина - пример того, как человеческое горе можно довести до абсурда. По факту - лифтер Лосева год назад похоронена, а по "акту..." - она жива (!). В медицинском заключении о повреждении здоровья полторы строки: "Множественные травмы тела и конечностей. Воздействие неконтролируемого огня в помещении". Можете перечитать документ вдоль и поперек, но слов "погибла" или "смертельный исход" вы там не найдете. Заметьте, на составление акта ушло не 15 дней, как это должно быть по Положению о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, а целых полтора месяца. Как объяснили убитым горем родителям, долго не могли сформировать комиссию по расследованию. Стоило ли так напрягаться, если в плотные ряды членов комиссии вошли и. о. гендиректора ГЦРТ, главный инженер центра В. А. Орешников и зам. главного инженера ГЦРТ М. М. Калинин? Надо ли объяснять, что эти должностные лица против самих себя никаких бумаг не подпишут?

Очевидцами несчастного случая назначили начальника смены лифтеров Биктимирова, электромонтера Байчева, начальника лифтовой службы Гольцова и инженера этой же службы Рождественского. Все сплошь "независимые" эксперты. И неудивительно, что "нарушений требований Правил безопасности при эксплуатации лифтов и охране труда авторитетной комиссией не выявлено". Ладно бы речь шла о Правилах, никому не известных. Но "десять заповедей" висят у каждого московского лифта. Последний пункт не нуждается в расшифровке: "Запрещается пользоваться лифтом во время пожара в здании и при землетрясении".

Судя по описанию обстоятельств несчастного случая, электромонтер Байчев, контролирующий работу подъемных механизмов на высоте 360 м, еще в 18.00 спустился и сообщил "о недопустимости дальнейшей эксплуатации лифтов". Прошел час, прежде чем одна из кабин с тремя заложниками замерла на отметке 225 м. Но никто из начальников-свидетелей, ответственных за жизнь и здоровье девушек-подчиненных, за этот час не сделал мало-мальского телодвижения, чтобы предотвратить трагедию.

Будет ли суд?

У РОДИТЕЛЕЙ Светланы материальных претензий к администрации башни нет. Они настаивают на объективном и полном расследовании причин гибели своей дочери, чтобы новая комиссия составила акт "О несчастном случае со смертельным исходом". В акте, по мнению родителей, должна быть запись: "Погибла при пожаре, исполняя свои служебные обязанности". И ходят по судам Валерий Алексеевич и Валентина Степановна. Причина их беспокойства - восьмилетняя Анна. Кроме дедушки и бабушки, за ее права некому бороться. А если все будет оформлено по закону, она имеет право на льготы при поступлении в вуз и при получении жилья.

Но добиться элементарной справедливости будет не так-то просто. Гендиректор ГЦРТ В. Н. Мисюлин направил в Останкинский межмуниципальный народный суд "Ходатайство о приостановлении производства по делу о жалобе..." на возглавляемую им администрацию. Суд перенес заседание. Пока на 1 ноября.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно