Примерное время чтения: 5 минут
117

Влюбленная Маргарита

ТЕАТРАЛЬНАЯ Москва имя Нины ШАЦКОЙ помнит по старой Таганке и ее Марине Мнишек, Дуне из "Преступления и наказания", Аркадиной из чеховской "Чайки". А уж как завораживала зрительный зал Шацкая - Маргарита... В том спектакле Мастера играл Леонид Филатов. И театральный роман, сочиненный великим мистиком Булгаковым, обернулся любовью длиною в жизнь.

- Я БЫЛА счастлива выходить на сцену и БЫТЬ, ЖИТЬ жизнью Маргариты. Потрясающее время. Кончался спектакль, приходила домой и еще два-три часа не могла заснуть. Так у многих актеров бывает, потому что продолжаешь проживать то, что только что пережил на сцене. Когда прочитали роман, сказала себе: "Я это буду играть. Это моя роль и больше ничья". А уж когда Любимов решил ставить "Мастера и Маргариту"...

- Но на Маргариту вас не назначили.

- Назначены были Поплавская и Наталья Сайко. Они внешне напоминали Елену Сергеевну Булгакову - маленькие, худенькие. Мы в то время сильно поссорились с Юрием Петровичем. Я его обидела. Иногда, знаете ли, как Толстой (смеется) "не могу молчать!" Все внутри становится как натянутая тетива, и полетела стрелочка... Вот за очередную "стрелочку" мне, видимо, в наказание и досталась только одна фраза в массовке. Но как-то Наташа не пришла на репетицию. Юрий Петрович ко мне: "Шацкая, а вы знаете текст?" Я говорю: "Да". "Да-а? - весьма удивленно. - Ну идите на сцену". Ну я и пошла. Сыграла сцену с Азазелло. А на следующий день вышла на сцену Наташа, а Юрий Петрович из зала: "А где Шацкая?" Она подбежала к нему, что-то говорит, говорит, а он головой качает: "Нет-нет, сегодня будет репетировать Шацкая". И начались репетиции - одна сцена, другая. Но мною Юрий Петрович мало занимался, никакие психологические нюансы не разбирал.

- Значит, вы сами все выстраивали?

- Все роли. Я, когда читаю роман или пьесу, все вижу сразу, как готовый фильм. Очень хотела, чтобы Юрий Петрович работал со мной, разбирал роль, как полагается. Но никогда так не получалось. За тридцать лет ни разу! Такая странная судьба. Назначался первый состав. Второй. Начинались читки. Все читают, я - нет. А потом все происходило, как с "Преступлением и наказанием". Любимов уже полгода репетировал с другой актрисой. Как-то случайно мы встретились в дирекции. Он вдруг спрашивает: "Нина, а почему вы не репетируете?" Я говорю: "Юрий Петрович, я же застольный период не проходила, а через две недели сдача". "А вы можете прямо сейчас выйти на сцену?" Я уже перестала ходить на репетиции, смотреть. Говорю: "Могу сейчас посмотреть из зала, какие там мизансцены". А уже на следующий день мы показали с Володей Высоцким сцену - Свидригайлов и Дуня. Любимову понравилось, и я сыграла премьеру.

- Булгаков - писатель мистический. Тот, кто к нему прикасается, ощущает это на себе.

- Маргарита летала на огромном маятнике, который сначала раскачивали от портала до портала за привязанную снизу веревку, а потом отпускали. И вдруг на одном спектакле каким-то совершенно непонятным образом веревка зацепилась, маятник застыл наверху. Я упала с огромной высоты. Зрители в зале замерли. На какие-то секунды я потеряла сознание. Потом встала, залезла на маятник и доиграла сцену до конца. Счастье, что я так быстро пришла в себя: если бы маятник пошел в обратную сторону, он бы меня распорол.

- Вы на сцене тридцать с лишним лет. Сыграли Маргариту, Марину Мнишек... А почему так мало снимались в кино?

- Меня Бог лишил честолюбия. Это очень плохо для артиста. Я абсолютно нечестолюбива. Приглашают в кино - хорошо. Не приглашают - ну не приглашают. А так, чтобы рвалась, переживала: ах, меня не снимают. Я абсолютно равнодушна. А в кино меня звали все время на женщин-вамп. Клянусь. Парики какие-то черные делали. Смешно, ну какая я вамп? Нутро абсолютно другое. Наверное, внешность подводила: длинные волосы, высокая. Недоступная, как мне иногда говорили. Но такой себя никогда не ощущала. Это совершенно не в моем характере. Наоборот, была очень романтичной. Все время влюблена во все на свете. В жизнь, в солнце, в сосульки. Когда я училась в ГИТИСе, мы с моей приятельницей убегали со всяких диаматов, истматов на бульварчики, сидели со старушками, мечтали. И педагоги, увидев меня первый раз только перед экзаменами, страшно удивлялись: "Вы откуда? Нет, голубушка, до экзамена мы вас не допустим". И гоняли меня по всей программе. Хорошо, что у меня была феноменальная память. А влюбленность? Боюсь, что она до сих пор не закончилась. Я повзрослела очень поздно.

- И все-таки самое главное в жизни это...

- Дом. Дом. Дом. Это моя крепость, где я отдыхаю, где мне хорошо, даже если плохо там, за стенами. Я прихожу домой, все дурное оставляю за порогом, а здесь Кисанька (кошка Анфиса) и Лесенька (Леонид Филатов). И потом как дополнение, которое меня обогащает, конечно, - работа.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно