Примерное время чтения: 3 минуты
115

Аксенов замахнулся на эпопею

В ОДНОЙ из газет недавно попался на глаза следующий текст объявления: "Прошу помочь в издании первого тома 22-томной эпопеи в стихах "Обращение к потомкам: свидетельство очевидца". Именно это почему-то вспомнилось за чтением нового романа Василия Аксенова "Кесарево свечение".

По прочтении книга оставляет одно, но яркое ощущение - громоздкий дневник впечатлений знаменитого русского писателя и безвестного американского преподавателя Стаса Ваксино (в образе которого легко узнается сам Аксенов) до безобразия затянут. Похоже, автор окончательно осознал себя классиком и свято убежден, что малейшее движение его души и пера интересно читателям. Теперь писатель торопится показать себя, любимого, во всей красе и со всех сторон одновременно. Поделиться несметностью богатств внутреннего мира и продемонстрировать невероятную разносторонность и универсальность своего писательского дара. Проза? Пожалуйста. Стихи? Сколько угодно. Драматургия? Тоже можем. Сделать самого себя персонажем? Легче легкого.

В это великолепие объемом 700 страниц автор уместил еще много чего - и попытку детально изобразить панораму жизни страны, и продолжение незатейливой судьбы героя "Затоваренной бочкотары" Володи Телескопова, и подробные жизнеописания провинциальных политиков и столичных "новых русских" (они, "кесарята", рожденные с помощью хирургического вмешательства революции 1991 года, и дали название роману). Чтобы читатель, не дай бог, не заскучал, место действия постоянно меняется - Москва, Питер, русская и американская провинция, а то и вымышленные Кукушкины острова, где слились воедино черты всех отдаленных территорий страны - от Чечни до Прибалтики.

Роман Аксенова похож на детский конструктор, где можно переставить местами разные части, а что-то и вовсе выбросить, - и от этого мало что изменится. Исчезни половина героев или большинство эссе и авторских отступлений по любому поводу - читатель и не заметит потери. Правда, временами Аксенов-писатель все-таки побеждает Аксенова-эксгибициониста, и тогда можно получить настоящее удовольствие от сочной, образной авторской речи, но моменты эти редки и теряются за нагромождением всего остального. "Кесарево свечение" не для тех, кто привык, что в романе должен быть сюжет. Он - для преданных и по-прежнему многочисленных почитателей неподражаемой и самоценной аксеновской иронии, которая избавилась от внутренней цензуры, но не приобрела взамен хорошего редактора.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно