Примерное время чтения: 4 минуты
533

Останкинская башня: пожар был, виноватых не осталось

КАК стало известно "АиФ", уголовное дело по факту пожара на Останкинской телебашне прекращено и сдано в архив. Причина возгорания по-прежнему неясна, но найдены виновные. Их оказалось трое: один погибший, один усопший и один недееспособный.

Оправданные

КТО не помнит о пожаре в "Останкино" - трагедии, повлекшей за собой человеческие жертвы? Чтобы подобное не повторилось, попытались установить причины "инцидента". Но этим задачи следователей не ограничивались. Если верить постановлению, им предстояло "дать оценку действиям должностных лиц ГЦРТ и УГПС ГУВД г. Москвы в ходе тушения пожара, деятельности Госпожнадзора по обеспечению противопожарной безопасности подконтрольного им объекта - Останкинской телебашни, а также установить причины аварии лифтового оборудования и определить лиц, виновных в смерти троих человек, находившихся в рухнувшем лифте".

Поэтому неудивительно, что первыми заподозрили: гендиректора ГЦРТ В. Мисюлина, главного инженера башни В. Орешникова, инженера антенно-фидерной группы А. Лосева (однофамильца погибшей лифтерши Светланы Лосевой) и руководителя тушения пожара - начальника московского УГПС Л. Коротчика. Самой подходящей для всех оказалась статья 293 ч. 2 УК РФ - за халатность. Но в процессе работы следователям удалось докопаться, что должностные лица все делали правильно. Статью УК решили не менять, а поискать других виноватых.

Виноватые

СОГЛАСНО материалам следствия, неопровержимо доказана вина погибшего в лифте пожарного В. Арсюкова. Он "не только лично проигнорировал запрет начальника службы лифтового хозяйства Гольцова на использование лифтов, но и, будучи должностным лицом, нарушил требования противопожарной безопасности... не принял меры к спасению людей, не воспрепятствовал использованию лифта гражданскими лицами - сотрудниками ГЦРТ Шипилиным А. В. и Лосевой С. В." (погибшими вместе с ним). Как можно за одни и те же действия наградить орденом Мужества и статьей Уголовного кодекса?

Читаем дальше. "Анализ полученных в ходе следствия проектных материалов по строительству, реконструкции и техническому перевооружению радиотелевизионной башни в Останкино позволил сделать вывод", что и главный инженер проекта Б. Злобин халатно относился к своим обязанностям. Ох как дорого могли бы обойтись безответственному проектировщику ошибки и недочеты! Однако Злобин предусмотрительно умер... еще в 1980 г.

На аналогичную "халатную" статью потянули и "действия главного инженера проекта ГСПИ РТВ Гольденберга в период разработки им проектов по техническому перевооружению Останкинской телебашни с 1982 по 1995 г.". Возможно, так оно и было. Но 61-летнему инвалиду 1-й группы застенки не страшны. Во-первых, в связи с истечением срока давности. Во-вторых, он подпадает под амнистию, как все мужчины старше 55 лет, в соответствии с постановлением Госдумы к 55-летию Победы. Кроме того, единственный живой обвиняемый с марта 1999 г., по сообщению главного врача НИИ неврологии РАМН, находится у них в отделении реанимации и интенсивной терапии.

Для ознакомления с постановлением о прекращении уголовного дела старший следователь Генпрокуратуры по особо важным делам Ю. Мартышин уже пригласил потерпевших.

Потерпевшие

ЭТО семьи погибших, в первую очередь дети. Двое взрослых - у полковника Арсюкова. Восьмилетняя Анна - у лифтера Светланы Лосевой. До сих пор каждый из них считал, что родной человек погиб как герой.

Родители Лосевой, которые воспитывают Аню, постановление о прекращении дела ждали. Потому что до окончания следствия были приостановлены слушания по их иску к администрации башни в Останкинском межмуниципальном суде. Родители до сих пор не могут доказать, что их дочь погибла при исполнении служебных обязанностей. Что она не по зову сердца и не по рассеянности оказалась в опасном лифте во время пожара. И не вопреки указанию начальника Гольцова. Это была ее рабочая смена (см. график работы), ее рабочее место, ее обязанность (см. должностную инструкцию и правила эксплуатации лифтов). Кстати, присутствующие на заседании в Останкинском межмуниципальном суде помнят заявление свидетеля, лифтера Надежды Фердман, о том, что девушки работали полную смену и никто не давал команду прекратить подъем лифтами (ту самую, которую якобы проигнорировал Арсюков).

А отец Светланы ходит по судам и следственным комитетам и не может понять: почему смелые мужики - ответственные начальники - не захотели использовать лифт в режиме "управления снаружи"? Только так можно было избежать трагедии, в которой, как оказалось, никто не виноват.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно