Примерное время чтения: 5 минут
313

В списках пора поставить точку

"ОН УМЕР". - Хирург военно-полевого госпиталя Ханкалы снял перчатки и в сердцах швырнул их в угол. Из операционной тело младшего лейтенанта Алексея Крупянова на каталке вывезли в коридор, прикрыв простыней. Он был награжден орденом Мужества с трагической припиской в скобках - посмертно...

АЛЕКСЕЙ подорвался на мине в пригороде Грозного. В Чечню попал вместе с двумя десятками бойцов 1-го полка Таманской дивизии, что под Москвой. Ранним утром Крупянов отправился осмотреть участок, откуда ночью доносились подозрительные звуки. Спустился с возвышенности, и, как только ступил на ровную землю, раздался взрыв. Первое, что пришло в голову, когда вернулось сознание: "Меня не возьмешь! Выживу". Три осколка мины пробили правое легкое и застряли, еще несколько вспороли живот, повредив кишечник. В момент взрыва Леша успел перебросить автомат из правой руки в левую и прижать его к груди. Если бы он этого не сделал, осколки, отскочившие от автомата, могли попасть в сердце. Тогда смерть наступила бы мгновенно. А пока она "ждала" его в операционной.

Спустя два часа. Ближайший госпиталь - в Ханкале. Привезли сразу в операционную. Через два часа ожидающей в коридоре медсестре, которая сопровождала лейтенанта, сообщили, что его сердце остановилось. От нее известие о смерти Крупянова поступило в роту, а уже оттуда - в Таманскую дивизию.

...Операционная сестра госпиталя шла по коридору, когда "труп", лежащий на каталке, закашлял. Она отшатнулась: "Ты жив?!" И побежала к доктору. Алексей очнулся, ощущение - словно вынырнул из воды. Было нестерпимо больно. Он не понял сразу, где находится. Потрогал грудь - под повязкой нащупал несколько дырок. Вдруг каталку вместе с ним куда-то повезли. Через несколько минут он вновь оказался на операционном столе. Врачи стали искать по бумагам, какая у Алексея группа крови, тут вдруг раздался его голос: "4-я положительная". Хирург чуть не упал. "Ты знаешь, что час назад должен был скончаться?!" - "Посмотрите на руку, товарищ полковник". - Крупянов чуть пошевелил пальцами и аккуратно сложил из них кукиш. "Все ясно. Жить будет!" - объявил хирург, рассмеявшись.

Спустя 3 дня. Алексея нужно было срочно переправить во Владикавказ, а затем - в ростовский госпиталь. Его и других раненых погрузили на вертолет, но перед полетом Леша услышал разговор летчиков. "Врач предупредил, что Крупянова мы можем не довезти", - рокотал басом один. Другой зашел в салон, склонился над Алексеем: "Выживешь?" - "Так точно". После этого полетели.

...14 дней. Две недели в отделении реанимации ростовского госпиталя в критическом состоянии. Ни грамма еды и воды - организм жил только на глюкозе, которую вводили в вены. Чтобы у Алексея не пересыхали губы, медсестра смачивала их мокрой марлей, намотанной на ложку. После реанимации он долго еще не должен был вставать с постели. Но уже на второй день поднялся. Зажимая живот, доковылял вдоль стенки до весов и ахнул: похудел на 20 килограммов! Глянул на свое отражение в дверном стекле: успела вырасти борода. Медсестра сжалилась: "Давай побрею". Заупрямился: только сам. Так и брились - она держала зеркало, Леша скоблил щеки бритвой.

Семья Алексея пока не знала, что с ним случилось. Он запретил сообщать. Решил, что приедет и все расскажет сам. А до сослуживцев весть, что Крупянов жив, по каким-то причинам так и не дошла. Поэтому, пока Леха боролся со смертью, ребята в Чечне и в Таманской дивизии уже не раз справили по нему поминки. На дивизионной стеле, где нанесены инициалы 34 воинов-таманцев, погибших во время второй чеченской войны, появилась фамилия лейтенанта Крупянова.

...45 дней и далее... Мать Алексея видела тревожные сны, но ей думалось: письма от сына не идут из-за проблем с почтой. Она ведь знала, что он в Чечне. Когда Леша неожиданно появился на пороге дома, посмотрела на него и произнесла: "Слава богу, живой". А через три дня почтальон принес похоронку.

В полку Таманской дивизии, когда его увидели, замахали руками: "Сгинь!" Новость тут же облетела всю дивизию. После шока были бурные эмоции. Потом Алексея повели к стеле. Он медленно приблизился, посмотрел на свою фамилию, последнюю в скорбном списке, и... попросил у парней сигарету. Выйдя из госпиталя, он бросил курить, но тут не смог сдержаться. К сожалению, курит и сейчас, хотя ему запрещено. Врачи разводят руками, не понимая, каким образом при таких ранениях Алексей остался жив. При его состоянии необходим постельный режим. Мало у кого вообще были бы силы ходить, а он служит! Последнее время по ночам его часто мучают боли. Осколки так и торчат в легком. Стоит вопрос о том, удалять его или нет. Ему предстоит долгое лечение в подольском госпитале, для чего придется уволиться из дивизии. Но он все равно желает вернуться на службу. Любит армию, как бы странно это ни звучало сегодня.

А демонтировать стелу, чтобы с нее исчезла его фамилия, Крупянов не разрешил. "Пусть. Раз так вышло, может, теперь на мне и закончится этот список".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно