Примерное время чтения: 5 минут
63

В одном темном, темном переулке...

МОСКВИЧИ привыкли к тому, что они всего боятся. Наши страхи особенные: они вызваны целым комплексом проблем, с которыми приходится сталкиваться в мегаполисе, - социальных, экономических и даже политических. "Страхогенные" ситуации можно перечислять до бесконечности. Специалисты полагают, что современная Москва - очень интересный источник информации для психиатрической науки. "Здесь продуцируются новые разновидности фобий, - подчеркивает академик РАЕН, психотерапевт Евгений Шапошников, - причем зачастую они сочетаются с обреченностью и фатализмом, то есть таким ощущением, будто ничего нельзя сделать, чтобы улучшить ситуацию".

СКАЖЕМ больше: вокруг московских страхов сложилась целая мифология. К примеру, может ли кто-то с абсолютной уверенностью заявить, действительно ли Останкинская телебашня представляет опасность для живущих вокруг нее людей или это миф, явившийся следствием многочисленных газетных публикаций? Так или иначе, но определенный процент горожан действительно боится электромагнитного излучения и ни за что не согласился бы жить в районе телецентра. Впору вводить в психиатрию новый термин - останкинофобия.

Петр I - последняя капля

КОНЕЧНО, можно заподозрить столичных психиатров и психотерапевтов в намеренном разжигании темы фобических расстройств, дабы не иссякал в их клиники поток клиентов, но мы должны подтвердить: письма и звонки в редакцию от наших читателей свидетельствуют о тревожном симптоме. Москвичи действительно БОЯТСЯ. Причем самых разных вещей. Есть страхи типичные и давно известные - открытого или замкнутого пространства, высоты, болезней или того же электромагнитного излучения. (Самый распространенный сюжет: спасите, меня сосед из-за стены генератором облучает. Это уже клинический случай: так называемый бред повреждающего воздействия - признак шизофрении, и он требует медикаментозного лечения.) Но встречаются фобии частного характера. Например, один читатель пожаловался, что он начал бояться... Петра I. Церетелиевский монумент хорошо виден из окна его квартиры, и в какой-то момент этот человек осознал, что именно памятник стал причиной его бессонницы. Грозный царь является несчастному во сне и совершенно лишил его покоя.

"Различают несколько видов фобий, - поясняет Шапошников. - Есть страхи ситуационные, они возникают у психически здоровых людей (боязнь темного, грязного подъезда, интенсивного движения автомобилей); есть страхи, вызванные нервно-психическими заболеваниями (неврозы, шизофрения); и, наконец, наблюдаются фобии личностного характера. У робких, тревожно-мнительных людей даже может развиться... страх жизни. Такие случаи описаны в русской классической литературе - возьмите "Шинель" Гоголя с ее Акакием Акакиевичем. Ваш читатель боится памятника Петру? Неудивительно - вспомните "Медного всадника", где главному герою мерещится, будто памятник скачет за ним по пятам. Если человек взвинчен, подвержен панике, то длительное созерцание монументальной скульптуры может стать последней каплей для его нервной системы".

Лучше сидеть дома?

КАКИЕ же страхи более других присущи москвичам? Самым распространенным остается страх открытого или замкнутого пространства. По разным данным, от 2 до 6% людей боятся спускаться в метро и вообще ездить общественным транспортом. Сюда же можно отнести и тех, кто просто опасается выйти на улицу. Причинами фобий выступают неблагоприятная криминогенная, экологическая, социально-экономическая обстановка. Когда в центре города преспокойно убивают губернаторов, покушаются на высокопоставленных чиновников мэрии, что остается обывателю? Страх - естественная приспособительная реакция на потенциальную опасность, которая поджидает нас на каждом шагу, будь то скользкие ступеньки в подземном переходе или сосульки, висящие на крышах зданий.

"В последнее время участились случаи боязни быть ограбленным, похищенным где-нибудь в лесопарке, - продолжает доктор медицинских наук Евгений Шапошников. - В первую очередь в таких страхах признаются женщины. Мужчины - в силу воспитания, сложившихся стереотипов - стесняются говорить о своих фобиях. В результате многие из них пытаются заглушить проблему с помощью алкоголя".

По наблюдениям психотерапевтов, скоро можно будет говорить о новой форме социальных страхов - реформофобии. Им подвержены наименее защищенные слои населения - пенсионеры, инвалиды...

Разумеется, на психике москвичей не могли не отразиться трагические события прошлогоднего октября. Тревоги и переживания, связанные с захватом заложников "Норд-Оста", до сих пор дают о себе знать. "Выявляются так называемые вторичные жертвы. Эти люди не были непосредственно задействованы в событиях на Дубровке, но из-за повышенной мнительности, тревожности они стали бояться походов в театр, кино... В принципе страх может развиться из чего угодно, ведь до 5% населения страдают различными расстройствами невротического уровня", - утверждает замдиректора ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского Зураб Кекелидзе. С другой стороны, москвичи, как и остальные россияне, достаточно "пофигистичны", а значит, театрофобия вряд ли примет в Первопрестольной угрожающий размах.

В рейтинге страхов столичных жителей также фигурируют боязнь инфляции, потери работы и радиоактивного заражения. По данным МосНПО "Радон", 2/3 москвичей считают, что в городе существует опасность радиационной угрозы. А 24% оценивают эту угрозу как "крайне высокую". Похоже, тревожная экологическая ситуация в мегаполисе способна продуцировать новые виды фобий. Евгений Шапошников дает свой прогноз: "Если этим летом в Подмосковье возобновятся торфяные пожары и столица вновь будет задыхаться в дыму, не исключено, что на приеме у специалистов появятся пациенты, жалующиеся на смогофобию. То есть процент людей, боящихся выходить на улицу, резко возрастет".

В большом городе жить опасно - это известная истина. Но не опасно ли постоянно думать об этом? Этак можно схлопотать еще какой-нибудь страх, покруче и посерьезней всех перечисленных, - мегаполисофобию. Кто знает, вдруг это и есть самая страшная болезнь будущего?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно